Общество
30 декабря 2014 12:48

Немцы хотят, чтобы их услышали

Граждане Германии требуют у правительства отказаться от санкций против России и обратить внимание на исламских радикалов

7269
Немцы хотят, чтобы их услышали

Вечером 22 декабря в Дрездене прошла уже десятая демонстрация сторонников движения «Патриотичные европейцы против исламизации Запада» (Patriotische Europäer gegen die Islamisierung des Abendlandes", немецкий акроним Pegida). В ней участвовали более 17 тысяч человек. Свои шествия сторонники движения проводят по понедельникам — как это было в 1989 году, перед исчезновением с политической карты мира Германской Демократической Республики. Как и тогда, лозунгом демонстрантов стал слоган «Wir sind das Volk!» («Мы — народ»). На сей раз люди выступают за ограничение процессов, укрепляющих позиции радикального исламизма,

Из недавней истории: 4 сентября 1989 года, после проповеди двух пасторов лютеранской церкви Св. Николауса в Лейпциге, 1200 жителей этого крупнейшего города Саксонии провели шествие с требованиями гражданских свобод и открытия границ ГДР. Девизом демонстрантов был лозунг «Wir sind das Volk!». Через месяц, тоже в понедельник, на главную площадь Лейпцига вышли уже 70 000 человек. Ещё через неделю — 120 000, а в четвёртый раз демонстрантов было 320 000. Одновременно манифестации проходили и в других городах Восточной Германии. Так в последние месяцы существования ГДР зародилась традиция «понедельничных демонстраций».

Сегодня традиция 25-летней давности получила новый импульс. Только теперь инициатором проведения маршей стал не Лейпциг, а столица Саксонии Дрезден.

Первая демонстрация состоялась вечером понедельника, 20 октября. Под девизом «Патриотичные европейцы против исламизации Запада» через центр города прошла колонна из примерно 500 человек. Они тоже несли лозунги «Wir sind das Volk!», а также флаги Федеративной Республики и плакаты с текстом «Нас не хватает нашей стране!» и «Нет религиозным войнам на немецкой земле!». Но, в отличие от демонстрантов времён ГДР, люди шли абсолютно молча, размахивая над головами руками с зажатыми в них мобильными телефонами с включённой подсветкой.

Как сразу же объявили немецкие СМИ, «большинство демонстрантов — это молодые мужчины; людей среднего возраста и пожилых, а также женщин в их рядах мало (ложь: как в первой демонстрации, так и во всех последующих — а они продолжаются по сей день! —  в колоннах множество пожилых, людей среднего возраста и молодых семей с детьми), на многих была одежда чёрного цвета, которую носят ультраправые (а кто в октябрьский вечер выйдет на улицу в летних тонах?). И так же, как и во время маршей ультраправых, в колонне поддерживалась строгая дисциплина: никакого алкоголя (уже и это плохо?), никаких выкриков, никаких интервью журналистам» (категорический отказ демонстрантов отвечать на вопросы прессы, которую они в своих лозунгах называют «лживой», — больше всего раздражает СМИ). И на этих основаниях делался «безошибочный» вывод: «Дух и характер этих маршей имеют много общего с демонстрациями НДПГ и движения „HoGeSa“ („Hooligans gegen Salafisten“, — „Хулиганы против салафитов“, — радикальных исламистов, которых в Германии уже тысячи), хотя прямых связей с ними не наблюдается».

(Для справки: движение HoGeSa объединило группировки неонацистов и агрессивных футбольных фанатов. Их 5-тысячный марш в октябре в Кёльне — что важно — официально разрешённый властями и к которому полиция оказалась совершенно не готовой, — вылился в массовые беспорядки, повлекшие увечья разной степени тяжести у 49 стражей порядка.)

Во второй демонстрации Pegida, состоявшейся 27 октября, приняли участие свыше 1 000 дрезденцев и жителей региона. В шестой раз на улицы города вышли 5 500 человек, в седьмой — свыше 7 тысяч (все данные по оценкам полиции).

Каждая демонстрация Pegida завершается митингом. «Мы против исламизации Запада. Мы против злоупотребления предоставлением убежища. Мы за нулевую толерантность со стороны полиции к радикальным религиозным группам. Мы за сохранение и защиту нашей немецкой идентичности», — разносится над площадью усиленные динамиками призывы ораторов.

Лозунги демонстрантов Pegida вызвали «непонимание» властей: «Но в Дрездене проживает совсем немного мусульман», — из раза в раз твердил глава МВД Саксонии Маркус Ульбиг. А СМИ клеймили участников движения ярлыками «националисты», «правые», «неонацисты», «расисты» и «ксенофобы». В руководстве же страны расценили лозунги Pegida как антиисламские: «В Германии нет места для травли верующих, для исламофобии и ксенофобии», — объявила заместитель официального представителя Федерального правительства Кристиана Виртц.

А тем временем почин Pegida подхватили по всей Германии: в Лейпциге уже действует Legida, в Касселе — Kagida, в Брауншвайге — Bragida, в Баварии — Bagida, в Северном Рейне-Вестфалии — Pegida NRW и дюссельдорфская Dügida. Инициативные группы созданы в городах Рейнланд-Пфальца, Баден-Вюртемберга, в регионах побережья Северного и Балтийского морей, в Берлине и др. Все они тоже проводят свои «понедельничные демонстрации».

Ведущие политики Германии продолжают называть лозунги Pegida экстремистскими, а их демонстрации — антиисламскими и ксенофобскими. Как сообщил журнал Spiegel, «канцлер возобновила свою критику движения Pegida. «В Германии нет места для подстрекательства против людей из других стран. Демонстранты Pegida не должны давать себя использовать в качестве инструмента. В Германии есть право на свободу демонстраций. Но в Германии нет места для травли и клеветы».

«Позорным действом» назвал министр юстиции ФРГ Хайко Маас состоявшуюся 15 декабря в Дрездене очередную демонстрацию Pegida, собравшую около 10 тысяч человек. И это при том, что впереди колонны несли огромный плакат с изображением фигуры человека, выбрасывающего в урну изображения свастики. А ведь за несколько дней до этого шествия лидеры Pegida обнародовали «Позиционный список» (Positionspapier) из 19 пунктов с изложением, ЗА что и ПРОТИВ чего движение выступает. Вот лишь главные из них:

«Pegida ЗА приём соискателей убежища из зон военных действий или тех, кто подвержен политическому и религиозному преследованию. Это наш человеческий долг! Pegida ЗА включение в Основной закон ФРГ списка прав и обязанностей иммигрантов по интеграции в общество. Pegida ЗА политику нулевой толерантности к соискателям убежища и мигрантам, совершившим преступления в Германии. Pegida ЗА поддержку и защиту нашей иудео-христианской западной культуры. Но Pegida ПРОТИВ создания параллельных обществ и таких параллельных правовых систем в нашей среде, как шариатская полиция, шариатские суды и т. д. Pegida ПРОТИВ религиозного радикализма, независимо от его мотивации, Pegida ПРОТИВ проповедников ненависти, независимо от их религиозной принадлежности».

Нет исламофобских или ксенофобских заявлений и в других пунктах «Позиционного списка». Но несмотря на очевидное, СМИ продолжают клеймить движение ярлыками «неонацисты» и «ультраправые», ставя его участников на одну доску со сбродом из HoGeSa. И в то же время те же СМИ признают, что в демонстрациях Pegida участвует множество простых граждан, которых уж никак не отнести ультраправым.

В своём выступлении на Конференции глава МВД Северного Рейна-Вестфалии Ральф Йегер назвал демонстрантов Pegida «неонацистами» с «тупыми лозунгами», на что возразил видимо, чуть разобравшийся в ситуации его коллега из Саксонии Маркус Ульбиг: «Недопустимо отождествлять большинство протестующих с правыми экстремистами. Государство должно значительно сильнее информировать население о своей политике в области предоставления убежища», — сказал он. Мнение Ульбига поддержал министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер: «Среди тех, кто участвует в демонстрациях довольно много тех, кто выражает свою озабоченность проблемами нашего времени», — заявил федеральный министр. А глава МВД Баварии Йоахим Херрман призвал федеральные и земельные власти «срочно выработать стратегию, учитывающую опасения населения».

В 2014 году тема иммиграции стала в немецком обществе одной из самых острых. Это вызвано резким увеличением числа беженцев — в особенности из Сирии и Ирака и других стран, охваченных боевыми действиями (по данным Федерального ведомства по статистике, заявлений о предоставлении убежища в период с января по ноябрь принято 180 тысяч), а также активизацией деятельности салафитов. Pegida не возражает против приёма беженцев. Движение называет существующие меры по их расселению недостаточными, выступая за более децентрализованное распределение средств и расселение иммигрантов в странах Евросоюза. Кроме того, Pegida выступает против ограничений на свободу слова, введённых «из-за гендерной проблематики и политкорректности».

22 декабря на уже десятую демонстрацию в Дрездене вышли свыше 17 тысяч человек. Да, властями была обеспечена контрдемонстрация, в которой участвовали около 5 тысяч. И в интернет была вброшена петиция «За пёструю Германию. За миллион подписей против Pegida». Об этой инициативе немедленно сообщили все ведущие СМИ страны, объявив, что за первые двое суток её подписали около 30 тысяч интернет-пользователей.

Для сравнения: без всякой господдержки и освещения в прессе декабрьскую же интернет-петицию с призывом подписать её всем, кто «согласен с тем, что, вместо ужесточения антироссийских санкций и политики изоляции России, г-же Меркель, г-ну Гауку (президенту ФРГ), Бундестагу и немецким СМИ следует стремиться к диалогу и обеспечить более объективное освещение текущих событий в средствах массовой информации» подписали — причём с указанием своего адреса и фамилии, — за такие двое суток 19 000 человек.

Рост в стране протестных настроений против иммиграционной политики канцлера всерьёз озаботил её же сподвижников. «Внутриполитический курс Ангелы Меркель среди прочих причин повлиял на рост правых настроений в Германии, — заявил 28 декабря в интервью журналу Spiegel экс-министр внутренних дел, а ныне зампредседателя фракции ХДС/ХСС в Бундестаге Ханс-Петер Фридрих. — Партия AfD (Альтернатива для Германии), движение Pegida и другие похожие формы протеста являются новой внепарламентской оппозицией, которая на этот раз имеет не левые, а правые взгляды. Такая оппозиция появляется в тех случаях, когда значительная часть общества чувствует, что их интересы больше не представляют правящие на федеральном уровне партии. Но партия Меркель — CDU (Христианско-демократический союз), этого явно не понимает».

Фото: EPA/ ТАСС

Последние новости
Цитаты
Владимир Зайнетдинов

Пресс-секретарь Секретариата ОДКБ

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Диана Степанова

К.Э..Н., доцент кафедры финансов и цен ФГБОУ ВО "РЭУ им. Г.В. Плеханова"

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня