Л. Гудков: Россию охватили страх, раздражение и депрессия

По данным ВШЭ, граждане готовы переучиваться и уезжать, но для этого нет возможностей

6532
Л.Гудков: Россию охватили страх, раздражение и депрессия
Фото: Konstantin Kokoshkin/Global Look Press
Материал комментируют:

Высшая школа экономики исследовала, как общество в России реагирует на рост экономический неопределенности. Трендов всего три — желание смены места жительства; готовность учиться, чтобы сохранить работу; рост безразличия к будущему в возрастных слоях населения. Это видно из результатов опросов мониторинга «Социальное самочувствие россиян», посвященного поиску «значимых сдвигов в восприятии гражданами основных вопросов социально-экономической повестки».
Сдвиги, при ближайшем рассмотрении, выглядят так.

Прежде всего, опросы ВШЭ фиксируют существенный рост числа людей, которые не задумываются о средствах к существованию на пенсии. Можно сказать, что будущее им безразлично. Доля таких граждан в 2020 году в целом по РФ достигла 40%. В аналогичных опросах 2016 и 2018 годов этот показатель был значительно ниже — всего 28%.

Читайте также
Владислав Жуковский: Холодильник все же победил телевизор и Соловьева Владислав Жуковский: Холодильник все же победил телевизор и Соловьева Несмотря на официальные прогнозы, граждане уверены, что снижение уровня жизни в следующем году продолжится

Одновременно снижаются надежды на государственную пенсию. На нее рассчитывают 43% граждан в целом по России в 2020 году — против 55% в 2018 году и 54% в 2016-м.

Другой тренд — в качестве «адаптационного» сценария в ВШЭ отмечают рост готовности россиян к переезду. Так, трудовая мобильность выросла с 2016 года на 10% - искать работу в другом городе готовы уже 28% опрошенных. В целом число не желающих менять место жительства сократилось в России до 21% против 43% четыре года назад.

Что характерно, в Москве шансы на хорошую работу, досуг и образование оцениваются вдвое выше среднего по РФ.

Отдельно в ВШЭ отмечают рост фактора безопасности как мотивации к переезду — в РФ в среднем он вырос с 4% в 2016 году до 8% в 2020-м. Этот же фактор стал одним из главных мотивов желания уехать для 22% москвичей.

Наконец, экономическая неопределенность заметно изменила отношение россиян к переобучению. На рабочем месте к нему готовы 84% опрошенных, против 70% в 2016 году. Однако платить за учебу граждане по-прежнему не хотят: потратить на нее гипотетический рост доходов согласны 7% опрошенных против 4% ранее.

Что стоит за переменами в социальном самочувствии россиян?

— Опрос ВШЭ адекватно отражает ситуацию, и упомянутые в нем тенденции являются долговременными, — отмечает директор «Левада-центра» * Лев Гудков. — Понятно, что в разных возрастных группах эти тенденции могут проявлять себя по-разному. Так, готовность к переезду характерна больше для молодых людей, не так сильно связанных с местом, где они родились и живут. Это отражает долговременные тенденции миграции в России: из малых городов в средние, из средних — в мегаполисы.

Замечу, в результате происходит депопуляция не только Русского Севера или Восточной Сибири, но и центральных областей страны с «ядерным» русским электоратом. Молодежь, не видя для себя перспективы, сначала просто хочет уехать. А потом наиболее активные и амбициозные из них действительно переезжают.

«СП»: — Почему при этом 40% населения не заботят средства к существованию в старости?

— Пенсии настолько маленькие, что молодежь на них не рассчитывает. Тем более, они не верят государству, что даже нынешний невысокий уровень пенсий сохранится. Напомню, сегодня реальный коэффициент замещения пенсии к средней зарплате — менее 30%. На такие деньги нельзя прожить, и те же 40-летние рассчитывают, что будут работать, пока сил хватит.

Надо сказать, государство само в значительной степени подорвало уверенность людей в том, что пенсионные деньги у них не отберут. Достаточно вспомнить отчисления в рамках накопительной пенсии в негосударственные фонды, где эти накопления заморозили, или пресловутую пенсионную реформу.
По сути, никакого доверия государству в этом отношении нет. Напротив, есть сильнейшее раздражение пенсионной политикой. Люди не то, чтобы не озабочены своим будущим — они просто по-другому планируют старость.

«СП»: — О чем говорит массовое желание к переобучению?

— Это относится, прежде всего, к гражданам среднего и предпенсионного возраста — и только к городскому населению. Люди с высшим и средним специальным образованием, ввиду ухудшающегося положения на рынке труда и угрозы безработицы, декларативно выражают готовность получить новую специальность. Либо готовность пойти на работу, которая не соответствует их профессиональной квалификации — скажем, когда инженер идет в сферу обслуживания.

На деле, российское общество начинает немного меняться в сторону мобильности, и это хороший показатель. Другой вопрос, что реальных возможностей для переобучения не очень много — ни крупные фирмы, ни государство их не обеспечивают.

«СП»: — Как бы вы сами описали социальное самочувствие российского общества?

— Какой-то одной характеристики здесь нет. Молодежь настроена более оптимистично и уверенна в своих силах. А настроения людей чуть постарше — начиная с 35 лет — характеризуются сочетанием неуверенности, страхов, депрессии, раздражения и агрессии. Весь этот депрессивно-астенический комплекс характерен, на мой взгляд, для 55−60% населения страны.

Люди не уверены в своем будущем. И максимальный горизонт, на который они могут планировать свою жизнь, исходя из возможностей и ресурсов — всего год-два.

«СП»: — Этот фон подогревает социальный протест в России?

— Думаю, нет. Сам по себе этот комплекс настроений, скорее, парализует граждан — делает их пассивными, а не ведет к активности. Если брать социальный состав протестов в Хабаровске, на улицы выходят люди активные, хотя и не самые молодые — представители среднего класса 25−40 лет. У них — людей образованных, знающих, что им терять — действительно есть протестный потенциал, но это далеко не все общество.

Читайте также
Лукашенко всех надул? Президент Белоруссии и два стула Лукашенко всех надул? Президент Белоруссии и два стула Батька придумал, как дать народу перемен и остаться у власти

— Главный фактор перемен в общественных настроениях — снижение уровня благосостояния граждан, — считает заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ Владимир Римский. — Люди, конечно, думают о грядущей старости — но что они реально могут сделать? Повысить себе зарплату, чтобы пенсия была выше? Скупать акции? Все это в России не работает — и люди отлично это знают.
Тут добавляется еще фактор, который хорошо известен. В России горизонт планирования жизни очень короткий — примерно год. Мы не знаем, что будет впереди, и практически никому не верим. Поэтому нерационально думать о будущем — тем более, о пенсии. В этом просто нет смысла.

С желанием переехать куда-то ради работы сложнее. Мне кажется, сорваться и куда-то поехать для большинства граждан нереально. Мобильность населения ограничивают просто неподъемные цены на жилье, включая аренду. На деле, доступный рынок жилья мог бы дать хороший стимул к развитию экономики — но изменить ситуацию на этом направлении никак не получается.

Граждане заявляют о готовности переехать потому, что у них в городах работы нет, либо им сократили зарплату из-за пандемии. Но дальше слов не идет — мобильность граждан в реальности однозначно не повысилась.

В целом, российское общество охвачено пессимизмом. В социальных сетях со скепсисом пишут обо всем — вакцине, карантинных ограничениях, лечении от коронавируса. Но к протестам эти пессимистичные настроения не ведут: в России традиционно высказывание недовольства не выражается в социальных действиях.

* АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Василий Солодков

Директор банковского института ВШЭ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня