Общество / Война в Сирии

ИГИЛ в российских тюрьмах начинает давить «блатных»

Что делать с тысячами пленных террористов, которые оказались в руках курдов, никто не знает — ни в РФ, ни в Европе

  
24389
ИГИЛ в российских тюрьмах начинает давить «блатных»
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС
Материал комментируют:

Министр обороны РФ Сергей Шойгуконстатировал: в Сирии 12 тюрем с заключенными боевиками из других стран остались без охраны. «Это может привести к всплеску так называемой обратной миграции террористов на историческую родину», — сказал глава российского военного ведомства, призвав объединить усилия, направленные на борьбу с террористической пропагандой и идеологией.

Проявил озабоченность по этому поводу и президент Владимир Путин. «Важно, чтобы действиями турецких вооруженных сил не воспользовались члены террористических организаций, в том числе ИГИЛ*, чьи боевики содержатся в плену у курдских вооруженных формирований и пытаются вырваться на свободу», — сказал Путин сразу после переговоров по Сирии с турецким президентом Рэджепом Эрдоганом в Сочи.

А что делать-то с этим многочисленным «контингентом» пленных игиловцев? Самим курдам, к примеру, их содержание в тягость. Вспомним, что еще в середине января нынешнего года официальный представитель сирийского Курдистана в Москве Ршад Биенаф заявлял о готовности передать их в страны происхождения. То есть просто избавиться от части пленных. Однако забирать их никто особого желания не выказал. Боевики ИГИЛ, приехавшие в Сирию почти из сорока стран мира, оказались на родине персонами нон-грата. «Своих» забрали разве что несколько африканских стран, не предавая процедуру «экстрадиции» огласке.

Читайте также
Ярость янычар: США готовы воевать с Турцией, но предпочитают мир Ярость янычар: США готовы воевать с Турцией, но предпочитают мир Что может противопоставить Анкара в случае военного конфликта с Вашингтоном

Россия забрала детей и жен боевиков с российским гражданством. К слову, в российских тюрьмах уже сейчас возникла проблема противостояния осужденных исламистов и «блатных». Первые начинают брать главенство, а ФСИН не знает, как поступить в этой ситуации. И пленные игиловцы, в случае их помещения в российские тюрьмы, будут не самым лучшим пополнением.

Не особо рад перспективе возвращения мусульман-уйгуров, находившихся в рядах исламистов, и Китай. Уйгуры из ИГИЛ обещают «пролить реки крови» и поквитаться со всеми «неверными» соотечественниками в китайской провинции Синьцзян (Синьцзян-Уйгурский автономный район).

Особую угрозу в появлении «лишних» исламистов из числа пленных на своей территории видят в Сирии и Ираке, которые пережили зверства и жестокость боевиков ИГИЛ и где до сих пор находятся «спящие ячейки» этой террористической организации. Особой пощады игиловцам здесь не будет. В качестве примера вспомним, как в 2017 году в Ираке после захвата в плен нескольких тысяч халифатчиков из Таль-Афарского котла, часть из них была расстреляна — фигурирует цифра от нескольких сотен до двух тысяч. Сирийские военные из правительственной армии тоже не особо церемонятся с пленными, незавидно положение игиловцев и в местных тюрьмах.

США «своих» пленных не бросает и, как передавал сирийский телеканал Ikhbaria, американские военные эвакуировали часть боевиков ИГИЛ из тюрем на северо-востоке Сирии из-за «высокой активности авиации на этой территории» и отсутствия надлежащей охраны. Сообщается, что было вывезено около 230 человек из нескольких специальных исправительных организаций города Аль-Малакия. Всего в лагерях на контролируемой бойцами курдо-сирийского альянса «Сирийские демократические силы» (подконтрольны США) находилось примерно 10 тысяч игиловцев, из которых около 2 тысяч — иностранцы, в том числе граждане европейских стран.

В числе перемещенных заключенных в иракские тюрьмы, например, могли быть Эль Шафи Эльшейх и Александра Амон Коти из группы «британского джихада», прославившейся особой жестокостью. Именно они казнили «на камеру» в 2014—2015 годах трех американцев, двух британских волонтеров, двух японцев, в том числе журналиста Кэндзи Гото, несколько сирийских военнослужащих. Ранее президент США Дональд Трамп заявлял, что наиболее опасные террористы будут перемещены в Ирак, видимо, не доверяя их судьбу в руки какой либо другой из сторон. При этом он отметил, что за всех пленных игиловцев в северной Сирии теперь отвечает Турция.

А что ждет вернувшихся домой, например, в Европу, вчерашних джихадистов, побывавших в плену или оставшихся на свободе, но с доказательством причастности к террористическим организациям?

— Знаменитая цитата: «Мы будем судить тебя по закону гор», почти идеально подходит к тому правовому тупику, в котором мы все оказались, пытаясь юридически квалифицировать статус иностранных боевиков-террористов, воевавших за «халифат» новейшего времени, — считает политолог Александр Зимовский. — Юридически сегодня не существует никакого халифата, кроме как в виде предмета исламской юриспруденции. Хотя в суннитской правовой традиции принято называть нормативную модель исламского государства халифатом, в самом Коране халифат вообще не упоминается.

В правовом смысле война с новодельным «халифатом» никак не оформлена, статус комбатантов также является неопределённым. И то, правда: вот иностранные боевики-террористы — это какой персонал? Военный или духовный?

Все эти «энтузиасты», которые воевали на стороне ИГИЛ, идут по разряду религиозных/идеологических активистов, взявшихся за оружие по причинам, которые в большинстве европейских стран подпадают под категорию «свобода совести и вероисповедания». По отношению к субъектам, отрезающим чужие головы на камеру, звучит дико. Но в правовом смысле здесь никаких противоречий нет.

Отсюда упорное нежелание большинства стран заниматься репатриацией боевиков-террористов. Скажем, возвращается некий британский подданный, засветившийся в Сирии с оружием в руках в момент активного огневого контакта. Его в допросную. А он говорит: «А это я против бесчеловечного режима Асада воевал. Вы ж его тоже бомбили, мы там, в пустыне смотрели все вместе по спутнику, как вы это лихо делали. Мы даже покричали „Аллаху акбар“, так нам понравилось». И адвокат такой: «Если у вас нет больше вопросов, то мы пойдём».

Разумеется, я утрирую, однако в большинстве случаев ситуация именно такова, и не только на Британских островах, но и на континенте. Дело в том, что доказательная база по иностранным боевикам-террористам практически отсутствует. Даже на косвенных не сильно прокачаешь.

Второй аспект — возвращение семей иностранных боевиков-террористов. В лагере аль-Хол в Сирии сидит 74 000 перемещённых лиц, из которых 50 000 детей и 20 000 женщин. Они все — родня бойцов «халифата». Многие имеют паспорта западноевропейских государств. И полное право на репатриацию, по законам стран происхождения. В хорошем, то есть в правовом смысле. Насколько велика вероятность, что под никабом юной француженки Гюльчатай окажется закалённый в боях Чёрный Абдулла?

Французы считают, что достаточно велика, поэтому у них весьма жёсткое законодательство, специально разработанное под сложившуюся ситуацию. И у англичан жёсткое, и немцы начинают проявлять твёрдость. Однако в этом лесу имеются многочисленные правовые поляны.

Читайте также
Отдых в Турции: «Братья, пацаны, на помощь! Турки русских бьют, гады!» Отдых в Турции: «Братья, пацаны, на помощь! Турки русских бьют, гады!» Наши туристы напиваются вусмерть, еще не долетев до курорта, а в отеле воруют все подряд

В юридической неразберихе гипотетическим шахидам и организаторам террористических ячеек весьма вольготно. Считается, что на весь Евросоюз приходится огулом 2770 человек, которые уже помечены как иностранные боевики-террористы. Европол на пике конфликта определял численность воюющих за «халифат» европейцев в 5000 человек. Но пока ничего не было известно о том, сколько из них по возвращении были осуждены и приговорены.

На Востоке подход несколько другой. В Ираке за принадлежность к ИГИЛ полагается виселица. В апреле прошлого года багдадский суд по этой статье за 2 часа вынес 14 смертных приговоров, все приговоренные были женщины. С 2017 года в иракские суды поступило свыше 10 000 дел, связанных с принадлежностью к «халифату». Почти 3000 дел дошли до приговора, причём в 98 процентах случаев подсудимые были признаны виновными.

Это всё пример разных подходов к проблеме иностранных боевиков-террористов. Полярность более чем заметна. ЕС, например, устойчиво продвигает идею решать проблему на наднациональном уровне. На этом фоне всё чаще ведутся разговоры о создании международного трибунала по ИГИЛ. Идея, в первой аппроксимации, хорошая. Но поскольку мы за всё хорошее, нас не проведёшь.

Все мы свидетели того, как под давлением Запада создали международный трибунал по всей Югославии, а чёрную подсудимую скамью полировала одна Сербия. Поэтому гипотетический международный трибунал по ИГИЛ может, как и положено в сказках Шехерезады, быстро превратиться в трибунал по Асаду и Сирии. Меж тем как причины появления ИГИЛ надо искать в Лондоне и Вашингтоне, да они и сами не стесняются извиняться за такую промашку.

Следовательно, проблему иностранных боевиков-террористов придётся решать в рабочем порядке, применяя индивидуальный подход в виде национального антитеррористического и миграционного законодательства.


*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.


Ближневосточные войны: Не совсем соответствует

Новости политики: В Кремле заявили, что США предали своих союзников

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Комаров

Автоэксперт

Людмила Журавлева

Член ЦКРК КПРФ

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня