Власть боится цветной революции, но не боится называть народ «шелупонью»

Опрометчиво принятый закон о наказании за оскорбление властей подводит общество к опасной черте

  
16110
Власть боится цветной революции, но не боится называть народ "шелупонью"
Фото: DPA/ ТАСС
Материал комментируют:

Социологи «Левада-Центра» оценили отношение россиян к двум резонансным законам — о наказании за неуважение к власти и за распространение фейковых новостей (так называемым «законам Клишаса», вступившим в силу 29 марта 2019 года). Как сообщает, в частности, РБК, результаты исследований, проведенных социологами организации, показали: к закону о неуважении к власти отрицательно относятся 52% респондентов (39% одобряют), а закон о штрафах за распространение недостоверных новостей, напротив, 55% опрошенных одобряют (35% высказались против).

Объясняя полученные результаты, социолог «Левада-Центра» Денис Волков подчеркнул: если закон о наказании за «фейковые» новости россияне воспринимают как некую защиту от потока информации, то на власть у людей аллергия, и закон об оскорблении ее представителей воспринимается народом как попытка политиков и чиновников оградить себя от критики (об этом в ходе опроса заявили 64% респондентов). Правда, здесь следует отметить, что о неплохой информированности о принятых законах заявили всего лишь 18% респондентов, еще 40% «что-то слышали», а примерно столько же (41%) впервые узнали об этих свежих законодательных инициативах.

Кстати, на этом фоне некоторые политологи считают, что этот опрос проведен с нарушением социологических принципов.

Читайте также
Россияне не смирились: Мина пенсионной реформы рванет в конце года Россияне не смирились: Мина пенсионной реформы рванет в конце года В обществе зреет протест на фоне падающих рейтингов власти

— Один из принципов социологии заключается в том, что у людей надо спрашивать о том, в чем они хорошо разбираются, — сказал в беседе с «СП» директор института политических исследований, член ОП РФ Сергей Марков. — А в этом законе они не разбираются без сомнения.

«СП»: — Почему?

— Потому что в принятом законе речь идет не о запрете оскорбления властей как таковом, а об оскорблении властей именно в неприличной, нецензурной форме. Вот если бы респондентов спросили — вы за закон, который запрещает материться в средствах массовой информации, они наверняка сказали бы — конечно, мы за такой закон. А вот когда спрашивают об отношении к «закону об оскорблении властей», люди, конечно, задумаются — а с чего бы это вдруг власти оскорблять нельзя, раз они, пардон, фигово все делают? Это же получается, что угодно могут под оскорбление подвести? И именно такая постановка вопроса, я считаю, как раз и нарушает главный социологический принцип.

Впрочем, как бы там ни был поставлен вопрос, другая группа экспертов считает, что подобный результат с гражданской поддержкой и отрицанием свежих законодательных инициатив вполне предсказуем.

—  Хотя законы и близки по предмету своего регулирования, тем не менее они различаются. — поделился своим мнением руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов. — В так называемом «законе о фейковых новостях» люди увидели защиту от информационного терроризма, главная задача которого — посеять панику в обществе.

«СП»: — А что насчет другой инициативы?

— Я полагаю, у большинства населения и без того плохое отношение к нашей власти. И люди у нас не дураки, они почувствовали негатив в том, что власть, которая доверием не пользуется, еще и вводит ответственность за активную демонстрацию нелюбви к себе. К тому же ответственность за подобные вещи у нас уже существовала, в частности — за разжигание межнациональной розни и так далее. Так что с юридической точки зрения никакой необходимости в отдельном законе по этому вопросу не было.

«СП»: — Зачем же тогда понадобилось это делать? Неужели у власти появилось ощущение, что лодку, так сказать, вот-вот захлестнет протестной волной?

— Дело в том, что власть как раз не чувствует ничего. Если бы чувствовала — не принимала бы такие законы, которые вызывают еще больший негатив в обществе. Тут, видимо, все дело в том, что какая-то часть политической элиты в одной из башен Кремля просто захотела через продвижение подобной инициативы заработать себе побольше политических очков в глазах высшего руководства. Если бы наша Госдума была хоть немного подальновидней, она наверняка бы провела какую-то конфликтологическую экспертизу проекта этого закона и поняла, что с принятием такого закона отношение к власти будет еще хуже. Вместо этого был заложен еще один кирпичик в стене, которая разрушает коммуникацию между властью и обществом.

«СП»: — Не баррикада ли, часом, воздвигается таким образом для массовых протестов? И что следовало бы сделать, чтобы их нивелировать?

— Я не сторонник теории, которая предсказывает России какие-то острые социальные потрясения а-ля Украина. Люди даже по пенсионной реформе не так уж и активно выходят на площади, предпочитая высказывать негатив где-то в виртуальности. Массовых акций, забастовок новые законы тоже не вызовут. Хотя для России было бы лучше, если бы вместо принятия таких инициатив просто усиливалась бы политическая конкуренция. Ушли бы в прошлое, например, муниципальные фильтры в процессе выборов, да и сами выборы стали бы более гибкими. Мне кажется, подавляющее большинство «Единой России» в Госдуме для России вредно. В этот орган неплохо бы допустить представителей других социальных групп и политических сил, снизить избирательный барьер для прохождения.

«СП»: — Но пока озвученные вами инициативы не воплощены в жизнь, все же усиления общественного недовольства в самое ближайшее время ожидать вполне логично?

— Да, и это хорошо видно на примере последних событий в Архангельске. Совершенно идиотское заявление губернатора области — прямое оскорбление людей со стороны органов власти. Это уже вызвало крайне негативную реакцию.

Напомним, 7 апреля несколько тысяч протестующих против ввоза московского мусора жителей Архангельска объявили о начале бессрочной акции на городской площади Ленина и выразили готовность дежурить с палатками на этом месте, выражая недоверие губернатору области Игорю Орлову. В ходе мероприятия чиновнику, который отказался комментировать происходящее и общаться с участниками митинга, много раз припомнили фразу, которую губернатор произнес на камеру в ходе встречи 5 апреля с профсоюзными лидерами Северодвинска.

Тогда в ответ на сообщение о том, что 96% граждан против мусорного полигона в Шиесе, а собственные рейтинги ниже плинтуса, Орлов заявил: «Да ну их нафиг эти цифры! Я 20 лет прожил здесь, у меня здесь дети родились. А всякая шелупонь, которая здесь никто, и звать их никак, пытаются назвать меня то калининградцем, то украинцем… Мне плевать на их рейтинги и на то, что они думают».

Каким по счету за последние несколько месяцев стало такое пренебрежительное высказывание чиновника высокого ранга в адрес простых людей (в интересах которых, собственно, и должна работать власть в принципе), сосчитать сложно. Все эти «государство не просило вас рожать», «низкую пенсию получают только тунеядцы и алкоголики», «мало зарабатывают только те, кто не хочет работать» и «макарошки везде стоят одинаково» проходят по новостным лентам такой жирной линией, что впору бы принимать совсем другой закон — о наказании власти за оскорбление народа в особо циничной и местами нецензурной форме.

Однако, похоже, власть преследует совсем иные цели.

Читайте также
За нацпроекты, ставшие национальным позором, россияне заплатят 25,7 трлн За нацпроекты, ставшие национальным позором, россияне заплатят 25,7 трлн Правительство Медведева даже не знает, как потратить громадные деньги, содранные с населения

По мнению Сергея Маркова, вызвавший очередное возмущение российского социума закон об оскорблении властей в нецензурной форме как некое ужесточение уже существующего законодательства в этой области понадобился, как уже «СП» сообщала ранее, затем, что в технологии «цветных революций» важное значение имеют как раз всякого рода «наезды» на власть и оскорбления в адрес высших чиновников. Поэтому через принятие подобных законов государство в некотором смысле подготавливается к тому, чтобы купировать попытки «цветных революций», которые Запад, без сомнения, готовит в отношении России.

— Вообще к настоящему времени принят целый корпус законов, многие из которых имеют, так сказать, существенное расширительное действие, — добавил эксперт. — Но здесь исходят из того, что в обычных условиях применяться они будут в узком смысле. Например, если уж оскорбление власти, так прямо оскорбление-оскорбление. А если это будет в рамках финансируемого извне революционного процесса, то тогда будет реализовываться жесткая форма обновленного законодательства.

«СП»: — То есть вероятность возникновения в России «цветной революции» продолжает возрастать?

— Вероятность подготовки «цветной революции» на нашей территории — стопроцентная, — подчеркнул он. — Насколько она будет реализована и когда именно — вопрос открытый, но то, что она готовится — это, повторюсь, сто процентов.

«СП»: — Неужели Запад по-прежнему видит в России настолько сильную угрозу своему комфортному существованию, что готов на это?

— Ну, не то чтобы он видит какую-то особую угрозу в лице России. Запад при этом не обороняется, он так нападает. Его основная цель при этом — окружить Китай, ликвидировав его потенциального союзника, и в конечном счете победить Китай, продиктовав ему свою волю.


Новости общества: Владимир Познер высказался о национальной идее в России

Проблемы национальной политики: Заставим меньше работать: «Едро» опозорилось «заботой» о крестьянках

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня