Эхо массового расстрела детей Казани: и дальше разрешать продажу ружей или категорически ее запретить?

В российском обществе разгорелась жаркая, сильно пахнущая порохом полемика об обороте гражданского огнестрельного оружия

1755
Эхо массового расстрела детей Казани: и дальше разрешать продажу ружей или категорически ее запретить?
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

МНЕНИЕ «ЗА»

Убивают не стволы, а люди

Действительно ужасна трагедия в Казани. Психопат, возомнивший себя богом, убил девять человек, из них семеро — дети. Просто пришел и равнодушно расстрелял, как в тире, после чего сдался, зная, что, если выйдет с поднятыми руками, стрелять в него не будут. Хотя до того, судя по записям в соцсетях, планировал покончить с собой. Впрочем, его истинную мотивацию еще предстоит выяснять психиатрам. Говорят, там какую-то болезнь мозга нашли, но это, в любом случае, ничего не меняет.

Случай в Казани снова ставит перед обществом вопрос, как обеспечить безопасность наших детей и избавить общество от потенциальных Эриков Харрисов*?

Не удивительно, что первая же реакция у многих — чисто на эмоциях — ужесточить контроль за оборотом оружия. Сегодня, предсказуемо, вновь отовсюду раздаются голоса радикальных противников оружия, мол, нужно запретить свободный доступ граждан к тому, что на Западе считается «штурмовыми винтовками», вообще всего, кроме двустволок. Отдельные радикалы и вовсе требуют изъять даже охотничье оружие — поместить его в оружейные комнаты Росгвардии, выдавать каждый раз под роспись с маршрут-листом, где будет четко прописано, в какую точку и на какое время перемещается данная единица.

Читайте также
Добрый вечер в хату, пацаны и марухи! Добрый вечер в хату, пацаны и марухи! ФСИН в очередной раз собирается исправить неисправимую систему мест отбывания наказаний. Получится ли?

Я как сторонник оружия и человек, которого оппоненты обвиняют к причастности к «оружейному лобби», не первый год веду споры с «запретителями», под рассуждениями которых, как правило, нет не только никакой научной базы, но и элементарной логики. Разумеется, я категорически против предлагаемых сегодня радикальных мер, реализация которых принесет больше вреда, чем пользы.

Во-первых, нет никаких научных доказательств связи между массовыми расстрелами и количеством выдаваемого гражданам оружия. Как нет его и между расстрелами и компьютерными играми, жестокость которых, по мнению их противников, воспитывает потенциальных убийц. С тем же успехом можно говорить, что кино или даже книги могут сделать людей жестокими. Просто если в обществе, в семье отсутствует контроль над детьми, над их воспитанием, если ребенку с ранних лет не объяснили, что такое хорошо, а что такое плохо, если он был изначально обделен вниманием, подвергался унижениям и т. д., ничто не остановит процесс его озлобления и превращения в потенциального маньяка. И оружие тут не при чем.

В советское время на руках у граждан было немало охотничьих «стволов», но почему-то они в школах не стреляли. Может, потому, что тогда игр не было? Вовсе нет. А потому, что отношение общества к человеку с ранних лет было иным, и потенциального убийцу быстро распознали бы и взяли на карандаш.

Интересно, что тогда и охраны в школах не было от слова «совсем». И даже заборов. Это выглядело бы нелепо. От кого охранять-то? Тогда у нас и подъезды не запирались даже. Менталитет был совсем другой

Сегодня, очевидно, что охрана в школах и вообще в местах массового скопления людей, необходима. Но в казанской школе ее не было — говорят, сэкономили на услугах ЧОП. Другой вопрос, что и в ЧОПах у нас работают люди, которые едва ли смогли бы что-либо противопоставить вооруженному преступнику. Но именно этот вопрос нужно решать и решать радикально, а не думать о том, как лишить добропорядочных граждан оружия.

Ведь такое лишение как раз по добросовестным гражданам ударит в первую очередь, которые не только никогда не помышляли ни о каких убийствах, но и ни разу не допускали какого-либо нарушения правил хранения и ношения оружия.

Организованная преступность, которая сегодня использует легальные «стволы», просто перейдет на боевые, причем, в основном кустарного производства. Тут мы получим примерно тот же эффект, как от «сухого закона», когда если невозможно законно приобрести алкоголь, пышным цветом расцветает подпольное производство самогона. После запрета оружия мы рискуем вернуться в 90-е.

Ну, а психи — они и топором или кухонным ножом могут резню устроить. Или, как террористы в Европе, — тупо на грузовике в толпу въехать, причем жертв от этого может быть побольше, чем даже от стрельбы из автомата. Даже не обязательно получать права — добыть машину все же гораздо проще, чем ружье.

Сегодня один коллега убеждал меня в том, что владение оружием — это просто опасно, так как любой даже нормальный человек может напиться и случайно выстрелить в себя или окружающих: мол, кто может похвастаться тем, что спьяну ни разу не чудил? Ну я вот не чудил. У меня вообще табу на эту тему и жесткий принцип: выпил — к оружию не прикасайся.

Но ведь можно сказать, что любой нормальный человек может напиться и сесть за руль. Может, нам запретить личное владение автомобилем? Пусть все ездят на такси или общественном транспорте, которым управляют только лицензированные сотрудники, проходящие проверку перед выходом на работу.

Читайте также
Ковид-диссиденты и ковидиоты: «Вакцина убила в 260 раз больше молодых людей, чем сам COVID-19» Ковид-диссиденты и ковидиоты: «Вакцина убила в 260 раз больше молодых людей, чем сам COVID-19» Почему две трети россиян не хотят прививаться Спутником V

Если человек захочет совершить убийство, он его совершит, и орудием такого убийства может стать любой предмет.

Даже если заставить всех хранить оружие в специально отведенных местах, и получать его под роспись, ничто не помешает психу устроить бойню. Несколько удлинит процесс, но не более того. Есть ли разница, пойдет он убивать людей из дома или из отдела Росгвардии. И то, что сотрудник, который выдаст ему это оружие, не распознав намерения (поверьте, психопата на первый взгляд не каждый опытный психиатр выявит), потом сядет — от этого как бы будет не легче.

И где оружие будет храниться? Потребуются специальные помещения, а это деньги, которые лучше потратить на ту же охрану школ.

Запрет на хранение оружия только озлобит его владельцев и настроит их против власти. Да, бывают, экстренные ситуации, когда такая мера необходима — например, в ходе массовых волнений или опасности их влозникновения. В Крымске вон изымали оружие во время наводнения. Симпатий властям это, мягко сказать, не добавило.

Очевидно, что идею полного запрета огнестрела продвигают или люди, ничего в этом не понимающие, или провокаторы.

Это не значит, что не нужно ужесточать правила. Нужно. Во-первых, требуется поднимать возраст. Глупо, что 12-миллимитровым гарантированным убийцей можно владеть с 18 лет, а резинострелом — с 21.

Читайте также
"Королей и королев госзакупок" вместо Ниццы ждет Магадан? «Королей и королев госзакупок» вместо Ниццы ждет Магадан? Не просто так в Совфеде закон № 44-ФЗ назвали самым вредительским в России

И, конечно, нужно усиливать медицинский контроль. Психиатрического контроля у нас нет вообще — платишь 700 рублей и получаешь справку, где, в том числе, значится и психиатр. Если вы не состоите на учете и у вас нет явных признаков шизофрении на лице — у вас проблем не будет. С наркоконтролем сейчас хотя бы сделали обязательным анализ (когда я в первый раз собирал документы на оружие, и его не было). Впрочем, ничто не мешает наркоману (если он не конченный), пару недель воздерживаться, чтобы этот анализ сдать.

Что касается экзамена по теории и практике, то он в ДЕСЯТКИ раз проще, чем тот же экзамен на права. Не сдаст его только тупой или кривой — собственно, только для отсеивания этой публики он и годится. Выявить реального психа или наркомана в наше время в принципе трудно, но это не значит, что можно не глядя раздавать справки всем.

Ну а участковый должен не реже одного раза в год приходить к владельцам оружия с проверкой. Но за все годы участковый не был у меня НИ РАЗУ!

Дмитрий Родионов

МНЕНИЕ «ПРОТИВ»

Хочешь пострелять — иди в тир

Вот вам голая статистика еще до трагедии в Казани:

— 3 февраля 2014 года десятиклассник Сергей Гордеев убил двоих в московской школе;

— 7 октября 2018 года в Керченском политехническом колледже четверокурсник Владислав Росляков убил аж 20 человек;

— 14 ноября 2019 года в Благовещенске 19-летний Даниил Засорин начал стрелять из охотничьего ружья в колледже, погиб один из студентов.

Читайте также
Кина не будет: Голливуд ставит ультиматум нашим кинотеатрам Кина не будет: Голливуд ставит ультиматум нашим кинотеатрам Скандал с Америкой может оставить россиян без «Форсажа» и прочих блокбастеров

Это только случаи со стрельбой и с жертвами. А вообще в последние годы количество «колумбайнов» в России растет и растет.

Кто-то скажет, что дело не в доступности оружия для граждан, а в целой совокупности факторов, в том числе в распространении компьютерных игр, культивирующих жестокость и насилие (казанский стрелок был их поклонником). Ну, и, конечно, в увеличении числа людей с неустойчивой психикой, особенно на фоне кризиса и пандемии.

Кто-то вспомнит и то, что в былые времена ничего подобного не происходило, расстрелять учителей и одноклассников никому и в голову прийти не могло. Подобные истории представлялись «ужасами капитализма». Считалось, что в советском обществе такого не могло быть просто по определению. Но в стране давно другое общество, в котором бессмысленное насилие уже не является нонсенсом.

Что и почему изменилось в обществе — это другой вопрос. Как бороться с причинами насилия и изменять подходы к воспитанию детей — безусловно, ключевая проблема. Поиск ответов может занять длительное время, но что делать сейчас? Нельзя ждать, ежедневно подвергая риску свои жизнь и жизни наших детей — в школе, в транспорте, во дворе?

Пока мы не в состоянии избавить людей от соседства с психопатами, нам нужно сказать прямо: наше общество не готово к некоторым, особо культивируемым на «диком Западе» свободам — например, свободному обороту огнестрельного оружия и праву на его хранение и даже ношение. Аргументы сторонников легализации «огнестрела» не выдерживают никакой критики.

Читайте также
Самокаты-убийцы скоро станут страшнее автомата Калашникова Самокаты-убийцы скоро станут страшнее автомата Калашникова Городские тротуары превращаются в поле битвы

Что они нам говорят: мол, у нас таких случаев в разы меньше, и вообще в России одно из самых жестких в мире законодательств в этой области. Потому у нас и меньше массовых расстрелов, что более жесткое законодательство. Если бы оно было мягче, уверен, мы бы давно догнали и обогнали Америку по количеству жертв «шутингов».

И вообще, хватит уже ориентироваться на Америку! Мы живем в России, и наши граждане регулярно гибнут из-за того, что очередной ненормальный, возомнивший себя богом, может без всяких проблем стать массовым убийцей. Достаточно купить справку, сдать простейший экзамен, рассчитанный на лиц, способных тупо зазубрить несколько десятков билетов, и купить заветное орудие убийства. За каких-то 20 тысяч рублей. Эти 20 тысяч могут стать ценой жизни нескольких десятков человек.

А вообще, скажите, для чего обычному человеку дома огнестрельное оружие? Защищаться от непрошенных гостей, воров и грабителей? Ну так для этого есть травматы, газовые пистолеты, электрошокеры и баллончики с перцовым газом. Хоть кто-то защитил себя берданкой или помповиком?

Ах, вы просто любите оружие и увлекаетесь охотой или спортивной стрельбой? Что ж, в таком случае оружие должно храниться в специально оборудованных местах в охотхозяйствах или клубах спортивной стрельбы. Хотите пострелять — поезжайте в тир или на полигон для стендовой стрельбы.

Известный аргумент: дескать, убивает не оружие, а человек, — звучит вполне лицемерно. Убивает-то человек, но без ружья он сделать этого или не может вовсе, или с уда большими усилиями и ухищрениями.

Читайте также
"Казенным людям" деньжат подкинут - кому и сколько? «Казенным людям» деньжат подкинут — кому и сколько? Эксперты считают, что лучше вернуть тарифную сетку времен СССР, это будет справедливее

Я часто слышу: «Ну вот запретят огнестрельное оружие, кто тогда помешает психопату взяться за нож или топор. Никто, конечно, не помешает. Но вот представьте, что тот же казанский подросток пришел в школу не с ружьем, а с топором. Сколько бы тогда рон убил людей? Остановить его было бы куда легче…

Огнестрельному оружию вообще не место дома. Даже если вы не нарушаете правила, нет никаких гарантий, что до вашего карабина или помповика не доберется ребенок, который решит отомстить обидчику, бросившей девушке или всей школе, где его, как он считает, не ценят или откровенно гнобят.

Некоторые массовые расстрелы, кстати, случились как раз из родительского оружия.

Я за полный запрет оборота гражданского огнестрельного оружия. За некоторыми редкими исключениями, которые можно перечислить по пальцам одной руки. Например, оружие должно быть у охотников-промысловиков, оленеводов, геологов и некоторых других категорий, работающих в суровых условиях тундры и тайги. А в городе оружие надо запретить как класс! Или хотя бы сильно ужесточить правила его выдачи и хранения.

Всякий раз, когда откладываем это, мы подписываем приговор людям, среди которых можем оказаться и мы сами, и наши родные и близкие.

Как только случается очередная трагедия, начинаются разговоры о необходимости ужесточить или запретить. Начинаются — да и смолкают постепенно. Засевшее во властных коридорах оружейное лобби тему забалтывает. Еще бы — там ведь такие деньги крутятся. Один только казанский стрелок-психопат купил сразу тысячу патронов.

Читайте также
Стереть массового убийцу Стереть массового убийцу Damnatio memoriae — с латинского «проклятие памяти» — особая форма наказания, издревле применявшаяся к отдельным видам преступлений

На сегодняшний день в России по лицензии куплено более шести миллионов единиц огнестрельного оружия. При этом на фоне пандемии в 2020 году продажи произведённого в России гражданского огнестрельного оружия выросли в среднем на 5% по сравнению с 2019-м.

Ясно, что тем, кто производит и продает «стволы» важно продать как можно больше. А кому в руки они попадут — это уже не их проблемы.

После массового убийства студентов в Керчи правила оборота оружия даже смягчились. Тогда в Росгвардии предложили, чтобы владелец «ствола» обязательно сообщал о всех своих перемещениях с оружием. И каким же массовым было возмущение охотников! От этой идеи пришлось отказаться. Глава ведомства Виктор Золотов тогда просто отчитался об оперативной проработке поручений президента РФ и соблюдении баланса интересов. И все.

Соблюли баланс? Расскажите это родителям погибших школьников в Казани.

Тогда же были написаны два законопроекта о повышении возраста владения оружием для самообороны и охоты с 18 лет до 21 года, однако оба получили отрицательный отзыв. А в сентябре прошлого года и вовсе успешно прошел первое чтение законопроект, снижающий возрастной ценз на получение разрешения на охотничье оружие до 16 лет.

Слава богу, дальше пока не пошло. Сейчас право на хранение гладкоствольного ружья можно получить в 18 лет. Это право на хранение и использование 12-миллимитрового «ствола», способного стрелять настоящими пулями или дробью, попадание из которого не оставляет человеку шансов на выживание. При том «травмат» с резиновой пулей, который так и называется «оружием ограниченного поражения» или «нелетальным оружием» — с 21 года.

Может, какая-то небольшая часть граждан действительно испытает неудобства. Но разве избавление их от этих неудобств стоит жизней наших детей?

Петр Дмитров


* Эрик Харрис — двенадцатиклассник, который вместе с другим подростком Диланом Клибалдом 20 апреля 1999 года устроили массовый расстрел в американской школе «Колумбайн», а потом покончили жизнь самоубийством.

Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Алексей Рощин

Социальный психолог

Леонид Крутаков

Политолог

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня