Рейтинг Путина продолжает падать, рейтинг Навального — расти

Опросы показали, кто может стать следующим президентом России

25926
Рейтинг Путина продолжает падать, рейтинг Навального — расти
Фото: Гавриил Григоров/ТАСС
Материал комментируют:

Уровень доверия президенту Владимиру Путину снизился до 29%. Такие данные публикует «Левада-центр"*. Другие политики распределились в рейтинге следующим образом: Михаил Мишустин (12%), Владимир Жириновский (10%), Сергей Шойгу (8%), Сергей Лавров (7%), Алексей Навальный (5%). 21% опрошенных не доверяет никому. При этом одобряют деятельность президента 64% опрошенных

Отмечается, что показатель одобрения деятельности почти не изменился, хотя он и значительно снизился среди молодежи. Среди респондентов в возрасте от 18 до 24 лет одобряет деятельность Путина 51%. В то время, как еще год назад он составлял 69%, а три года назад — 80%. Таким образом, с 2018 года показатель одобрения среди молодежи упал почти на треть.

Стоит отметить, что рейтинг одобрения «Левадой-центром» высчитывается путем прямого вопроса респондентам, поддерживают ли они деятельность Путина, в то же время в рейтинге доверия их просят назвать нескольких политиков, которым опрошенные россияне доверяют.

Опрос «Левады», кроме всего, показал, что половина (49%) россиян считают, что страна движется по правильному пути, 40% — что нет.

Читайте также
Анатомия власти богатых Анатомия власти богатых О демократии как признаке благополучия проще рассказать, прибегнув к аллегории

При этом иные цифры дает опрос фонда «Общественное мнение». Согласно нему, 54% респондентов заявили о доверии президенту, 34% опрошенных «скорее, не доверяют» главе государства, еще 12% затруднились ответить на вопрос.

По мнению 59% опрошенных, Путин «скорее, хорошо» работает на своем посту. Противоположной точки зрения придерживаются 27% россиян. Затруднились ответить на вопрос 14%.

— Дело в том, что, что все зависит о того, как поставлен вопрос, — поясняет директор «Левада-центра» Лев Гудков.- В первом случае, когда речь идет об «одобрении» — это фиксация лояльности отношения к определенному политику, а, когда мы спрашиваем «назовите пять-шесть политиков, которым вы доверяете» — это выявление группы сторонников. Просто у этих двух ответов разный функциональный смысл. В первом случае это уровень конформизма, во втором — реальная поддержка.

При этом важно отметить, что в первом случае динамика в последнее время практически не меняется — у Путина уровень одобрения колеблется от 60 до 65 процентов, но во втором случае наблюдается сильная динамика. Совсем недавно мы наблюдалось падение с 59 до 23 процентов с началом коронавируса. Потом, правда, прошла своеобразная популистская кампания, когда Путин вылез из «бункера», с тех пор уровень доверия поднялся до 29%.

На что еще важно обратить внимание — социальная база поддержки президента. Его сторонники — в основном люди, зависящие от государства: пенсионеры, люди с советским менталитетом, госслужащие. Противники же — более молодые люди. В возрасте от 18 до 35 лет, специалисты с высшим образованием, предприниматели…

«СП»: — А как бы вы прокомментировали то, что ФОМ дает Путину 54% поддержки по уровню доверия?

— Я бы не очень доверял цифрам, которые показывают провластные социологи. Но и тут все сводится к тому, какой вопрос задавать, как его задавать и в каком контексте? Если к основному вопросу добавить определенные наводящие, всегда можно получить нужный ответ…


— Одобрение предполагает более рациональную и детальную оценку политика, как говориться, по делам его, — говорит социолог Анна Очкина. — Доверие — более сложная, эмоциональная характеристика отношения к политику. Я часто в опросах, своих и чужих, вижу, что уровень одобрения выше уровня доверия, и я не думаю, что это чисто российская специфика. Просто доверие — это очень личное, это такое мысленное включение человека в ближний круг.

Тем более, если по методике респонденту, как в опросе «Левады, нужно самому написать имя того, кому он доверяет. Респонденты всегда напрягаться в вопросе о доверии, он затрагивает, видно, что-то сокровенное. Для многих доверие — это совсем не то, что просто одобрить президента за что-то уже сделанное, это как бы ему выдать охранную грамоту на будущие ошибки. Именно так для многих выглядит доверие.

Доверие как социологический показатель ближе к реальной популярности политика, но оно показывает еще и то, насколько вообще народ доверяет власти. У нас доверяет мало и не охотно. Поэтому реальные электоральные показатели, я думаю, ближе к тем, которые дают ответы на вопросы об одобрении.

И, кстати, в опросе «Левады» доверяют Владимиру Путину 29%, а никому не доверяют 21% опрошенных. Так что по нашим меркам и немалый уровень доверия, поскольку, повторяю, надо у нас в принципе не доверяет власти. Поверить может, может на нее надеяться. Но не доверяет. Такой вот парадокс.

«СП»: — Рейтинг Путина последние три года последовательно снижается. В чем дело? Все еще последствия пенсионной реформы или что-то еще? Какой, по-вашему, будет дальнейшая динамика? Какие события могут привести к резкому повышению или падению рейтинга Путина?

— Начало президентства Путина, первый его срок породили большие надежды — завышенные, наверное, ожидания. После ужастиков 1990-х народ вдруг верил «не такому, как все они». Потом была рокировка перед 2012 годом, мягко, говоря, не сильно демократичное деяние, чехарда пенсионных реформ и повышение пенсионного возраста, эксперименты с образованием и здравоохранением, рост неравенства, зависимость от нефти, свертывание гражданских свобод. Но я бы сказала, что просто в силу исторических обстоятельств у президента был огромный кредит доверия, который при столь долгом сроке у власти уменьшается.

«СП»: — Уровень одобрения деятельности президента больше снизился у молодежи. О чем это говорит?

— Молодежь больше склонна к максимализму и неприятию того, что есть. У молодежи есть только будущее, а он всегда туманно и вызывает опасения. Молодежь не смотрит телевизор и меньше попадает под удары пропаганды, а Интернет-среда более открыта и оппозиционна.

«СП»: — Если бы выборы произошли сейчас, и до них допустили бы всех, какой, по-вашему, была бы картина на них?

— Очень трудно на этот вопрос ответить. Потому что, если бы были возможны честные открытые выборы, то и политические субъекты были бы другие — и возможные кандидаты, и народ. Кандидаты были бы другие не обязательно персонально, хотя в ситуации отсутствия политического регулирования, в ситуации демократии, не управляемой, а реальной, появились бы новые имена и лица. Но и те, что есть, политики вели бы себя иначе. И люди были бы другие: более ответственные и как граждане, и как избиратели. А если бы вдруг через неделю провели бы выборы по-честному, победил бы Владимир Путин.


— Народное одобрение политики конвертируют в голоса на выборах, в депутатские кресла для своих партий, а во что будет конвертировать доверие избирателей Владимир Путин? — задаётся вопросом политолог Андрей Милюк. — От «Единой России» он старательно дистанцируется, а для него лично актуальны ровно два значения рейтинга: достаточно / не достаточно; больше не надо.

Не нужна ему и молодежь — это же поколение, прожившее всю сознательную жизнь при его власти. Путин для них — постоянная фоновая величина, к которой многие из них все равно вернутся, как к чему-то знакомому и привычному, когда перейдут в следующую возрастную группу.

Поэтому мы видим: достаточно сейчас и будет достаточно еще долгое время. Рейтинг Владимира Путина падает медленнее, чем он стареет.

Читайте также
Правительство повесило амбарный замок на шею аграриев Правительство повесило амбарный замок на шею аграриев Постоянно «плавающая» пошлина на экспорт зерна может утопить все достижения сельского хозяйства

А 5% Алексея Навального —понятно, что они выросли из «дворца Путина». Но и их меряли до истерики Навального в суде, до катастрофического просчета его штаба — отказаться от новых митингов (сторонники сейчас деморализованы). Как эти события отразятся на рейтинге? А какая разница, если Навальный все равно продолжит сидеть. Будь хоть 30% у него рейтинг — все равно не выпустят.

Для политического выживания Навального, как оказалось, важнее были не рейтинги «массовки», а «штыки» его личной «армии» — кто мог бы возглавить протесты на низовом уровне, повести толпу здесь и сейчас, не жалея себя.

Куда интересней были опросы по итогам митингов с разбивкой по возрасту сторонников. Там видно — не хватило поддержки самой ядерной, самой активной части молодежи. Превалировал возраст 25−35 лет — люди с повышенным инстинктом самосохранения.

Если «закрыть ладошкой» первое место в опросе, мы увидим знакомую много лет картину — средние политики делят места с небольшим отрывом, и нет явного лидера. До чего нужно было зачистить политическое пространство, чтобы в первые места протоптал дорогу человек-диван Мишустин!

Социологам надо догадаться проводить такие опросы с заделом на «после Путина». «Кому из политиков вы станете доверять после смерти Владимира Владимировича?» Могут получиться неожиданные результаты. Понятно, что страшно, но кто первый на такое решится — возьмет все призы, сделает новый тренд в российской политике.

А пока левадовские отчеты с динамикой рейтингов помесячно с отбивкой до долей процента и точностью в единицы процентов — конечно же, в этом больше от языческого обряда, чем от реальной политики.


* АНО «Левада-Центр» внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Последние новости
Цитаты
Аждар Куртов

Политолог

Вячеслав Бобков

Заведующий лабораторией уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня