Общество
29 мая 2015 12:00

Больна ли Россия Украиной?

Виктор Милитарев возражает Платону Беседину

7274
Больна ли Россия Украиной?

Мой коллега по «Известиям» и «Свободной прессе» публицист Платон Беседин опубликовал в «Снобе» статью под названием «Россия больна Украиной». С основными мыслями этого текста я категорически не согласен.

По мнению автора, в сегодняшней России существует гипертрофированный и при этом несколько недоброжелательный интерес к происходящему на Украине. Это выражается и в передачах центральных каналов телевидения, и в газетных публикациях, и в постингах в соцсетях, и в обычных бытовых разговорах.

Автор не возражает, что информация, обсуждаемая в России, является информацией о действительных фактах. Беседин не отрицает наличия на Украине сегодня бандеровцев, фашизма, русофобии и т. д.

Но он считает, что российское общественное мнение гиперболизирует и утрирует проблемы Украины. Россия, по мнению автора, «не удержалась от соблазна объяснить Украине? как жить». Такое поведение, как считает Беседин, чрезвычайно контрпродуктивно.

Это приводит к тому, что на Украине возникает ненависть к русским и к России. Приводит к тому, что у украинцев возникает соблазн отрицать свою ответственность за то негативное, что происходит сегодня на Украине, и перекладывать эту ответственность на «взирающих и комментирующих со стороны» русских.

«И уже забылось то, с чего начался Евромайдан, и к чему он привел в итоге. Забылось потому, что вмешалась Россия и стала тем фактором, на который можно, а подчас нужно списать все».

И в таком поведении украинцев относительно русских Беседин винит русских. Он считает, что Россия совершила стратегическую ошибку, «влезши в заваруху в медвежьем стиле». Он считает это глубочайшим провалом российской политики на Украине. Провалом, приведшим к тому, что Россию и русских на Украине не любят.

Впрочем, Беседин тут же признается, что Россию и русских на Украине не любят уже давно. И объясняет он это поведением той части русских, которая «отказывает суверенному государству в его независимости, истории и праве на существование как таковом».

К этой «части русских» Беседин причисляет не только тех, кто считает, что «украинский народ изобретен в австрийском генштабе», но и тех, кто позволяет себе использовать в адрес украинцев именование «хохлы». Спасибо большое Платону Беседину за то, что он не включил в эту «часть русских» тех русских, которые предпочитают, следуя правилам русского языка, использовать выражение «на Украине», а не «в Украине», как упорно пишет сам Беседин.

Беседин считает, что результатом контрпродуктивного поведения этой самой «части русских» стало то, что теперь украинцы, «питаемые отвращением», никогда не обратятся к русским «за помощью и за советом». Он говорит о «абсолютном коллапсе российско-украинских отношений», о «выжженном пепелище братской дружбы».

Пресловутая «часть русских» становится, по мнению Беседина, «все больше, агрессивнее и зловоннее». Более того. По мнению Беседина, люди в Крыму голосовали на референдуме не без влияния на них этой самой нехорошей «части русских». Голосовали «подчас не благодаря, а вопреки, забыв наложить на пылающую голову охлаждающий компресс».

Сразу скажу. Со всем процитированным я категорически не согласен. Причем, без экивоков. Я не согласен не со стилем Беседина, не с его манерой подачи материала, а именно со всем, что я процитировал.

Предвосхищая дальнейшие обоснования, выскажусь самым определенным образом. Я совершенно уверен в том, что у украинцев полностью отсутствуют объективные основания для того, чтобы ненавидеть или презирать русских. Иначе говоря. Русские перед украинцами вообще ни в чем не виноваты. И точка!

И в число этих ни в чем перед украинцами не виноватых русских я включаю и тех русских, чьи взгляды я не разделяю, которые считают, что «никаких украинцев не существует» или что «украинский народ это проект австрийского генштаба». Равно как и тех русских, которые называют сегодня «политически сознательных украинцев» — укропами, древними украми, бандерлогами, бандеровской мразью, просто мразью, нацистскими преступниками и т. д. Не говоря уже о тех русских, которые используют в адрес украинцев словечко «хохлы».

Но это я сильно забежал вперед. Так что начну сначала. Во-первых. На мой взгляд, Платон Беседин глубоко заблуждается, считая, что большинство русских сегодня излишне озабочено ситуацией на Украине. Большинство русских сегодня не только не «излишне озабочено», ситуацией на Украине, но попросту вообще ею не озабочено. Большинство русских к ситуации на Украине абсолютно равнодушны.

Более того. Отношение русских к украинцам за прошедшие полтора года совершенно не изменилось. Русские как были к украинцам равнодушны, так и остались к ним равнодушными. Большинство русских как считало украинцев в основной своей массе немного жуликами, «хитрыми хохлами», так и считает. Хуже того, такое отношение немалая часть русских распространяет и на беженцев из Украины, включая тех беженцев из Донбасса, которые считают себя русскими.

То же, о чем говорит Беседин, есть вовсе не излишняя озабоченность русских событиями на Украине. Это совершенно другое. До Евромайдана российские СМИ не обращали никакого внимания на проводимую чуть ли не с 1992 года украинскими властями политику дискриминации русских и русскоязычных.

Поэтому информация о том, что происходит на Украине, стала для большинства русских неожиданной и шоковой. Тем более что за прошедшие полтора года политика украинских властей в адрес русских и русскоязычных перешла от систематической дискриминации к массовым убийствам и пыткам мирного населения.

И поэтому реакция большинства русского народа на эту новую информацию является, на мой взгляд, совершенно естественной. Более того. Она, на мой взгляд, является очень мягкой. Я бы на месте украинцев радовался, что число добровольцев из России, выехавших на Украину для участия в вооруженной борьбе за права русских, столь мало.

Таким образом, русских в России мало интересуют украинцы и Украина как таковая. Русских в России интересует сегодня исключительно судьба русских на Украине. Да и то, замечу, интересует не намного больше, чем судьба русских, скажем, в Казахстане или Средней Азии.

И я не собираюсь в этом тексте подробно рассказывать про дискриминацию русских на Украине за прошедшие 20 с лишним лет. Я про это в «Свободной прессе» уже, наверное, больше десяти раз писал. И полагаю, что Платон Беседин хоть что-то из этих моих текстов читал. А если не читал, то очень рекомендую прочесть.

И это, собственно, все в моей основной линии рассуждений. Зря Платон Беседин призывает русских к, так сказать, «более сдержанному» отношению к украинцам, мотивируя это тем, что только так можно улучшить отношение украинцев к русским. Это рассуждение бьет мимо цели. Потому что, со всей откровенностью скажу, подавляющему большинству русских глубоко фиолетово отношение к ним украинцев.

Недавно генерал Кобаладзе дал интервью о российско-грузинских отношениях. В этом интервью он, в сущности, констатировал, что практически никаких таких отношений на сегодняшний день нет. Однако, заявив, что после признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, в Грузии исчезли симпатии к России и русским, Кобаладзе заявил нечто в духе: «Но ведь с этим надо что-то делать. Ведь Россия великая держава. И вообще, мы в ответственности за тех, кого приручили».

Комментируя это интервью, политолог Алексей Черняев справедливо заметил, что почему-то Кобаладзе не пришла в голову идея задать себе вопрос. А нужны ли грузины и Грузия русским и России? И этот же вопрос я советую задать себе Платону Беседину. Только уже, разумеется, не о Грузии, а об Украине.

Теперь о ненависти и презрении, которые «часть русских» испытывает к «части украинцев». Эти чувства представляются мне еще более справедливыми, чем равнодушие, о котором я говорил выше. Вот уже два десятка лет я пишу об Украине и о дискриминации на Украине русских. И стоило мне написать, что Харьков или, предположим, Одесса по населению и культуре русский город, и имеет полное право публично пользоваться родным русским языком, как обязательно это мое утверждение комментировал какой-нибудь сознательный украинец.

И заявлял, что «при любой попытке реализовать эти сепаратистские требования, я лично возьмусь за оружие и буду защищать территориальную целостность Родины». Под «сепаратизмом» имелись в виду, естественно, требования двуязычия и федерализации. Теперь эти ребята, годами гадившие мне в комментариях, выполнили свои обещания, взялись за оружие и воюют в тербатах нацгвардии. И что странного, что я этих утырков ненавижу и презираю и радуюсь, когда эти мои чувства разделяются другими русскими.

Я уж не говорю о том, что на фоне двух десятилетий ора о «донецком быдле, ссущем в подъездах», о «монголо-кацапской орде», о «генетических выродках», о «биоматериале» и о «вечных генетических рабах», я категорически отказываюсь считать разговоры о «бандеровских мразях» и о «древних украх» чем-то иным, кроме как милыми и невинными шутками.

Осталось сказать несколько слов о тех взглядах, которые я сам не разделяю. Да, украинский народ не придумали в австрийском генштабе. Да, украинскому языку лет 500 — 600. Да, уже лет 400 существуют люди с идентичностью, близкой к нынешней украинской. Как бы они себя не называли — «малороссы», «черкасы», «русины» и т. д.

Но при этом следует признать, что все эти «украинские» идентичности до ХХ века никогда не завладевали большинством жителей нынешней Украины. Новороссия и Слобожанщина, как, впрочем, и сейчас, в большинстве своем считали себя русскими, а Поднепровье, Подолье и Полесье являлись территорией доминирования малоросской идентичности как части идентичности общерусской.

Поэтому следует честно сказать. Украинский народ и, возможно, украинская нация, состоялись только в ХХ веке. Только при советской власти украинская идентичность стала доминирующей для большинства жителей нынешней Украины. Так на что обижаться? Тем более что на фоне историографии Грушевского, считающего Киевскую Русь предком украинцев, но не русских или на фоне нынешних украинских учебников с «пятью русско-украинскими войнами», «австрийский генштаб» выглядит еще вполне прилично.

Что же касается тех русских, которые не готовы смириться с тем, что украинский народ уже не меньше 100 лет является реальностью, то им можно только посочувствовать. Тем более что в своей основной массе такой точки зрения придерживаются выходцы из Украины, проживающие в России. И уж какие основания называть точку зрения этих людей «мерзкой» или «зловонной», я лично совершенно не понимаю.

В конце обсуждаемой статьи Платон Беседин уподобляет отношение России к Украине отношению злобной матери к дочери, которую она формально отпустила, может быть даже и выгнала из дома, но поведение которой она пытается постоянно авторитарно контролировать. Я мог бы ответить аналогичной метафорой про дочь-наркоманку, которая все тащит из дома, устраивает скандалы, требует от матери денег, и при этом, ее же постоянно обвиняет в авторитарном контроле.

Но я не буду этого делать. Потому что, как я уже сказал, инфантильно-невротические истерики украинцев оставляют меня совершенно равнодушным. Меня интересует исключительно защита прав русской половины населения Украины. И если эти права гарантированы, то украинцы могут делать, что хотят. Хоть головой об стенку бьются.

А вот если русских на Украине будут продолжать дискриминировать и, тем более, будут продолжать это в той же форме, что и сейчас, то есть прибегая к убийствам и пыткам, то реакция русских из России в конце концов неизбежно воспоследует. И будет гораздо более острой, жесткой и брутальной, чем та сегодняшняя, которая так не нравится Платону Беседину. Потому что, перефразируя Бисмарка, скажу — русские всегда приходят за своими.

Фото: Zuma/ ТАСС

Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Дмитрий Абзалов

Вице-президент Центра стратегических коммуникаций

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня