Общество

Загадочная логика государства

Олег Кашин о новом обвиняемом по Болотному делу

  
6399
Загадочная логика государства

Новый обвиняемый по Болотному делу.

Ошибки в дате нет, новость свежая, конец февраля 2015 года. Наше время — народные республики, минские соглашения, антимайданы, антисанкции, je suis Кобзон и если дальше перечислять в обратном порядке — Крым, Олимпиада, и так далее. Нужно очень надолго отмотать в прошлое пленку, чтобы словосочетание «Болотное дело» зазвучало так же, как два или полтора года назад. Когда в конце позапрошлого года большую часть (но не всех!) «болотных» амнистировали, выглядело это так, что дела больше нет, инцидент исчерпан, и многие из тех, кто в 2012−13 годах беспокоился по поводу Болотного дела, стоял в пикетах, собирал деньги или подписи, да даже просто переживал — почти все они, или почти все мы, так точнее, о Болотном деле очень быстро и прочно забыли. Забывать было нельзя, забывать будет нельзя, даже когда освободят последнего осужденного по этому делу (кто это будет, Гаскаров?), но все живые люди; была амнистия, за ней Олимпиада, за ней Крым, за Крымом война на Украине — Болотное дело на таком фоне не могло не уползти куда-то за край общественного внимания.

А в высотке в Техническом переулке не забыли. У этой высотки, наверное, всему обществу стоит поучиться — в ней действительно ничего никому не забывают и ничего никому не прощают. До рассвета не гаснут окна в этой высотке, а утром оказывается, что в Болотном деле есть новый обвиняемый — Иван Непомнящих. Спустя почти три года после того митинга.

Наверное, у Следственного комитета есть какая-то своя логика, давайте ее поищем. Может быть, следователям удалось найти тайного вдохновителя всего майского побоища на Болотной? Нет, Непомнящих — просто один из тысяч участников митинга, не активист, не шпион, не лидер, просто человек. Может быть, он совершил на Болотной что-то настолько ужасное, что должен быть наказан за это и спустя три года, и спустя сколько угодно лет? Нет, даже по официальной версии он только ударил зонтом полицейских Колпакова и Гаврилова; здесь можно посмеяться над Колпаковым и Гавриловым, запомнившими этот зонт и это лицо на долгих три года (вероятно, в жизни московских полицейских больше ничего интересного не происходит) и сумевшими опознать Непомнящих спустя три года, но давайте без шуток — в переводе на человеческий язык формулировка про зонтик значит, что у следствия нет ничего существенного против Ивана Непомнящих, и что он не делал ничего, за что его стоило бы разыскивать и ловить спустя три года.

Хорошо, мы знаем, что Болотное дело — политическое. Может быть, в нем есть какая-то политическая логика? Может быть, из Ивана Непомнящего хотят сделать, как уже бывало, образцовое пугало для обывателей — мол, посмотрите на него, это образцовый креакл, экстремист, безбожник и враг традиционных семейных ценностей? Но нет, Непомнящих — не креакл и не безбожник, а нормальный человек труда, инженер-конструктор в авиационном НПО «Родина», то есть если и герой пропаганды, то сугубо положительный, и с политической точки зрения его привлечение по Болотному делу несет государству вред — государство само зачем-то показывает, что против Путина митингуют не только геи и иностранные агенты, но и положительные инженеры из оборонных конструкторских бюро, соль земли.

Может быть, политическая интрига появления нового обвиняемого в Болотном деле связана с желанием государства запугать нелояльных граждан, продемонстрировав им на примере конструктора из Сергиева Посада, что от ответа не уйдет никто? Но пугать Болотным делом в 2015 году — это слишком старомодно и глупо, сейчас, как известно, гораздо эффективнее и доходчивее тема государственной измены, особенно в украинском контексте. Болотное дело на фоне украинской войны не пугает, оно только вызывает недоумение — эй, ну вы чего, маньяки, ну сколько можно-то?

Можно еще долго перебирать варианты и версии по поводу того, зачем сейчас, в феврале 2015 года государству потребовалась реанимация Болотного дела и предъявление новых, заведомо протухших обвинений по нему. Я не могу найти рационального объяснения появлению нового обвиняемого, и очень велик соблазн предположить, что никакой логики здесь просто нет, и мы просто имеем дело с административным безумием плохо управляемой государственной машины. Но это, я уверен, не так. Если машина не дает сбоев столько лет, то все у нее в порядке и с управлением, и с мотивациями, и с логикой. И если эта логика не видна простому гражданину, то в наших условиях это только его, гражданина, проблема, а у Следственного комитета никаких проблем нет, он действует по своей комитетской логике, рубит лес, пожинает щепки. Просто когда государство до такой, как у нас, степени не зависит от граждан, у государства всегда будет какая-то своя собственная логика.

А гражданину будет, в свою очередь, казаться, что они просто сошли с ума. И если последнее слово будет за гражданином, он не пощадит такое государство и, в общем, будет прав.

Фото: Сергей Карпов/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Исаев

Директор Института актуальной экономики

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Роман Блинов

Руководитель аналитического департамента Международного финансового центра (Москва)

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня