Наркотик власти привел главу Дагестана Сергея Меликова к всеобщей ломке

У руководителя северо-кавказской республики в просчетах виноваты все, кроме его администрации

2789
На фото: врио главы Дагестана Сергей Меликов
На фото: врио главы Дагестана Сергей Меликов (Фото: Артем Геодакян/ТАСС)

В еженедельнике «Собеседник» опубликован обзор Олега Иванова, который возглавляет Центр урегулирования социальных конфликтов, о социально-экономической ситуации, которая сложилась в Дагестане. Учитывая общественную значимость поднятых автором проблем, «Свободная Пресса» перепечатывает этот материал.

Врио главы Дагестана Сергей Меликов, выступая на прошедшем недавно в Махачкале научно-практическом форуме «Медицина Дагестана: вызовы и решения», заявил, что в республике, по его мнению, в последнее время наблюдаются положительные изменения в сфере здравоохранения. Весьма сильное заявление для руководителя региона, в котором ситуация с распространением коронавирусной инфекции была и остается значительно более острой, чем в среднем по стране.

Читайте также
Правительство лепит богачей из бедняков Правительство лепит богачей из бедняков Реальный уровень бедности в России в два раза выше официального

Напомним, что Дагестан стал первым регионом, с главой которого президент Владимир Путин посчитал необходимым персонально обсудить проблему распространения Covid-19. Произошло это еще в мае 2020 года — когда стало понятно, что число динамика распространения заболевания в республике радикально превышает среднероссийские показатели.

В конце апреля 2020 года к правительству Дагестана был вынужден обратиться глава села Тебекмахи Акушинского района Меджид Меджидов, который заявил, что обстановка в поселении критическая. «В настоящее время у нас проживает 2650 человек, из них более тысячи болеют простудно-вирусными заболеваниями. За апрель в селении умерли 12 человек. До этого в год мы хоронили пятнадцать! Помогите нам хотя бы лекарствами. Дайте пару врачей — -специалистов по этой болезни», — попросил Меджидов в видеообращении.

О катастрофическом росте заболеваемости коронавирусом от имени сообщества врачей Дагестана в открытом письме Путину сообщил председатель фонда им. Магомеда Танкаева Гасангусейн Абдулжелилов. По его словам, принимаемые республиканскими властями меры были «явно недостаточны для спасения больных и лиц из групп риска», а реакция органов здравоохранения на просьбы о помощи и на возмущение жителей носила запоздалый характер.

Сотрудники медицинских организаций Дагестана, поскольку не могли добиться решений от республиканских властей, тоже были вынуждены обращаться напрямую к президенту России. Их обращения касались в первую очередь невыплат доплат за работу с зараженными коронавирусом, нехватки персонала в медицинских организациях, оборудования, средств защиты и медикаментов.

Проведенная Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения проверка деятельности республиканского минздрава подтвердила обнародованные дагестанскими медиками факты. Впрочем, официальное подтверждение наличия проблем в сфере здравоохранения республики не привело к исправлению ситуации.

По данным Роспотребнадзора России, по состоянию на 15 марта 2021 года в Дагестане было официально подтверждено 30 379 случаев заражения коронавирусной инфекцией. 1370 человек из числа заболевших умерли. Уровень летальности составил 4,51%. Для сравнения, согласно обнародованным замглавы Минздрава России Олега Гриднева данным, в среднем по России уровень летальности от Covid-19 составил 1,7%. То есть смертность в результате заражения коронавирусной инфекцией в Дагестане более, чем в 2,5 раза превысила среднероссийскую. Видимо, это и есть те впечатляющие достижения республиканского здравоохранения, о которых говорил на медицинском форуме Меликов, — просто они со знаком «минус».

В декабре Меликов разразился угрозами в адрес торгового центра «Киргу», который объявил о проведении акции по продаже товаров со скидками, что привело к образованию скоплений людей в здании ТЦ.

«У нас, к сожалению, не все отдают себе отчет, что нужно выполнять указы и распоряжения, которые мы принимаем на оперативном штабе. Владельцы магазина организовали сегодня торговлю по принципу „черной пятницы“. <…> Но я не только поражаюсь безответственности этих руководителей, я думаю, мы тоже некую „черную пятницу“ сделаем этим нарушителям. Николая Николаевича Павлова попрошу по всей строгости закона принять к ним меры! Мы все жалеем, все щадим их: мы же тоже понимаем, что коронавирус не дает им возможности зарабатывать, содержать свой бизнес. Но вот здесь по полной программе нужно наказать этих бизнесменов. Они зарабатывают, я не побоюсь этого слова, на человеческих жизнях, зарабатывают на том, что не выполняют указания и распоряжения. <…> Однако ответственность должна быть и у граждан. Ну, вы идите, покупайте, никто не против, но не создавайте при этом в магазинах беспредел. Я говорю о том, что нам тоже надо людей каким-то образом воспитывать, воспитывать в них здравый смысл», — заявил Меликов по итогам инцидента.

Получается, что у врио главы Дагестана все кругом виноваты — непредусмотрительные коммерсанты, безответственные граждане, но только не он. Сам Меликов, конечно, весь в белом — ведь он же издал указы и распоряжения, какой же теперь с него спрос? Врио главы республики, видимо, не в курсе, что просто выпускать административные указивки — недостаточно. Он не знает, что нужно следить за их исполнением, нужно проводить систематическую разъяснительную работу с предпринимателями и населением. В конце концов, руководство республики должно было хотя бы знать о том, что в «Киргу» собираются провести акцию, которая приведет массовому скоплению людей, и предотвратить ее накануне — ведь это же была не секретная операция, сбежавшиеся на распродажу махачкалинцы как-то о ней узнали. Но нет, никакой работы по предотвращению опасной ситуации республиканские власти провести не удосужились, зато потом, когда самое худшее уже произошло, с готовностью принялись за репрессии в отношении и так изрядно пострадавшего в результате пандемии бизнеса.

Могли ли дагестанские власти еще более очевидным образом расписаться в собственной некомпетентности? Вряд ли.

Примерно такое же, как в сфере здравоохранения, качество управления команда Меликова демонстрирует и при решении других проблем Дагестана — то есть просто наблюдает как все летит в тартарары. Ну, иногда еще выражает возмущение и призывает кары на головы нарушителей ее спокойствия — словно они не представители власти, а вышедшие от скуки на митинг тиктокеры.

Между тем, неэффективность республиканской власти в таких сферах, как, например, борьба с наркоторговлей и коррупцией в правоохранительных органах, в прямом смысле слова стоит людям жизней.

В январе в дагестанском поселке Тарки был убит 23-летний Вали Абдурагимов, который незадолго до этого обвинил оперативника уголовного розыска Советского райотдела Махачкалы Уллубия Амирова в наркоторговле. Абдурагимов потребовал от Амирова прекратить преступную деятельность, в ответ на что родственники полицейского подстерегли Вали на улице и сильно избили. После этого Абдурагимов пожаловался на Амирова старейшинам, которые потребовали от оперативника оставить наркоторговлю и уволиться из полиции.

Вскоре после этого Абдурагимов был убит выстрелом в голову. По подозрению в убийстве был задержан ранее судимый за разбой Джамалутдин Балатханов, который, как считают жители Тарки, застрелил Абдурагимова по указанию Амирова.

Резонансное убийство привело к тому, что в Тарки прошел народный сход, на котором представители духовенства потребовали от родственников Амирова покинуть поселок, чтобы не допустить нового кровопролития. Однако отсутствие реакции республиканских властей на происходящее привело к тому, что случилась новая трагедия. По окончании схода друзья Абдурагимова пошли в спортзал, в котором вел секцию борьбы брат Амирова Рамазан. Узнав об этом, родственники Амирова направились ему на помощь. В результате случилась массовая драка, в которой был смертельно ранен ножом 23-летний боец ММА Керим Хайруллаев.

По подозрению в убийстве Хайруллаева был задержан 16-летний брат Амирова, а в соцсетях появилась видеозапись, в которой погибший сообщает об угрозах в его адрес со стороны людей, которых он подозревает в наркоторговле.

В начале февраля в Дагестане произошло еще одно резонансное убийство. Бывший глава села Новокули Абакар Капланов встретился с сотрудниками Росгвардии братьями Курбановыми, чтобы обсудить вопрос строительства ими в поселке дома. Во время разговора между Каплановым и Курбановыми произошел конфликт, росгвардейцы отвезли своего оппонента в местный РОВД и там расстреляли из табельного пистолета, выпустив в жертву 36 пуль. В ночь после убийства здание РОВД осадили около 300 человек, которые хотели учинить над Курбановыми самосуд и только дополнительно предпринятые полицией усилия позволили избежать расправы.

Конфликты из-за отсутствия внятной правовой политики республиканских властей в отношении распоряжения землей стали в Дагестане обыденностью. С этим согласен и сам Меликов, негативно оценивающий работу им же и сформированной комиссии по эффективному распоряжению земельными участками. Однако кроме деклараций о благих намерениях и причитаний о том, что из-за отсутствия эффективного управления в этой сфере республика теряет инвесторов, врио главы Дагестана предложить ничего не может. Никаких практических действий, ведущих к исправлению ситуации в этой сфере до сих пор не предпринято.

Ни одна из давно назревших инфраструктурных проблем Дагестана за время руководства республикой Меликовым не была решена, более того — ситуация в этой сфере только ухудшалась.

В результате разрушения старой системы водоотведения и отказа от создания вместо нее новой ливневой канализации при застройке территории в поселке Новокули в конце прошлого года были затоплены несколько сотен домов. Несмотря на то, что именно отсутствие необходимого контроля властей за соблюдением норм в ходе строительства стало причиной понесенного жителями в результате наводнения ущерба, выплачивать компенсации правительство республики не спешит.

В январе в Буйнакске отравились водой, в которой была обнаружена ДНК возбудителя дизентерии, несколько сот человек, большинство из них — дети. В инциденте обвинили местный водоконал его директора Абдулвагаба Шарипова. Однако в гораздо большей степени ответственность за произошедшее лежит на республиканских властях. По данным Роспотребнадзора, очистные сооружения Буйнакска не работают с 1990 года. Еще в 2017 году ведомство сообщало о том, что уровень заболеваемости кишечными инфекциями в Буйнакске в 2,3 раза превышает средний по республике, пробы воды не соответствуют нормам, а власти ничего не предпринимают для исправления ситуации.

В феврале Дагестан оказался на пороге экологической катастрофы. Из-за невыполнения условий договора региональным оператором, который вместо сортировки мусора на фракции просто сваливал его на стихийную свалку, республиканские власти расторгли соглашение. Однако, поскольку перед расторжением договора правительство Дагестана не озаботилось заручиться соглашением с другим регоператором, в республике просто стало некому вывозить мусор. В результате мусор стали вывозить все на ту же стихийную свалку, но уже силами не регоператора, а подчиненных муниципалитетам коммунальных организаций и добровольцев.

Все более обостряется конфликт дагестанских властей с «Газпромом». Глава компании Алексей Миллер заявил, что усилия «Газпрома» по выверке абонентской базы, ликвидации незаконных врезок в газораспределительные сети и повышению платежной дисциплины потребителей услуг, «не находят должной поддержки со стороны органов исполнительной власти Дагестана».

Читайте также
Геннадий Зюганов: Не у тех деньги ищите, господа налоговики Геннадий Зюганов: Не у тех деньги ищите, господа налоговики Почему партии власти невыгодно ратифицирование Россией статьи 20 Конвенции ООН

Поэтому компания направила премьер-министру Михаилу Мишустину предложение создать в республике федеральное казенное предприятие, в сферу ответственности которого будут эксплуатация системы газораспределения и реализация газа. В «Газпроме» не надеются на то, что республиканские власти сумеют навести порядок в этой сфере и считают, что отказ от части своих активов — единственная возможность перестать получать убытки в регионе, где большая часть населения отказывается платить за газ.

Отметим, что по состоянию на 1 октября 2020 года просроченная задолженность за газ в Дагестане достигла отметки в 14,9 млрд рублей. Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв считает, что главными причинами неплатежей за газ в республике являются круговая порука в дагестанском обществе, бедность и безработица. Надо полагать, решение «Газпрома» бесплатно отдать свои активы в Дагестане означает, что в компании, не рассчитывают на то, что нынешние республиканские власти смогут справиться с этими проблемами.

Врио главы Дагестана Меликову не удается справиться и с террористическим подпольем на территории республики. В начале марта Национальный антитеррористический комитет сообщил о ликвидации в Махачкале боевика, планировавшего совершить теракт. При нем были найдены пояс смертника, автомат и боеприпасы.

Остается констатировать, что за время, которое республика провела под руководством Меликова, проблемы Дагестана не только не решались, но даже усугублялись. И пока не видно оснований считать, что ситуация изменится к лучшему в будущем.

Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Александр Дудчак

Украинский политолог

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня