Общество

Зачем тебе Толстой? Ты его застрой!

Ломают дом из «Войны и мира» на Воздвиженке — один из главных литературных адресов Москвы

1998

Время к полуночи. В ворота дома № 9 на Воздвиженке пытается въехать экскаватор. Не получается. Дорогу ему преграждают около десятка самых настоящих граждан. Сейчас их объединяет одна цель — сохранить дом № 9 для потомков. Они знают, что означает экскаватор рядом с историческим зданием в Москве. Так существует ли в реальности «новая градостроительная политика» города, или это не более чем очередная ложь?

Если и случится конец света, он выйдет из недр бюрократии

В 2009 году комиссией под председательством В. Ресина, прозванной в народе «сносной», из перечня выявленных объектов культурного наследия был исключен исторический, в прямом смысле этого слова, дом. Дом, построенный в 18-м веке, имеет богатую историю. Среди владельцев были Муравьевы-Апостолы, получившие его в наследство от генерала Грушецкого, участвовавшего в покорении Крыма. А в 1816 г. его приобрел некий князь Волконский, дед некоего Льва Толстого, хозяин Ясной Поляны и прототип старого князя Болконского в «Войне и мире». Вместе с владельцем оказался в романе и сам дом, в котором Толстой в молодости неоднократно бывал на балах, где познакомился с княжной Щербатовой, ставшей впоследствии прототипом Кити Щербацкой в романе «Анна Коренина».

После отрыва от культурного наследия Москомархитектуры в 2011—2012 гг. выдает документ (ГПЗУ — градостроительный план земельного участка), разрешающий надстройку дома по проекту, который никому не демонстрировался и, вероятно, тщательно скрывался. Главный архитектор города утверждает «архитектурно-градостроительное решение». Вслед за этим Мосгосстройнадзор и ОАТИ выдают разрешение и ордер соответственно.

Сам факт выдачи подобных документов вызывает вопросы — здание находится в объединенной охранной зоне, где разрешена только регенерация (восстановление) исторического облика. Каким же образом надстройка двух новых этажей в бумагах Москомархитектуры оказалась регенерацией? Не надстроить ли нам для сдачи в аренду здания Кремля? Под представительство Ротшильдов, например. Что они все за кулисами, да за кулисами… А Москомархитектуры оформит это как «регенерацию». Не верите? Напрасно. Именно так данный орган и оформил надстройку никогда не существовавших этажей дома Волконского.

Таким образом, органы власти Москвы, нарушив, как можно предположить, федеральный и городской законы, выдали все необходимые застройщику разрешения. Более того, действия Москомархитектуры выглядят как обман. Заметьте, все это происходит уже не в «варварские лужковские времена», а после назначения нового мэра, который, если верить оплачиваемым властью СМИ, делает все для москвичей, во имя москвичей и на благо москвичей.

Однако в феврале 2013 года Министерство культуры РФ, опираясь на мнение госэкспертов, отклоняет проект градостроительного регламента, предусматривавшего уничтожение первоначального облика дома. С этих пор застройщик торопится — в марте начинается слом кровли и стен здания, неразрешенный даже выданными ему бумагами. Участники движения «Архнадзор» дежурят почти в круглосуточном режиме, вызывают полицию каждый раз, когда рабочие с отбойными молотками приступают к сносу. Полиция регулярно останавливает работы. С наблюдением помогают местные жители. Тем не менее, стены постепенно тают: как и все последние двадцать лет, наглость, связи и деньги — все, закон, ценности и здравый смысл — ничто.

В пятницу, 19 апреля, у ворот уничтожаемого дома на Воздвиженке состоялся народный сход в форме встречи с депутатами Госдумы Владимиром Родиным и депутатом Мосгордумы Андреем Клычковым. На встрече выступили, в том числе, координаторы «Архнадзора» Константин Михайлов и Рустам Рахматуллин. Выводы сделаны неутешительные: ни один из памятников, по которым еще три года назад «Архнадзор» зажег тревожный сигнал, так и не вышел из критического состояния. Палаты Гурьева, дом Быкова, Круговое депо у Ленинградского вокзала (одно из нескольких подобных, оставшихся в мире), 2/5 которого росчерком пера только что обрекли на снос. Добавились новые жертвы: исторические корпуса Екатерининской больницы на Страстном бульваре, стадион «Динамо» и многие другие; «толстовский» дом на Воздвиженке, известный всему миру как часть образа Москвы, уничтожается по сути ради жалких копеек. Более того, работы ведутся по вечерам и ночам, поскольку владелец ломает здание даже без отселения арендаторов.

Кто ломает?

Межрегиональный общественный фонд «Центр развития межличностных коммуникаций». Звучит уже издевательски подозрительно. Немало организаций с подобными названиями было создано для прикрытия сомнительной деятельности. В процессе развития межличностных коммуникаций, фонд построил смежное четырехэтажное здание у самого выхода из м. Арбатская, где сдает помещения кафе, банку и под офисы. В прошлой жизни он именовался «Центр развития русского языка» и патронировался Людмилой Путиной. Среди учредителей: Кирилл Ковальчук, сын одного из небезызвестных братьев Ковальчуков, директора Курчатовского института Михаила Ковальчука. Татьяна Шестакова — жена депутата Госдумы Василия Шестакова, одного из создателей уже знаменитого питерского клуба дзюдо «Явара-М». Ранее Татьяна Шестакова числилась руководителем одной из компаний ООО «Меридиан», сдающей офисы в здании на Воздвиженке.

Однако, несмотря на околопрезидентский шлейф, с развитием ситуации становится все более очевидно: представление о властном ресурсе застройщика явно преувеличено. Центр не может предъявить полиции оригиналы разрешительной документации, демонстрируя лишь копии, хотя неоднократно обязывался сделать это. Вероятнее всего фонд прикрывается громкой фамилией и мероприятиями вроде вручения «Горьковской литературной премии» для банального извлечения денежного потока.

Поразмышляем.

На каждое принимаемое в последние годы решение российские чиновники пытаются найти аналогичные и не очень примеры из опыта западных стран разных периодов (вплоть до столетней давности). Ну что ж, взглянем и мы на другие страны. Вот же они — Цюрих, Париж, Лондон, Вена — города, где так любят проживать эти же чиновники, где живут их семьи, учатся их дети, хранятся их деньги (возможно, деньги следовало бы поставить вначале списка), и куда сами они собираются окончательно съехать либо сбежать по окончании «службы родине», не дожидаясь благодарности. Что сделали бы в этих городах с таким домом, описанным всемирно известным писателем во всемирно известном романе? Правильно, сдували бы с него пылинки и показывали на бесчисленных экскурсиях, как достояние нации. Так оно и происходит. Не за это ли, в том числе, любимы эти города нашими «служителями»? Тогда что же для них Россия, и что есть они для России?

Почему вдруг о чиновниках? Потому что желающие снести любое историческое здание, надстроить Кремль или выселить из Москвы всех, чей доход меньше пяти тысяч долларов, найдутся всегда. Одна из задач госслужащих, нанятых обществом (подождите, пока не смейтесь), не допускать подобного развития событий. Правда, нередко случается так, что первые вдруг оказываются среди вторых, например, в качестве советников мэра по строительным вопросам. И тогда возникают сомнения: отличаются ли чем-нибудь первые от вторых и вторые от первых?

Но каковы бы ни были чиновники, есть субъект гораздо более значительный и сильный — мы. Чем дольше мы молчим, тем больше потеряем, тем больший урон будет нанесен нашей памяти. Никакой добрый царь или назначенный им мэр не сделают ничего, пока мы не скажем: «Хотим сохранить наследие предков». Так скажем ли мы?

Фото: ИТАР-ТАСС/ Сергей Карпов

Новости СМИ2
Новости Лентаинформ
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Лев Гудков

Директор "Левада-центра", доктор философии

Евгений Змиев

Руководитель консультационной практики «Управленческие решения деловых проблем»

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня