Российский Оруэлл: «Большой брат» наблюдает за оппозицией

Россияне не поддерживают сбор биометрических данных — опасаются утечки персональных данных и слежки

2391
Российский Оруэлл: «Большой брат» наблюдает за оппозицией
Фото: AP/TASS

Капюшон, маска и темные очки не помогут скрыть свою личность от вездесущих камер видеонаблюдения. Уже созданы и работают программы, позволяющие идентифицировать человека по походке, характерным жестам и другим внешне проявляемым манерам поведения. Даже то, как человек переминается с ноги на ногу в очереди за гамбургером, программный робот запомнит и уже никогда не спутает этот объект наблюдения с другим.

Но этот процесс — незаконный, поскольку по статье 11 ФЗ «О персональных данных», сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность, могут обрабатываться только при наличии согласия субъекта в письменной форме (за исключением некоторых случаев, в основном, по решению суда, в целях оперативно-розыскных мероприятий).

Читайте также
Тормозили интернет «тормоза» Тормозили интернет «тормоза» Ни что так не подрывает уважение к государству, как «необеспеченное» законодательство

А вот для тех, кто на такое согласен, проводится сбор данных граждан в Единую биометрическую систему (ЕБС) — это цифровая платформа, которая позволяет гражданину проходить удаленную идентификацию по биометрическим данным для получения ряда услуг, в том числе финансовых — например, получение кредита. Сейчас сбор данных ведется по двум основным параметрам — лицу и голосу. Но если к этому добавить походку и прочие двигательные манеры, то это будет вполне достаточный «конспирологический набор» — вас найдут и опознают везде и в любое время.

Это хорошо и плохо одновременно. Ведь даже если вы сугубо законопослушный гражданин, ощущение, что вы всегда под колпаком и присмотром «большого брата», совершенно не по душе.

Большинство россиян негативно относятся к идее сдачи своих биометрических данных, в том числе для Единой биометрической системы. Многие сомневаются в том, что собираемые различными организациями биометрические данные надежно защищены. Таковы результаты исследования Аналитического центра НАФИ в декабре 2020 года.

Респонденты поясняли, что не видят в этом необходимости или не уверены в конфиденциальности данных, боятся слежки, не хотят числиться в базе или считают эти данные слишком личными.

Поэтому столько шуму наделала информация о возможном ограничении доступа к Госуслугам для тех, кто не прошел биометрию. Три правительственных чиновника подтвердили «Коммерсанту», что такое предложение обсуждалось в Минцифре: «Чтобы стимулировать граждан сдавать биометрию в многофункциональных центрах предоставления государственных услуг (МФЦ) и через специальное мобильное приложение… Без сдачи биометрии некоторые госуслуги могут стать недоступными удаленно».

Но уже вскоре замглавы Минцифры России Олег Качанов заявил: «Сбор биометрических данных не повлияет на доступ к госуслугам».

Процесс тем не менее идет, хотя и с большим скрипом. Поэтому его всячески стараются активизировать. За два года власти рассчитывают увеличить число записей в ЕБС до 70 млн. с текущих 164 тыс., настаивая на удобстве системы для граждан. Но эксперты подчеркивают, что выгоды биометрии все еще далеко не очевидны, а вот риски — вполне.

«Многие россияне давно пользуются системами идентификации по биометрическим данным, часто даже не отдавая себе в этом отчета — например, отпечаток пальца выбран ими в качестве „пароля“ для активации смартфона или входа в различные приложения, в частности банковские», — отмечает директор направления исследований в сфере человеческого капитала Аналитического центра НАФИ Людмила Спиридонова.

«Биометрия на данный момент не получила того охвата, на который рассчитывали те, кто запускал этот проект. И во многом это, конечно, связано с опасениями граждан по поводу надежности данной технологии и последствий неправомерного доступа к такой информации», — считает главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов:

— Если ты сдал биометрические данные, и потом кто-то эти данные получил и взял кредит — вместо тебя, и потом эти деньги смог как-то обналичить, то как доказывать, какие будут механизмы доказывания того, что это не ты получал кредит? Пока никто внятного ответа на эти вопросы так и не дал. И когда принимались законы о биометрии, было четко заявлено, что весь сбор соответствующей информации будет исключительно добровольным. И конечно, очень не хотелось бы увидеть, что этот принцип нарушается. Потому что это недопустимо. Тем не менее, определенные льготы при использовании биометрии не просто возможны — они, насколько я знаю, предусмотрены. Центральный банк для ряда кредитов, которые выданы с использованием биометрии, применяются льготные коэффициенты. Своеобразный стимул. В принципе такой подход имеет право на жизнь. Но навязывание, либо безальтернативное требование, скажем, сдавайте биометрию или увольняйтесь, госслужащим, например, я считаю совершенно недопустимо. Это идет вразрез со всей концепцией соответствующего блока законопроекта, и естественно такие инициативы должны жестко пресекаться.

Ведь если менее 0,2% взрослого населения сдали биометрию, значит ищите изъяны у себя, в этом проекте. Не надо навязывать людям то, что является неконкурентоспособным. Это называется рынок, называется конкуренция. Когда ты предлагаешь продукт, и если этот продукт недостаточно хорош, значит, либо ты его улучшаешь, либо уходишь с ним с рынка. И государство как монополист, я считаю, не имеет права навязывать плохой продукт, невостребованный. А биометрия — явно невостребованный продукт. Охват менее 0,2 процента взрослого населения означает его невостребованность. Он был бы востребованным, если бы его доля была 10%-20%. Поэтому я считаю нужно повышать удобство, качество и безопасность работы данного сервиса. И тогда охват будет расти. Это единственно возможный путь.

Читайте также
Лучше выпить водки литер, чем читать в России твиттер! Лучше выпить водки литер, чем читать в России твиттер! Запад резко отреагировал на замедление работы соцсети, произведенное Роскомнадзором

«Алгоритмы машинного обучения и нейросети в самом ближайшем будущем вполне способны осилить распознавание личности по походке, несмотря на такие усложняющие факторы: освещение, одежда, каблуки, травмы, тяжелая ноша и т. п.», — считает генеральный директор IT-компании Omega Алексей Рыбаков:

— Применение биометрических данных показывает как плюсы, так и минусы. Это касается как взаимоотношений граждан как с бизнесом, так и с государством. Возьмем, к примеру, попытки реализовать технологию оплаты товаров «лицом» без применения личного смартфона. Разработчики заявляют, что биометрическая оплата будет удобной для покупателей. Сейчас, расплачиваясь со смартфона с применением ApplePay, пользователю достаточно отпечатка пальца для того, чтобы произвести оплату.

Но у пользователя должно быть само устройство, поскольку мы привычно воспринимаем деньги с их обязательной физической составляющей. Если раньше это были монеты и банкноты, то сейчас их аналог — смартфон. Этот нюанс порождает очень много вопросов. Бесспорно, очень удобно расплатиться лицом, но как узнать свой баланс, что делать, если баланса недостаточно и как это проверить?

Возникает и вопрос безопасности: а вдруг у кого-то похожая внешность? Конечно, есть возможность подтверждения личности дополнительным паролем, но тогда мы возвращаемся к сервису ApplePay с отпечатком пальца.

Во-вторых, неясно, кто будет хранить данные пользователя и биометрии его лица. Как я понимаю, хранение должно быть на стороне банка. Чтобы оплачивать таким способом товары и услуги, пользователь должен передать свои биометрические данные в банк. Например, Сбер эту технологию уже развивает и запрашивает биометрические данные через свое приложение.

Однако вопрос остается в том, насколько безопасно хранятся данные. При утечке злоумышленнику даже будет необязательно распечатывать фотографию лица, а передавать в систему биометрические данные в том техническом формате, в котором она их принимает. Тогда хакеры смогут производить оплату со счета, не имея фотографии лица. Для этого будет необходим лишь цифровой отпечаток лица. Это естественно, что граждане не спешат отдавать свои биометрические данные, когда периодически из разных СМИ слышны новости об утечке данных миллионов людей.

Реальное применение этой технологии находится в подвешенном состоянии. Это касается и сугубо технической составляющей. Если будет несколько уровней аутентификации (распознавание лица, запрос отпечатка, сканирование сетчатки глаза), то каждый этап в любом случае требует наличия технического оборудования и выработки стандартов. Кроме того, сомнительно, что это будет действительно удобнее для пользователей.

«Опознавание по походке уже реализовано, причем не только как косвенное опознавание, дополнительно к фото, отслеживанию зарегистрированного телефона и т. д. в данной конкретной локации, но и как основное. Просто оно не столь эффективно, как опознавание по лицу, что важно при оплате тех же товаров в бизнесе», — рассказал к.т.н., доцент программ международная экономическая безопасность и цифровая экономика ИМЭБ, РУДН Алексей Гусев:

— Ничего личного — - экономика процесса! Впрочем, если говорить о контроле со стороны государства (преступления, отслеживание участников несанкционированных митингов), тогда при использование всяких масок, очков и грима, эффективность определяется уже иным, и анализ походки, даже с учетом того, что злоумышленники будут подкладывать себе гирьку в ботинок, становится необходимым. Тем более лидеры в подобных технологиях и задачах — китайцы, это уже используют и не только в бизнесе. Та же SenseTime — основной главный драйвер в деле слежения за гражданами — анализирует вашу походку, одежду, возраст, рост и даже индекс привлекательности. Но китайцы к этому лояльны — говорят, что им нечего скрывать. У нас же все по-другому. Псевдодемократия, о которой любят поговорить. Особенно, когда рассуждают об ошибке второго рода при том же распознавании лиц. Достаточно вспомнить кейсы, когда граждан останавливали в метро, ошибочно предполагаю в них разыскиваемых преступников или участников митингов, или гражданина, задержанного в супермаркете, который был похож на одного из местных воришек! Здесь надо просто смириться с тем, что защитить цифровой след не всегда возможно, как те же фото на камеру ГИБДД, где Вы разговариваете по телефону или не пристегнулись ремнем. Да и с точки зрения государства и бизнеса надо помнить, что важно минимизировать ошибку первого рода за счет второго. Такую экономику процесса мы начинаем понимать именно теперь на примере тех же тестов на ковид, когда важно выявить как раз больных. Причем ладно там со здоровыми, которые ошибочно выявлены как заболевшие, главное, чтоб больных не идентифицировали как здоровых!

Читайте также
Манижа: таджичка расскажет Европе о русской женщине Манижа: таджичка расскажет Европе о русской женщине После оглашения Первым каналом результатов голосования о выборе исполнителя от России на конкурсе Евровидения разразился грандиозный скандал

«Дальнейшее развитие таких технологий нас ожидает в самой ближайшей перспективе», — считает директор компании «Делетрон» Евгений Золотарев: — Уже сейчас Китай собирает эмоции своих граждан и прекрасно их распознает. По опыту работы с технологией биометрии нашей компании, можно предположить, что подобное развитие технологии может произойти уже в перспективе ближайших 3−5 лет. При этом, остается вопрос — зачем? Есть более надежные биометрические данные для точного определения личности: отпечаток пальца, венозный рисунок кисти, сетчатка глаза и лицо. Именно эти технологии активно развиваются сегодня, и их достаточно для решения большинства задач по идентификации личности. Сегодня главные драйверы в этом направлении — это Сбер и основные игроки ритейла. При использовании технологии биометрии, в первую очередь, необходимо иметь четкое понимание о средствах защиты таких высокотехнологичных данных от мошеннических действий. Только государству под силу создать систему защиты биометрических данных, так как это требует продуманной законодательной базы.
Границы в вопросе распознавания граждан должны, конечно, быть, как и во всем Раз уж речь идет о сборе персональных данных граждан страны, необходимо, чтобы границы и уровень ответственности за потерю или нелегитимное использование таких данных были установлены на уровне государственных законов. И это связано не только с моральными принципами, но и с безопасностью государства в целом. Информация, как известно, может быть использована во вред не только конкретному человеку, но и стране или ее части. Это необходимо учитывать в вопросе сбора, хранения и использования биометрии.

Последние новости
Цитаты
Михаил Синельников-Оришак

Политолог и публицист

Сергей Шаргунов

Писатель, главный редактор «Свободной прессы»

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня