Общество

Взвод ослов

Минобороны бросило в Ботлихе гарнизон, который был построен всего четыре года назад за 14 млрд руб

  
971

Вы хотели бы жить в местах, где воздух хрустальной чистоты? Где прямо в окна заглядывают заснеженные горные вершины, а в садах зреют лучшие в России персики и абрикосы? Рядом футбольное поле, зал для боулинга и крытый бассейн с подогревом воды. Новенькие школа, детсад, кафе, отличное асфальтированное шоссе, двенадцать 36-квартирных домов, прачечная, пекарня, котельная, баня, спортзал, культурно-досуговый центр на 550 мест, гостиница — все есть для счастья в сказочных местах. Даже вертолетная площадка в наличии. Всего — около 300 капитальных, с иголочки, строений. Только людей почти нету. Потому что находятся те райские кущи в дагестанском селе Ботлих. И до недавнего времени были возведенным в страшной спешке военным городком столь же спешно сформированной силами четырех военных округов 33-й отдельной горной мотострелковой бригады.

Нет-нет, бригада не разбита в сражении и не захвачена в плен после окружения. Просто по приказу Генштаба ее только что передислоцировали за сотни верст от этих мест — в Майкоп (Адыгея). Директиву подписали те самые генералы, которые совсем недавно, в 2007 году решили: для обеспечения безопасности России 33-я бригада должна стоять именно в Ботлихе. На самом стыке границ со злокозненной Грузией и Азербайджаном. Что выглядело логично. К тому же Чечня под боком. Теперь, значит, в Генштабе передумали и решили, что парировать военные угрозы горные стрелки смогут и из-под Майкопа.

Что теперь будет с военным городком бригады, обошедшемся российскому бюджету в гигантскую сумму — 14 миллиардов рублей? А никто не знает. Велено передать на баланс местным властям. Что будет делать сельская администрация с этим нежданно-негаданно свалившимся богатством? А вот что хочет, пусть то и делает.

Но вначале немного истории. Указание о формировании на Северном Кавказе двух специализированных горных частей в 2004 году дал сам премьер-министр РФ Владимир Путин. Уроки двух чеченских войн были еще свежи, поэтому логика этого решения комментариев не требовала. Генералы недолго думали: одна, 33-я отдельная бригада, пусть встанет в Ботлихе (252 километра к юго-западу от Махачкалы). Другая, 34-я горная, — в станице Зеленчукская в Карачаево-Черкесии (75 километра от Черкесска).

В Карачаево-Черкесии все прошло гладко. А в Ботлихе дело сразу как-то не задалось. Причина в том, что пригодных для садов и пастбищ земель в этих зажатых горами краях — всего ничего. Каждый клочек поделен между местными жителями. А военные потребовали для нового гарнизона ни много, ни мало — 60 гектаров. Это — на первых порах. Потом — еще, для вертолетной площадки. Выходило, что почти все кормившие округу знаменитые ботлихские персиковые и абрикосовые сады — под бульдозерный ковш.

Ботлихцы встали на дыбы. Осенью 2004 года Совет джамаата селения Ботлих, общее собрание жителей райцентра и депутаты внеочередной сессии Ботлихского сельского собрания, приняли решение о «невозможности выделения земельного участка для строительства военного городка из-за дефицита земли». Начались стихийные митинги протеста. 5 ноября того же года около 200 молодых жителей села разогнали строителей и разрушили все, что те успели построить. Местная милиция не вмешивалась в происходящее.

21 октября в растревоженный Ботлих примчался председатель правительства Дагестана, который, как написали в местной газете, «разъяснил собравшимся жителям села необходимость строительства военного городка именно в Ботлихском районе из соображений стратегической значимости для государства». И тут же подписал распоряжение «Об изъятии 60 га земель с/х назначения, находящихся в ведении муниципального образования «сельсовет «Ботлих» и переводе их в земли МО РФ с предоставлением в постоянное (бессрочное) пользование».

В 2006 году сельская администрация обратилась в Европейский суд по правам человека с иском к правительству России. Заявитель требовал возврата всех земель, а при невозможности — денежную компенсацию в размере 3 750 миллионов рублей.

Все было тщетно. Высокие соображения о безопасности государства взяли верх, и властям Дагестана пришлось выделить столько гектаров, сколько просил Генштаб. Стройка закипела, поскольку приказ гласил: 33-я бригада должна быть сформирована и приступить к службе не позже, чем через два года. Батальон военных строителей, куча местных подрядных организаций день и ночь трудились под ободряющее: «Давай, давай! Стройка на контроле у Путина и лично у президента!».

Правда, жителям района страна протянула прямо-таки вязанку пряников. Во-первых, крупные денежные компенсации, в среднем 158,5 тысячи рублей за сотку. Во-вторых, одновременно с военным городком в горах стали строить асфальтированную 130-километровую дорогу. В третьих, премьер Путин, лично приехавший в 2008 году в Ботлих чтобы взглянуть, как дело идет, привез с собой руководство «Газпрома» и РАО ЕЭС. Велел потрясенным масштабом стройки немедленно провести сюда природный газ и линию электропередач. Чтобы не возить стройматериалы по горным кручам, заработали специально построенные в окрестностях села три бетонных завода, на месте было налажено строительство капитальных зданий в монолитном варианте с использованием несъемной пенополистирольной опалубки. К тому же появление гарнизона сулило ботлихцам новые, неплохо оплачиваемые места в обслуге. И они смирились с утерей садов и пастбищ.

Точно в намеченный срок высоко в горах на пустом месте было возведено: ангаров для техники — 42; казарм кубрикового типа на 300 военнослужащих-контрактников каждая — 6; 36-квартирных домов для офицерского состава и прапорщиков — 12; общежитий на 90 человек каждое — 2; поликлиника, столовая на 800 мест, баня на 72 места, школа на 110 учащихся и детский сад на 60 детей, а также офицерское кафе, спортивные залы, закрытые и открытые футбольные поля, бассейн с подогревом воды, культурно-досуговый центр, котельная, пекарня, чайная, штаб и узел связи, здания для ФСБ и прокуратуры, учебный корпус, дороги, водоводы, линии электроснабжения, тоннель. Есть даже взлетно-посадочная полоса, кинологический городок.

В 2007 году началось комплектование бригады. Батальоны и другие подразделения прибывали из Московского, Сибирского, Приволжско-Уральского и Северо-Кавказского военных округов. 1 октября бригада в полном составе была сосредоточена в Ботлихе, получила вооружение, военную технику и другие материальные средства. Недешевые, между прочим. «Сегодня эта экипировка — самое лучшее, что есть в мире», — уверенно докладывал в ту пору начальник Тыла Вооруженных сил генерал армии Владимир Исаков. По его словам, полный комплект снаряжения каждого новоявленного российского егеря обошелся бюджету Минобороны почти в 140 тысяч рублей. Но чего не пожалеешь ради спокойствия Отечества?

Закупили для обоих горных бригад 150 вьючных животных ослов и мулов — чтобы таскать оружие и боеприпасы. Потом, правда, другие умные люди в погонах разузнали, что лошади местных пород будут повыносливей. Ослов с мулами повыгоняли, приобрели лошадей.

Хуже было с другим: где брать подготовленных для войны в горах людей? Несколько десятков офицеров отправили на стажировку с специальный учебный центр во Францию. Договорились со швейцарцами, что те станут учить наших снайперов стрельбе в горах. Привлекли Федерацию альпинистского спорта России. Кое-кого удалось таким образом подготовить.

В результате в августе 2008 года было проведено уникальное ротное тактическое учение в районе Эльбруса. Рота горных стрелков, экипированных штатным вооружением, совершили восхождение на вершины высотой 5621 и 5642 м над уровнем моря. На верхотуре провели стрельбы из штатного вооружения, а также из приданных средств: 82-мм минометов, тяжелых пулеметов и противотанковых средств.

Все это, конечно, впечатляло. Но рота — не вся бригада. А с подготовкой, по крайней мере, той, что поставили в Ботлихе, возникли большие трудности. Прежде всего, в Сухопутных войсках внезапно осознали, что приспособленного для подготовки егерей полигона поблизости нет. Подразделения бригады начали было ездить в Веденский район Чечни и в осетинский Дарьял. Но было это далеко и дорого.

Достаточное ли это объяснение тому, почему понадобилось передислоцировать 33-ю бригаду в Адыгею и тем превращать ее, по сути, в обычную мотострелковую? Неизвестно. Минобороны и Генштаб как в рот воду набрали. Хотя не худо было бы рассказать налогоплательщикам, кто и как ответит на пущенные в распыл наши общие 14 миллиардов рублей? 14 миллиардов — много это или мало? Для сравнения — на всю российскую культуру на будущий год запланированы ассигнования всего в 34 миллиарда.

Пытаясь докопаться до истины, «СП» разыскала офицера, который еще недавно служил в 33-й отдельной горной бригаде. Зовут его Роман Смирнов, бывший редактор многотиражной газеты бригады. Сейчас в запасе, работает в Москве.

— Никому из офицеров бригады, с которыми я поддерживаю связь, тоже ничего никто не объяснял. Приказали быстренько собираться и — вперед, в Майкоп. Не исключаю, что место для городка с самого начала было выбрано очень неудачно. Бригаду посадили в седловине, вокруг горы. С них все — как на ладони. Мы не раз фиксировали, что с вершин за нами наблюдают в бинокли. Кто и зачем — неизвестно. Но в случае чего с окрестных гор расстрелять гарнизон труда бы не составило. Как и блокировать единственную дорогу. Может, поэтому все так случилось?

За комментарием «Свободная пресса» обратилась к главе администрации Ботлихского района Магомеду Патхулаеву:

«СП»: — Вы можете хотя бы предположить, почему решено вывести горных стрелков из вашего района?

— Не только я — никто не знает. За все эти годы — ни одного конфликта с ними. Наверное — большая политика.

«СП»: — А с командиром бригады на эту тему не говорили, когда прощались?

— Он и не попрощался. В 5 утра сел вместе со своими солдатами в машины и уехал.

«СП»: — Когда вы должны принимать на свой баланс военный городок бригады?

— Понятия не имею. Постановление правительства России на этот счет, подписанное Путиным, видел. Однако точных сроков там нет. Военные тоже молчат. Хотя обещали еще до сентября внести полную ясность.

«СП»: — Вы разговаривали с военными по этому поводу?

— Постоянно говорю. Спрашиваю: покажите, что именно хотите нам передать и на каких условиях? Не отвечают. По слухам, передадут школу, детский сад, ряд других зданий.

«СП»: — А склады, казармы, боксы для боевой техники? Они вам хоть для чего-нибудь нужны?

— Это нам ни к чему. Понимаете, одно дело принять здания и инженерные сети на баланс района. Другое — их содержать. В районном бюджете денег на это не заложено.

«СП»: — Тогда, выходят, военный городок попросту растащат?

— Скорее всего.

«СП»: — А что местные жители говорят по поводу ухода военных?

— Население против этого. Когда бригада стояла здесь, мы чувствовали себя в безопасности. Это было очень важно, люди еще не забыли вторжение банд Басаева и Хаттаба в наш район. После ухода бригады уверенности, что подобное не повторится, не стало. Кроме того, около 400 ботлихцев работали в военном городке. Сегодня они без работы. Коллективное письмо по этому поводу жители района отправили министру обороны Сердюкову.

«СП»: — Ответ получили?

— Нет.

…Говорят, министр обороны Сердюков умеет очень хорошо считать. Дескать, за это его и ценит Путин. Судя по Ботлиху, можно предположить одно из двух: либо счетовод из Сердюкова все же хреновый, либо 14 миллиардов для него — не деньги, так, арифметическая погрешность.

Фото: footballacademy.ru, Односельчане.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Александр Саверский

Президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов»

Константин Нациевский

Политик, депутат Челябинской городской Думы от КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня