Катастрофа с разливом нефти в Норильске — это только начало северных проблем

«Кладовая Земли» мстит людям за варварское вторжение

3229
Катастрофа с разливом нефти в Норильске - это только начало северных проблем
Фото: Денис Кожевников/ТАСС

Недавняя катастрофа с разлитой нефтью «Норникеля» на ТЭЦ-3 в Норильске привела к первой за Полярным кругом и самой крупной за последние четверть века экологической катастрофе в российской части Арктики. Тонны дизельного топлива вылились в реки Далдыкан и Амбарная. Обе впадают в озеро Пясино, откуда прямой путь в Карское море. Под угрозой оказалась и вся экосистема Таймыра.

Для специалистов случившееся большой неожиданностью, однако, не стало. Предположение о том, что подобное возможно, они высказывали ещё несколько лет назад.

По их настоянию в 2016-м году был разработан проект технического перевооружения хранилища дизельного топлива. Первый его этап был проведен в течение двух последующих лет. Компания соблюдала все рекомендации экспертов по эксплуатации обновленных резервуаров. Кроме одной, главенствующей — мониторинга состояния почвы в районе теплоэлектроцентрали. Его она не вела. Не учла, что ничего вечного на Земле нет. В том числе, и мерзлоты. А глобальное потепление, между тем, делало свое дело. В результате — сваи, на которых держался один из резервуаров, просели, дно его отвалилось… Дальше известно.

И это, как утверждают эксперты, только начало.

Читайте также
На Москву и Русскую равнину надвигается арктический фронт   На Москву и Русскую равнину надвигается арктический фронт Аномальная жара на юге страны не намерена отступать, а в центре похолодает

Принято считать, что Арктика — это, прежде всего, «кладовая Земли», до краев заполненная полезными ископаемыми, в первую очередь, нефтью и газом. И что «пользовать» её можно бесконечно, на наш век, мол, хватит!

Когда в 1970-х годах ученые заговорили о возможном скором начале таянии арктических ледников, мало кто им поверил. Ничто, как говорится, не предвещало. История же, увы, мало кого учит. Да и все ли её внимательно изучают?

Симптомы катастрофической в перспективе кончины Арктики дают о себе знать все чаще и все очевидней. В прошлом году в Исландии простились с ледником Окйекюдль, который практически исчез с лица Земли. Ему было порядка 700 лет. На очереди, по всей видимости, и Снайфедльсйёкюдлем, тоже стремительно тающая исландская достопримечательность: именно от его подножия отправились в путешествие к центру Земли герои фантастического романа Жюля Верна.

Теряет лед и российская зона Арктики. В частности, Земля Франца-Иосифа. До Северного полюса от неё около 900 километров по прямой. 87% её территории покрыто ледниками толщиной от 100 до 500 метров. А всего наши арктические ледники занимают порядка 52 тысяч кв. км, что составляет 14% от площади всего льда в арктическом регионе за пределами ледникового щита Гренландии.

Но границы этой площади, по мнению ученых, в последние время мало-помалу «уползают». И чем дальше к полюсу, тем скорость потепления выше. В Арктике, как утверждается, оно идёт вчетверо быстрее, чем во всём остальном мире.

А ведь там столько всего построено человеком в последние сто лет! Не о поселках и городах речь, они давно само собой разумеющееся. Оленеводы, например, освоились там ещё несколько веков назад. А о предприятиях по добыче нефти, газа, руды, которых там теперь не счесть — мощных, технологичных, но и не безопасных (как видно хотя бы на примере «Норникеля»). Достаточно взглянуть на промышленную карту России, чтобы убедиться (или — ужаснуться?) в масштабах строительства на все более размегчающейся земле. Здесь и ТЭЦ, и нефте-газодобывающие предприятия, и атомные электростанции…

Помимо производств, ещё и несчетное число могильников как с опасными отходами, так и теми, в которых хоронили зараженных опасными инфекциями животных. К слову, по данным Россельхознадзора, обнародованным в декабре 2019 года, в нашей стране более 17 тысяч захоронений «биологических отходов», то есть, трупов животных, из них три с лишним тысячи — умерших от сибирской язвы. Сколько из этих 17 тысяч могильников расположены в северных регионах, не уточняется.

Известно, что споры страшной сибирской язвы могут веками сохраняться вместе с останками животного. Защищает нас от них только промерзлая земля. Когда же почва оттаивает, что и произошло летом 2016 года на Ямале, они оживают. Тогда из-за жары (относительной, конечно, не Сочи пока ещё) на Ямале вскрылся один такой скотомогильник, приведя к массовому падежу оленей. Пришлось сжечь 2,5 тысячи трупов этих животных. Людей от массового заражения оградить удалось, но два десятка человек все же заразились. Один из которых, 12-летний мальчик, умер.

Нас, помнится, власть успокаивала: мол, все под контролем, больше не повторится. Но тревога вместе с продолжающимся процессом дальнейшего оттаивания территории Крайнего Севера осталась. К слову, специалисты не любят этого слова — «вечная» применительно к арктической мерзлоте. Предпочитают говорить «многолетняя».

По словам научного сотрудника Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН, доктора биологических наук Дмитрия Замолодчикова, глубина «размороженного» грунта на Севере увеличивается ежегодно на сантиметр. Дмитрий Геннадьевич убежден: в земном «морозильнике» может быть много неожиданного. И если таяние продолжится, эпидемий не избежать.

Чем ещё чревато активное таяние ледников и можно ли остановить оттаивание вечной мерзлоты, корреспонденту «СП» рассказал Игорь Ашик, кандидат наук, заместитель директора по научной работе Государственного Арктического и Антарктического научно-исследовательского института.

«СП»: — Игорь Михайлович, а действительно ли ледники тают да ещё с «огромной скоростью», как утверждают некоторые специалисты? Утверждают, обычно не конкретизируя, где и на сколько…

 — Точных цифр и я вам сходу не назову. Этим занимаются специальные службы. Но факт налицо: площадь как морских льдов, так и материковых сокращается. Эффект глобального потепления налицо. Происходит это и в Арктике, и в Антарктике. А также в Гренландии, хотя и не с такой скоростью как в первых двух случаях. С ледниками, в общем, давно все ясно. Они подвержены влиянию изменчивого климата. С вечной мерзлотой сложнее. На протяжении тысяч лет почва во время зимних холодов замерзала, уменьшаясь в объеме, трескаясь, а коротким летом заполнялась водой на десятки метров в глубину. Быстро растопить её точно не получится. К тому же, мерзлота везде разная. Как и лето. В Якутии в июле воздух прогревается в иной год до плюс 30 градусов. Что редкость, скажем, в Норильске. Соответственно, и своя ситуация с «разморозкой».

Читайте также
Так холодно в средней атмосфере еще не было Так холодно в средней атмосфере еще не было Нас точно ждет новый ледниковый период

«СП»: — В глобальном потеплении винят человека и капризный Гольфстрим. А кто-то — солнечную активность. Скажем, астрофизики убеждены, что только от Светила зависит, какой климат и на какое время установится на нашей планете. К 2060-му году, например, обещают Малый ледниковый период. Какие уж тут ледниковые таяния!..

 — Это напоминает мне вечный спор физиков и лириков, в котором нет победителей и побежденных, а есть две истины. В нашем случае — с ледниками и мерзлотой. На данный период времени гипотеза о влиянии на таяние ледников Гольфстрима ничем не доказанная. Циркуляция водных масс в Северной Атлантике — это сложная система, подверженная множественному влиянию разных процессов. Кроме того, Гольфстрим тянется вдоль восточного побережья США. Все, что дальше, ближе к Северу, он мало затрагивает. Возвращаясь к России. Две трети её территории, от Таймыра до Чукотки, покрыты замерзшей землей. Жить в таких условиях тяжело. Я думаю, аборигены тех мест будут только рады, если, наконец, у них там все оттает, зацветут сады и т. п.

«СП»: — Не скажите! А традиционные профессии, напрямую связанные с местными природными условиями? А вековой уклад их жизни?

 — Я был в свое время в длительной командировке на Таймыре. Общался там с людьми. Лето они всегда ждут как манны небесной. Их традиционные промысли — оленеводство и рыболовство — с потеплением никуда не денутся.

Нет оснований, на мой взгляд, беспокоиться и за возведенные рядом с Арктической зоной промышленными предприятиями. Давно разработаны и продолжают совершенствоваться технологии сооружения зданий разного назначения в зонах пока ещё вечной мерзлоты. В основном это свайное строительство. Сваи «пробивают» на глубину скальных пород. Все возможные ЧП — только из-за небрежности строителей и тех, кто потом эксплуатирует постройки. Как в случае с «Норникелем».

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Лариса Шеслер

Председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины

Денис Парфенов

Секретарь Московского горкома КПРФ, депутат Госдумы

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня