Общество
13 ноября 2013 11:00

Основной закон власти

Депутатов и чиновников хотят заставить сдавать экзамены на знание Конституции

4575

Председатель Госдумы Сергей Нарышкин заявил о необходимости ввести обязательный экзамен на знание Конституции для каждого, кто поступает на государственную службу. Начать проверку предлагается с работников аппаратов законодательных органов власти в июне следующего года.

Цель инициативы, как объясняет сам Нарышкин в своей статье, опубликованной в «Российской газете» - поменять отношение людей к букве закона.

По его мнению, сейчас можно наблюдать серьёзные изменения «в трактовках ценностей свободы и справедливости», что в конечном итоге приводит к желанию освободиться от правовых норм. Главная причина такой «деформации», уверен Нарышкин, — незнание Конституции, которая «перестала быть „настольной книгой“ и для многих политиков, и для чиновников».

Одной из мер, «способной хоть как-то поправить существующее положение вещей», считает он, могло бы стать введение обязательного экзамена для госслужащих на знание Основного закона.

Так ли это?

Законы у нас, действительно, трактуются зачастую достаточно вольно — и это давно ни для кого не секрет. Но только ли в незнании конституционных постулатов кроется причина правового нигилизма? Или проблема все же в избирательности применения законодательных норм?

«Я бы не ставил разделительный союз «или» в данном случае, потому что эта проблема многокомплексная и многоуровневая, — говорит адвокат Вадим Клювгант. — И частью ее является абсолютное невежество, причем воинствующее невежество, переходящее в мракобесие, в том числе, и с точки зрения знания Конституции страны. Я, безусловно, согласен (вне всего остального и вне зависимости от всего остального), что любой человек, занимающий должность на государственной службе, Конституцию должен знать. Вот это у меня сомнений никаких не вызывает. Другой вопрос, что это никакая не панацея, и менять надо отношение не к букве закона, а, прежде всего, к его духу, смыслу и месту его в жизни страны. А вот здесь уже, конечно, одних знаний недостаточно, здесь главным является то, как власть сама обращается с законом. Потому что пример правопослушания и законопослушания должна подавать именно власть — только в этом случае она имеет право чего-то требовать от граждан и от общества. А если невооруженным глазом виден диссонанс между тем, что закон требует (а Конституция — это основной закон, причем, у нас это закон прямого действия), и тем, как ведет себя власть в отношении граждан, их прав и свобод, то это уже болезнь, которая лечится совсем другими методами, чем экзамен на знание Конституции.

Президент Фонда конституционных реформ, один из авторов современной российской Конституции Олег Румянцев инициативу спикера считает полезной:

— Незнание Конституции, действительно, является одной из причин правового нигилизма. С другой стороны, в этом кроется и причина недостаточной активности граждан в отстаивании своих прав. Потому что права, записанные в Конституции, нужно реализовывать, прежде всего, самостоятельно, без традиционного для нашего правосознания иждивенчества. Вот почему знание Конституции просто необходимо, я инициативу Сергея Евгеньевича, безусловно, поддерживаю. У нас получилось некоторое «провисание»: все знают Конституцию с точки зрения довольно больших, по сравнению с традиционными демократиями, прав президента — в этой части она у нас работает очень хорошо… А что касается основ конституционного строя, прав и свобод, то по этим главам подспудно проводится мысль, что это некая нереальная картина, некий общественный идеал, некая программа на будущее. Это категорически не так. Это часть Конституции, основного, высшего закона прямого действия. Что касается знания Конституции при поступлении на государственную и, я бы еще добавил, на муниципальную службу, конечно же, это необходимо.

Государственные и муниципальные служащие несут не только права, находясь на службе, но и обязанности по отношению к обществу, к гражданам. И было бы очень здорово, чтобы, беря на себя определенное бремя обязанностей, они понимали и свою ответственность. У нас очень часто говорят об ответственности, о персональной ответственности, о политической ответственности, но не очень хорошо понимают, в чем она выражается. Конституция как раз достаточно полно обрисовывает пределы такой ответственности, поскольку система государственной власти там записана с четвертой по восьмую главу весьма детально.

«СП»: — Допустим, человек изучил внимательно Конституцию, понял, что где-то его права нарушаются, и решил сам их отстаивать. Как он должен это делать?

— Он может и должен идти в суд. Правоприменительная и судебная практика — это, конечно же, путь для реализации всех положений Конституции.

«СП»: — Но мы же знаем, как, мягко говоря, без пиетета, наши граждане относятся к нашей судебной системе…

— А не надо всем средствам массовой информации хором петь про то, что у нас не парламент, а копировальная машина и т. д. Когда люди слышат с утра до вечера (по телевизору, по радио, в блогах различных), что у нас законы принимают плохие, люди, естественно, думают: «А зачем мне подчиняться плохим законам?».

«СП»: — Законы как раз, скорее, хорошие. Здесь никто не спорит. Но практика правоприменения, как в пословице про «дышло»…

— Что значит, никто не спорит? В СМИ только и слышно: какие плохие законы принимаются! Это я считаю категорически не приемлемый подход в правовом государстве. Закон суров — но это закон. И начинать надо свое правовое образование с Конституции. Потому что, конечно же, у нас очень широкий каталог прав и свобод, просто надо их знать. И, естественно, дальше уже дело институтов гражданского общества, общественных объединений, некоммерческих организаций, других форм объединений граждан, чтобы реализовывать свои права, как самостоятельно, так и коллективно.

Совершенно иной взгляд на проблему у доцента кафедры права НИУ МИЭТ, кандидата юридических наук Юрия Слободкина:

— Утверждение Нарышкина, что вся проблема в незнании Конституции — это, на мой взгляд, попросту стремление выдать желаемое за действительное. На самом деле попросту отсутствует признание нынешней Конституции в качестве основного закона. Ведь она не была принята. Она была надета как обруч на шею нашего народа. И в этой связи все эти заявления — не больше, чем попытки придать ей пиетет и размашисто отметить желаемое 20-летие.

«СП»: — Что значит, не была принята? Поясните…

— Она является Конституцией, которая, так скажем, была дарована народу. По таким дарованным, октроированным конституциям человеческие сообщества жили и живут, например, в Марокко, Эфиопии, в Брунее, Катаре — да, много таких режимов, где Конституции по существу не были приняты народом. Такой же является и наша Конституция. И все попытки каким-то образом придать ей уважительное отношение обречены на полный провал. Мне думается, что предложение Нарышкина направлено на то, чтобы отбирать на госслужбу и в государственные структуры людей, полностью лояльных нынешнему режиму. Но даже если оно будет реализовано, ни к чему хорошему это не приведет. Потому что всякое насильственное внедрение в сознание тех или иных постулатов, в том числе и конституционных, не принесёт желаемого результата. Ну, а как наш Основной закон расходится с жизнью, и как его исполняет сама власть — это тема особая.

«СП»: — Вы имеете в виду, что вопрос о справедливости не решен? И конституционное равенство у нас такое гипотетическое?

— Разумеется. И я не говорю только о социальной проблеме. Один пример: в статье 26 Конституции записано, что каждый имеет право определять и указывать свою национальную принадлежность. Но что «никто не может быть принужден к указанию и определению своей национальной принадлежности». В принципе, у меня нет никаких возражений против положений этой статьи, и она как будто провозглашает равенство. Но что случилось? Правительство Черномырдина (разумеется, по отмашке Бориса Ельцина и его окружения) утвердило в 1997 году положение о российском гражданском паспорте, в котором графа национальность отсутствует (якобы, эта графа мешала людям некоторым себя полностью реализовать в советское время). Но татары и башкиры, вернее руководство этих республик, возмутились и воспротивились, когда ознакомилось с таким образцом паспорта. Они пригрозили руководству РФ тем, что обратятся в Конституционный суд. И, опасаясь, что это приведет к грандиозному всероссийскому скандалу, МВД дало указание принять инструкцию, которая предусматривала в паспортах, выдаваемых на территории Башкирии и Татарии, специальный вкладыш. В этих вкладышах уже на национальном языке присутствовала и графа «национальность». Почему они возмутились? В советских паспортах графа была, а тут вдруг их лишают национальной идентификации. И руководство пошло на уступки, потому что опасалось скандала: очухаются русские, очухаются другие этнические сообщества, и тоже возмутятся. Вот вам и равенство. Продвигающие сегодня идею электронных паспортов тоже, я думаю, рассчитывают как раз на то, что эти паспорта будут безнациональными.

«СП»: — Бориса Ельцина нет в живых. Черномырдина — тоже. У нас давно другой президент. И он не раз говорил, что с Конституцией надо обращаться бережно и очень осторожно…

— Небольшая иллюстрация: среди недавно награжденных Путиным — я обратил внимание — несколько представителей нашего олигархата. А в современной криминологии (наука о возникновении и развитии преступности, причинах преступности, личности преступника)… олигарх — это наиболее опасный тип экономического преступника. Вот вам наглядное сращивание нынешней власти с самым оголтелым криминалитетом. Почему не понимает этого тот же Путин? Ведь награды им вручаются от имени государства.

Фото: Александр Вайнштейн/Коммерсантъ

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Андрей Суздальцев

Заместитель декана факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня