Рабство как «милосердный бизнес»

Когда говорят, что «никогда ещё наши люди не жили так хорошо, как сейчас», уточняйте: все?

6790
На фото: приготовление пищи на полевой кухне в приюте для бездомных "Дом трудолюбия "Ной" на территории СНТ "Заозерный". Дома трудолюбия "Ной" - социальные дома в Москве и Подмосковья для пожилых людей, инвалидов, женщин с детьми
На фото: приготовление пищи на полевой кухне в приюте для бездомных «Дом трудолюбия «Ной» на территории СНТ «Заозерный». Дома трудолюбия «Ной» — социальные дома в Москве и Подмосковья для пожилых людей, инвалидов, женщин с детьми (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

Окончание — начало здесь.

По всей России действует система невольничьего труда, являющаяся «нормой». Под разными вывесками и организационно-юридическими формами с обще-условным названием «работные дома». В предыдущей публикации говорилось, что подобные заведения буйно «разрослись» у нас в период пандемии — из-за оттока мигрантов. Заодно обнажились и новые законодательные прорехи, благодаря чему пережитки прошлых веков активно процветают до сих пор — сообщил руководитель организации «Альтернатива» (помощь бывшим невольникам и сбор информации о противодействие этому явлению) Олег Мельников.

По его словам, до стадии возбуждения уголовного дела (не говоря уже о полноценном судебном процессе) в нашей стране доходит крайне малая часть происшествий. «В России за последние пять лет возбуждено 17 дел, связанных с насильственным удержанием людей в рабдомах, — говорит он. — В то же время в Казахстане, где население в несколько раз меньше, но данный вид „занятости“ тоже распространен, за только последний год насчитывается 550 уголовных дел».

По мнению собеседника, такая разница объясняется, в том числе и юриспруденцией: «В Казахстане закон в этом плане проще, статьи Уголовного кодекса (и других сводов правовых норм) четче формулируют само понятие „рабство“ и связанные с ним последствия. В России такой ясности нет, что тормозит работу полиции, когда ее сотрудники принимают заявления, скажем, от лиц, сумевших вырваться и убежать от невыносимых условий содержания».

Читайте также
«Мисс тюрьма»: ФСИН блеснула красавицами «Мисс тюрьма»: ФСИН блеснула красавицами Финалистки конкурса соревновались в номинациях «Краса России», «Реклама профессии» и «Ночь в музее»

Конечно, попадающий в такие дома контингент в значительной степени состоит из «отверженных» — бывших заключенных, наркоманов, бомжей. Мало того, что эта публика, прямо скажем, не искушена в правовых тонкостях, так еще и нынешние правоохранители не горят желанием им помогать. А ведь доказать, что имело место незаконное лишение свободы (ч 1 ст 127 УК РФ) порой крайне сложно — будущий работник сразу подписывает бумаги, где указывается, что пришел добровольно и согласен на всё. К этому стоит добавить долгий сбор доказательств, а перед обездоленным, кроме участия в правовых процедурах (допросах, очных ставках, опознаниях) стоит вопрос питания и проживания.

Мельников упомянул недавний случай «индивидуального рабовладения», произошедший с жителем Ставрополья Дмитрием Бурцевым — отправился на заработки и очутился в рабстве. Работал на ферме, пас коров, овец. Дважды пытался бежать, третья попытка едва не стоила жизни — рабовладелец настиг Бурцева на трассе и переехал автомобилем, бросив умирать. Однако беглецу повезло — его случайно подобрали и отвезли в больницу. Движению «Альтернатива» удалось установить, что находился бедолага неподалеку от поселка Молодежного Якшульского района Калмыкии. Сейчас подозреваемый задержан. Пострадавший проходит длительное лечение.

В предыдущей публикации упоминалось нашумевшее дело организации «Преображение России», закрытой решением суда в 2011 году. Ее начальники тогда получили различные сроки лишения свободы. Но у некоторых из «преображенцев» соблазн использовать дармовую рабсилу не пропал — кое-кто из них замечен в списках учредителей скандально известного производственного кооператива «Спарта» (где, согласно информации масс-медиа, обездоленных лишали документов и били). Вряд ли подобный бизнес смог бы развиваться без заинтересованности со стороны иных чиновников и силовиков — в «Альтернативе» подтвердили обоснованность таких подозрений.

Читайте также

Конечно, мазать черной краской всех не стоит. По данным общественников, лучше всего дела обстоят в организациях, действующих при церковных приходах. К таковым относится благотворительная сеть «Ной» при РПЦ. Там сразу предупреждают, что трудиться придется за еду и крышу над головой, денег на руки не дают, но если человек пожелает покинуть заведение — ему купят билет и дадут немного на карманные расходы.

Кроме того, в Казани в поселке Вознесение действует работный дом «Надежда», жалоб на который не поступало. Вроде нормальное питание, сносные условия проживания. Понятно, что владелец — вовсе не сердобольный гражданин, затеявший проект из сострадания к ближним. По словам бывших обитателей «Надежды», немногим более чем за год работы заведения, он, видимо, неплохо поправил свое материальное положение. Плюс послабления в проверках контролирующих органов — имидж «благодетеля» дает о себе знать.

Наверное, питать иллюзий к «милосердному бизнесу» не следует. К примеру, не было их у великих писателей — Чарльза Диккенса (не одну страницу посвятившего ужасным условиям содержания в работных пристанищах), Гилберта Кита Честертона (искренне ненавидевшего таких брезгливых и снисходительных «филантропов» — они у него всегда отрицательные персонажи). А отечественный публицист Исаак Шкловский, побывав в 1898 году в работных домах Лондона, написал такие строки: «Прежде чем туда пойти, человек должен вытравить в себе остатки самоуважения…».

В 21 веке мало что изменилось.

Последние новости
Цитаты
Павел Воробьев

Заведующий кафедрой гематологии и гериатрии Института профессионального образования Первого МГМУ им. И.М. Сеченова

Алексей Маслов

Руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ

Елена Герасименко-Демченко

Психолог, историк, эксперт по коммуникациям

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня