История / Власть

17-й год: Николай II до последнего называл недовольство народа «вздором»

Катализатором Февральской революции стали «социальные сети» того времени — слухи

  
10823
Дореволюционная Россия. Очередь за молоком.
Дореволюционная Россия. Очередь за молоком. (Фото: ТАСС/Архив)

Ощущения, что в России грядут перемены, витали во всех слоях общества. Политическая элита обсуждала возможности дворцового переворота, передачи власти регенту с последующим существенным ограничением монархии. Но никто не представлял, что случится так, как случилось.

Наиболее точно, на мой взгляд, произошедшее сформулировал лидер кадетов Павел Милюков: «Можно судить различно, был ли это эпилог к тому, что произошло, или пролог к тому, что должно было начаться… В результате случилось что-то…, чего… не ожидал никто: нечто неопределенное и бесформенное, что, однако…, получило немедленно название начала великой русской революции».

«Утром принял Танеева, Феодосьева, английского адмирала Джерама и японского мор[ского] агента Сузуки. Погулял с Марией, пока другие ездили на лыжах, держась веревкой за сани. Дул шторм, но было тепло. В 6.45 поехали ко всенощной. Вечером занимался и затем читал вслух», — пишет 1 февраля* последний русский император. Как всегда, сухо и без эмоций. Ничего не меняется в распорядке жизни императорской семьи. «Принял», «погулял», «читал вслух».

Читайте также

«Среда Пестрой недели. Погода вьюжная. Сегодня ходил в город. Хотел записаться в члены потребительской лавки, но нет табаку», — рассказывает в тот же день уже известный крестьянин Замараев.

Про «табак насущный» пишет и будущий вождь мирового пролетариата из Швейцарии сестре: «Дорогая Маняша! Сегодня я получил через Азовско-Донской Банк 808 frs… Напиши, пожалуйста, какие это деньги, от издателя ли и от которого и за что именно и мне ли… я не могу понять, откуда так много денег; а Надя шутит: „пенсию“ стал-де ты получать. Ха-ха! Шутка весёлая, а то дороговизна совсем отчаянная, а работоспособность из-за больных нервов отчаянно плохая».

Еще три недели до революции. Жизнь продолжается. Вот что пишут газеты.

Общебурятский съезд

Чита, 4.02. Общебурятский съезд в Верхнеудинске сделал крупное пожертвование на нужды войны. Съезд признал необходимым создание бурятской учительской семинарии в Верхнеудинске. На эту семинарию, а также на открытие университета в Иркутске с кафедрой монголоведения собрано уже до 150.000 рублей.

Военная подготовка школьников

Нижний-Новгород, 3.02. Директор народных училищ Нижегородской губернии сообщил всем инспекторам народных училищ, что военное ведомство признает необходимым ознакомить детей школьного возраста с устройством русской солдатской винтовки. В распоряжение начальников училищ будут высылаться винтовки с деревянными или железными штыками.

Туфельный кризис

Балетные артистки сейчас ощущают туфельный кризис. До сих пор балетные туфли с твердыми носками получали исключительно из Милана. Недавно одна из них выписала из Милана партию туфель на 800 рублей. Но они погибли вместе с пароходом, который был потоплен германской подводной лодкой.

Наверное, балерина сильно переживала из-за потери. 800 рублей по тем временам огромные деньги. На эти деньги можно было закупить много хлеба. Деньги еще есть, а хлеба уже нет. Продовольственный кризис накрывает страну.

Из доклада охранного отделения. 5 февраля. «С каждым днем продовольственный вопрос становится острее, заставляет обывателя ругать всех лиц, так или иначе имеющих касательство к продовольствию, самыми нецензурными выражениями. Никогда еще не было столько ругани, драм и скандалов, как в настоящее время… Если население еще не устраивает голодные бунты, то это еще не означает, что оно их не устроит в самом ближайшем будущем. Озлобление растет, и конца его росту не видать».

Москва. Очередь у продовольственной лавки (Фото: ТАСС/Архив)

Во времена подобных кризисов рецепт у власти всегда один: низкие цены и административный контроль за товарами от момента производства до момента продажи, запрет на перемещение товаров.

«Как только были объявлены низкие постоянные цены, подвоз хлеба прекратился. Крестьяне, явившиеся с нагруженными возами, заворачивали оглобли и с ругательствами уезжали с базара».

«Желающие провезти (из Сибири в Москву или Петроград) пять фунтов масла прячут его в подушки, в чемоданы с бельём, как драгоценность. У пассажиров ощупывают и прокалывают корзины и тюки».

Повсеместно вводятся продовольственные карточки.

Хроника газетных новостей

Полтава, 14.02. По распоряжению уполномоченного по продовольствию населения, в Полтаве введены карточки на пшеничную муку. Печеный хлеб продается пока без карточек.

Ростов-на-Дону, 14.02. Введены карточки на муку. На душу в месяц отпускается 5 фунтов пшеничной и 5 фунтов ржаной.

Томск, 14.02. Новониколаевская городская дума постановила ввести карточную систему на дешевые сорта мануфактуры, главным образом на ситец. Каждому будет отпускаться бумажных и льняных тканей на сумму 5 рублей в месяц.

Не являясь современниками тех событий, мы хорошо знаем, что следует за административными мерами (подобное проходили в течение более 70 лет). Дефицит и «черный рынок». На «черном рынке» можно было купить все, но только в 5−6 раз дороже.

Предпринимаемые меры или неэффективны, или принимаются с большим запозданием. О том, что если не предпринять кардинальных и срочных мер революция неминуема, понимает вся политическая элита того времени. Все, кроме царя.

22 февраля он уезжает из Петрограда в Ставку. На все тревожные телеграммы из Питера он или не отвечал, или называл их «вздором».

23 февраля (международный женский день) начались массовые протесты, в которых участвовали женщины. Вспоминает Павел Милюков: «23 февраля, когда из-за недостатка хлеба забастовало до 87 000 рабочих в 50 предприятиях… 24 февраля бастовали уже 197 000 рабочих. … Вечером 25 февраля царь телеграфировал Хабалову (командующий войсками в Петрограде): «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Германией и Австрией!»

25 февраля, после царского приказа, решено стрелять, и 26 февраля войска местами уже стреляли. Но одна рота запасного батальона Павловского полка уже требовала прекращения стрельбы и сама стреляла в конную полицию.

27 февраля отдельные части побратались с рабочими. Хабалов растерялся. Город был объявлен на осадном положении. К вечеру оставшиеся «верными» воинские части составляли уже ничтожное меньшинство, и их приходилось сосредоточивать около правительственных учреждений: Адмиралтейства, Зимнего дворца, Петропавловской крепости".

Революция победила.

Мало, кто предполагал, что требование хлеба приведет к революции. Парадокс заключается в том, что важной составляющей частью социального протеста, который в итоге привел к низложению Николая Романова, были слухи. «Социальные сети» того времени — бесконечные очереди. Продовольствия в Петрограде хватало, но власти не смогли учесть фактор слухов. На их фоне обыватель стал покупать продовольствие про «запас». Нередко в Питере можно было наблюдать такую картину. Человек, купивший хлеба в одной лавке, тут же занимать очередь в другом месте.

«Значение слухов в данный период велико еще и потому, что обыватель не только черпал из них информацию, зачастую являвшуюся руководством к действию, но и само по себе распространение данного феномена приводило к определенного рода психологическим изменениям. Разносясь толпой, слух являлся в то же время проводником различных форм коллективного сознательного и бессознательного, заражающих и подчиняющих себе индивида», — очень точно замечает российский историк Аксенов.

Следствием этого «коллективного бессознательного» стали массовые погромы и разграбление продовольственных лавок (в первую очередь винные и хлебные), квартир, государственных учреждений.

«Уголовные, освобожденные вчера из тюрем, вместе с политическими, перемешавшись с черной сотней, стоят во главе громил, грабят, поджигают…», — вспоминал очевидец тех событий.

Эти процессы начали принимать необратимый характер, что заставило Александра Керенского обратиться к жителям Петрограда: «Что мы такое: свободные граждане или взбунтовавшиеся рабы?»

Граждане или рабы? Тем не менее, де-факто российское самодержавие прекратило свое существование. Осталось оформить только де-юре.

Читайте также

Председатель Государственной Думы Родзянко 27 февраля отправляет императору телеграмму о необходимости предпринять активные действия: «Положение серьезное. В столице анархия. Правительство парализовано. Транспорт пришел в полное расстройство. Растет общественное недовольство. На улицах идет беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить нельзя…»

«28-го февраля. Понедельник. Начали говеть в походной церкви. Ерни и его жена поехали в город. Завтракал д. Алексей. Затем у меня происходило военное совещание по вопросу о Куропаткине. Приняли участие: д. Алексей, Николаша, Драгомиров, гр. Воронцов, Фредерикс, Гессе, Сухомлинов, Рооп и Комаров. Погулял, таяло», — пишет в последний месяц февраля последний российский император.

«Погулял, таяло». Пришло время марта.


* Все даты приводятся по старому стилю.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня