Общество
7 апреля 2015 16:48

Стремление к коллективному идеалу

Владимир Бондаренко: откуда взялась народная монархия?

1513

Почти все ведущие СМИ заявили как о сенсации о недавних высказываниях Заместителя Главы Всемирного Русского Народного собора, Руководителя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества, известного православного философа протоиерея Всеволода Чаплина о создании в России новой политической системы, якобы объединяющей элементы монархии и социализма в нечто единое. Сразу же начались ожесточенные дискуссии, либеральные крики о политических химерах, о недопустимом сращивании церкви и государства. Да полноте, господа.

Успокойтесь. Ничего нового уважаемый священник не сказал. Да и спорить, собственно, не с чем. На Дискуссионном клубе Всемирного Русского Народного Собора «Русская цивилизация — характеристики», посвященном 1000-летию преставления св. равноапостольного князя Владимира — Крестителя Руси, протоиерей Всеволод Чаплин заговорил о том, что «Державность, справедливость и солидарность — это три ценности, на основе которых нам нужно строить систему, которая бы объединила монархию и социализм». Вспомнил о народной монархии…

А я грешным делом вспомнил об эмиграционной русской газетке «Наша страна», выходящей в далекой Аргентине, с которой я тесно сотрудничал в восьмидесятые годы. Любопытная была газетка, не знаю, выходит ли она до сих пор. Основал ее легендарный человек, бунтарь, философ, русский подвижник Иван Лукьянович Солоневич, выведенный одним из героев прилепинского романа «Обитель». Многие помнят его скорее как борца с советской властью, организатора загадочных побегов с советских лагерей, автора еще задолго до солженицынского «Архипелага ГУЛАГ» выпущенной в эмиграции книги «Россия в концлагере». Но главным трудом гонимого всеми и в России, и в эмиграции бунтаря и фантазера была его книга «Народная монархия». Ибо не с советской властью боролся в России Иван Лукьянович, и не с белогвардейцами отчаянно спорил он в эмиграции, а старался выработать наиболее приемлемое для русского народа политическое движение.

Когда говорят о нем как идеологе русского монархизма, его идеи огрубляют. Во-первых, он писал свою книгу «Только для России», ибо, не отрицая любые другие цивилизации, он всегда видел самостоятельность русской цивилизации, которую вечно хотели одеть в чужие одежды. Во-вторых, он не отрицал и опыт социализма, коллективного общего. Он писал: «Народно-Монархическое движение исходит из той аксиомы, что Россия имеет свои пути, выработала свои методы, идет к своим целям и что поэтому никакие политические заимствования извне ни к чему, кроме катастрофы, привести не могут». Солоневич убежден, что великий народ, а такая гигантская историческая общность, как Россия, в особенности, имеет свои, никем неповторимые в истории мира пути. Он пишет: «Было бы откровенно глупо убеждать цыган в преимуществе „функциональной собственности“ и евреев в желательности стройки Европейской империи. Однако почему-то не считается откровенной глупостью попытка навязать России политические порядки, выросшие из западноевропейского феодализма. Почему, в самом деле, мы должны копировать французов, а не цыган. Или немцев, а не Израиль. Или Великобританию, а не Бечуанлэнд». При этом Солоневич возник не из пустоты, он развивает концепции своих великих предшественников Льва Тихомирова и Ивана Ильина.

Разве не то же самое говорит сегодня отец Всеволод Чаплин, когда пишет о социальном государстве, которое «ориентированное не просто на нужды простого человека, но на его мнение, соборный голос, коллективный разум».

Надо быть слепым, чтобы не видеть: у русских людей всегда были сильные стремления к соборности, к коллективному социалистическому справедливому идеалу и одновременно к сильной власти, к монархическому началу. Это, кстати, проявлялось по разному и в правление Ивана Грозного, и в правление Петра Великого, цари тянулись к народу, а народ тянулся к царям, сбрасывая с себя мешавших им бояр. Этакий царский социализм. «Россия без Государя есть смердящий обезглавленный труп», — сказал в свое время св. прав. Иоанн Кронштадтский. Но разве не был таким Государем Иосиф Сталин?

И наоборот, в период правления Иосифа Сталина заметно было единое державное монархическое начало. Отрицать это просто нелепо.

В каком то смысле не есть ли это повторение знаменитой уваровской триады «Самодержавие, Православие, народность»? Но и Уваров взял это не из головы. Христианская вера не противоречит ни основам социализма, что доказывают и сильные европейские христиано-социалистические партии, в той же Германии, ни основам монархии. Но противоречит ли монархия основам социализма? Опять посмотрим на реальный опыт социалистических стран. Разве в Северной Корее нет наследственной династии Кимов, сменяющих чисто по-монархически друг друга у власти? Разве на Кубе идет по-другому, и мы не видим брата, заменяющего брата? Скрещивание монархии и социализма не сегодня началось, и не завтра закончится.

Я не хочу привязывать нынешние высказывания отца Всеволода Чаплина к конкретным политическим лидерам, будущее покажет. Ничто не вечно, ничто не ново под луной. «Противопоставление народа и власти — это навязанная нам, чуждая для нас идея. Но это единство народа и власти немыслимо без веры, именно поэтому ценность веры является центральной», — добавил о. Всеволод Чаплин. И опять все правильно. Испокон веку правители прорывались к простому народу, а народ прорывался к своим правителям, минуя свору чиновников и интеллигентов. А когда надо, обращались за помощью к опричникам.

Понятно, что это стремление чуждо и даже омерзительно нашим либералам. Но сторонники сильной централизованной власти и сторонники социального общества неизбежно будут тянуться друг к другу. Не думаю, что это приведет или к конкретному монархическому самодержавию в ближайшее время, или же к конкретному новому русскому социализму. Не надо бояться слов. Речь идет о естественном отборе элементов, необходимых для совершенствования нашего государства. В данном случае — элементов монархии и социализма. Прав отец Всеволод Чаплин, когда говорит: «И в этом контексте мы должны отстаивать наше право на то, чтобы иметь сильную центральную власть и иметь социальное государство, ориентированное не просто на нужды простого человека, но на его мнение, соборный голос, коллективный разум».

Не о чем даже спорить. Нет смысла искать у отца Всеволода Чаплина старые высказывания против большевиков и даже призывы к их уничтожению. Как и Иван Солоневич, отец Всеволод не с идеями спорил, а с конкретными их исполнителями.

Поражают меня и наши журналисты, ищущие сенсации там, где их нет. Будто подобное мнение священник впервые высказал на прошлой неделе. Это было им говорено уже тысячу раз. Еще в 2004 году он говорил об общих элементах в коммунизме и монархизме, предлагал «совершить молитву» над телом Ленина.

Не случайно еще полгода назад вспомнил о монархии и чувственный к народным и державным веяниям Владимир Жириновский. «Демократия нас погубит. Пока у нас будет демократия, мы будем ползти. Чтобы не ползти, а шагать, нужно отойти от демократии и перейти к имперской форме управления страной». Неужто с отцом Всеволодом успел потолковать? Да и один ли наш протоиерей среди священников придерживается подобного образа мыслей? Вот высказывания другого протоиерея: Андрей Спиридонова, клирика храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве: «В каком-то смысле Россия и так идет по этому пути, потому что единственная жизнеспособная у нас форма правления — именно монархическая… Россия всерьез и надолго от монархической формы правления никогда не уходила. Большевики после февральской революции тоже вернулись к единовластию, генсеки были как монархи — почти несменяемые при жизни. Да и Владимир Путин у власти уже сколько лет? Народ сегодня голосует за него, выбирая длительную стабильность, как при монархии. И власть вновь избранного президента можно назвать в каком-то смысле конституционной монархией. Просто фасад демократический, идеологическое оформление другое, а сама форма правления не сильно отличается от монархии. Кстати, монархов тоже в свое время, бывало, выбирали: когда линия Рюриковичей пресеклась, то Земским собором выбрали Михаила Федоровича Романова».

Разве это не так? Приведу уже давнее высказывание того же отца Всеволода Чаплина: «Сегодня, когда Россия сегодня ищет возможные пути развития для себя и мира, ей не надо отвергать никаких сценариев, будь то выборная или наследственная монархия, конвергенция капитализма и социализма, парламентская республика или усиление президентской власти. Нужно прислушиваться к способностям народа, выработать правила игры, по которым он может выигрывать, избегая тех правил, по которым он всегда проиграет… Монархия — наиболее подходящая для России форма правления. Но стоит понимать, что народ должен быть готов к такой перемене духовно, иначе восстановление монархии может оказаться карикатурным и драматичным».

Иерей Иоанн Воробьев, клирик Николо-Кузнецкого храма, подчеркнул, что бы мы ни придумали с 1917 года, получается некоторое подобие монархии: «Видимо, русские люди привыкли к такой форме правления и от нее отвыкнуть не могут. Весь советский период был похож на монархию. Только монархия подразумевает веру в Бога, и тем самым через эту веру сам монарх получает серьезные основания для своей власти. Большевики веру уничтожили, но монархию фактически оставили, а без веры она превратилась в тоталитарный режим. Когда пришли к власти демократы, все равно получилась лишь пародия на демократию, которая больше похожа на ту же монархию. В нынешнее время ситуация немного изменилась: Владимир Путин пришел на долгий срок, и теперь всем понятно — если он уйдет и придет кто-то другой, не продолжающий его линию, то все, что было с трудом сделано, будет рушиться, а людям хочется стабильности. Раз уж мы идем по этому пути, который большинству нравится, по нему и надо двигаться. Самый существенный вопрос — это вера. Без веры любое правление будет ущербно. Оно выльется в диктатуру, как сейчас многие и называют курс Путина. Нужна вера, при которой люди будут уверены, что правитель дан нам Богом, поэтому мы его готовы слушаться и доверять ему. И еще один интересный момент: когда монархия была наследственной, наши государи действительно думали о народе. Понятно, что они жили неплохо, накопив какие-то средства, но им было понятно, что они должны передать детям и внукам государство, которое не влачит жалкое существование. Они были заинтересованы в том, чтобы государство процветало. А временный правитель сегодня стремится лишь набить карманы, чтобы обеспечить свою старость».

Думаю, если обратиться к политикам или писателям, философам или даже бизнесменам, мы найдем немало близких по смыслу высказываний. Нет в этом стремлении и никакого сращивания церкви и государства. Скорее, союз близких сил. И не от имени всей Церкви говорит отец Всеволод, а от себя лично. Его высказывания уже не раз вызывали дискуссии и большой шум в обществе, забывающем о том, что частное мнение даже известного священнослужителя не является ни аксиомой, ни ультиматумом.

Не случайно и объединение рассуждений о народной монархии и о грядущей гибели капитализма в устах того же отца Всеволода Чаплина. Еще в июне 2012 года он сказал: «Сегодня уже пора подписать нравственный приговор современному капитализму, современной мировой экономической системе. Этот приговор не впервые звучит именно из христианских кругов, причем в том числе из тех кругов, которые исторически, если верить Веберу, были духовными основателями капитализма». Тогда же он и предложил поискать любые варианты: «будь то выборная или наследственная монархия, конвергенция капитализма и социализма, парламентская республика или усиление президентской власти».

Думаю, подобные размышления священника не связаны с сиюминутной потребностью политических кругов. Я не представляю, что в ближайшее время будут короновать царя Владимира или какого-нибудь другого царя. Но размышления о характере власти, органической для России нам крайне полезны. Народная монархия — не самое плохое правление для России.

Фото: Марина Лысцева/ ТАСС

Последние новости
Цитаты
Михаил Мягков

Доктор исторических наук, научный директор Российского военно-исторического общества

Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня