Общество
27 ноября 2013 15:30

«Чемодан» исторических раздоров

За скандальной установкой на Красной площади рекламного павильона скрываются глубинные противоречия

9075

Установка на Красной площади огромного рекламного павильона в виде чемодана одной известной марки вызвала возмущение в обществе. От «чемодана» уже открестились все возможные организаторы. Тем не менее известно, что на главной площади страны без разрешения государственных властей невозможно не то, что соорудить павильон, но даже пригнать грузовик со стройматериалами для его установки. Это позволяет думать, что помимо проведения рекламной кампании изначально замышлялась и политическая провокация.

У каждого народа есть священные символы. Для нас одним из них давно стала Красная площадь. И именно вокруг ее облика не умолкают дискуссии все годы после развала Советского Союза, когда страна отказалась от коммунистической идеологии. Именно после этого на Красной площади, откуда бойцы Красной Армии отправлялись прямо на фронт 7 ноября 1941 года и где спустя почти четыре года маршал Жуков принимал Парад Победы, стали устраиваться различные рок-концерты. Каждый год посреди величайшего в мире архитектурного ансамбля строят каток с будками из фанеры и картона.

Постоянно разносятся предложения тех или иных общественных деятелей о сносе Мавзолея Ленина и уничтожении некрополя у кремлевской стены, где захоронен самый цвет нации, включая Горького, Королева, Гагарина, маршалов Великой Победы.

В поддержку идеи уничтожения одного из главных народных символов часто приводится аргумент, что-де неуместно на кладбище устраивать концерты. А различные предвыборные шоу, по этой логике, уместны?

Но вот установка рекламного павильона стала, видимо, последней каплей. Оправдания, что все деньги от продажи билетов на выставку походных сумок в «чемодане» должны пойти на благотворительность, выглядят жалко. Против «чемодана» выступили лидеры думских фракций, министр культуры и члены Общественной палаты. ГУМ, к 120-летию которого и планировалась выставка, заявил, что не имеет к «чемодану» никакого отношения. Администрация президента уверяет, что не давала разрешения на установку павильона. То же сказали в управлении делами президента и в столичной мэрии. В ФСО, без ведома которой ничего подобного на Красной площади появиться просто не могло, тоже заверили журналистов, что не имеют к произошедшему никакого отношения. В результате уже принято решение о срочном демонтаже сооружения.

Но вопрос о сохранении исторической памяти и роли в этом государственной власти не может быть разрешен сразу после разборки странной конструкции. Ведь все последние годы близкие к Кремлю круги в качестве официальной интерпретации тех или иных исторических событий пытаются предложить обществу самые разные толкования. Сталин — то тиран, то эффективный менеджер. Великая Отечественная война — война за независимость Родины, то кровавое столкновение двух диктаторов. Октябрьская революция — то великое мировое событие, то простой переворот.

Причем такой разнобой мнений существует по поводу не только новейшей истории. Декабристы предстают то в роли борцов за свободу, то провокаторов-масонов, желавших развалить страну. А Пушкин — то великий поэт, то друг этих масонов. Емельян Пугачев — то народный герой, а то бунтовщик против благословенного порядка. По сообщениям в СМИ, даже собираются снимать кино о пользе крепостного права, которое ранее всегда считалось позором России.

Главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН Сергей Кара-Мурза подчеркивает, что сопротивляться утрате национальных символов граждане могут только сообща:

— На мой взгляд, установка этого «чемодана» на Красной площади не преследовала политическую цель. Всё намного проще и объяснимо коммерческими интересами. А разрешение на установку могли выдать за деньги. Вряд ли это пробный камень в общественное сознание.

«СП»: — Насколько общество готово сопротивляться подобным провокациям?

— Думаю, общество у нас не всегда способно отстоять значимые для себя вещи. Ту же Красную площадь много раз использовали в коммерческих целях. Там проводили и рок-концерты, и устраивали каток. Про себя некоторые возмущались, но никаких протестов не было. Нынешний «чемодан» мало что прибавил к существующему положению вещей. Просто, может, он слишком уж нагло выглядит.

«СП»: — Где грань между активностью и пассивностью в отстаивании символов?

— Если есть какая-то общность, в которой люди могут хотя бы обзвонить друг друга, то власть вынуждена реагировать. К примеру, ветеранские организации выступили организовано против закона о так называемом «символе Знамени Победы». Разобщенные люди ничего сделать не могут, только обругать власть на кухне. Поэтому гражданам надо собираться в общности.

«СП»: — Подобные «чемоданы» будут в дальнейшем появляться?

— Думаю, что нет. Наоборот, у нас началась кампания с условным названием «Единство нации». Поэтому будут больше обращать внимание на символы и будут пресекать подобные вещи. Заметьте: сейчас власти решили ч"емодан" убрать. А вот лет семь назад его бы никто, может, и не заметил.

«СП»: — Почему, на ваш взгляд, несмотря на все дискуссии, Мавзолей Ленина боятся трогать?

— Думаю, что сама власть этого не хочет. Снос Мавзолея может вызвать большую злобу в обществе и останется в памяти людей как «черное дело». При этом, его будут ассоциировать с конкретным лицом, к примеру, с Путиным. Это всё равно, что взорвать Храм Христа Спасителя. Никто не хочет с этим связываться.

Руководитель отдела философии политики Института философии РАН Владимир Шевченко считает, что борьба с историческими символами может обернуться для государства большой бедой:

— Конечно, в установке «чемодана» не обошлось без коррупционной составляющей. Хотя сейчас все открещиваются, и будто концы в воду. Но это действо нельзя расценивать иначе, как пробный шар в общественное сознание. Правда — очень дешевый. Таких шаров было уже много. Реакция всегда отрицательная, люди понимают, что Красная площадь — священное место.

«СП»: — Рок-концерты такого возмущения не вызывали.

— К сожалению, власть и интеллигенция часто не замечает вопиющих вещей. В конце концов, на Красной площади лежат и убиенные люди. Там должна быть соответствующая обстановка. Кто-то должен выразить возмущение тем, что постоянно происходит в сердце России. Мы понимаем, что все мероприятия на Красной площади идут по согласованию с Кремлем. Возможно, поэтому интеллигенция не хочет выражать свой протест.

«СП»: — Власть взяла курс на защиту национальных символов или просто выжидает удобного момента для отказа от них?

— В политике никогда нельзя предугадать действительных планов, обычно они открываются постфактум. Хотя по поводу Победы во власти, как мне кажется, сложилась однозначная позиция. Ведь Победа имеет метафизическое значение, как основа всей нашей современной жизни и государственности. Поэтому это событие воспринимается как победа добра над злом. В России отметены все попытки уравнять Сталина и Гитлера.

Власть колебалась, но всё-таки выбрала правильную линию, хотя и не выразила еще своего отношения к Сталину как к Верховному главнокомандующему.

Некрополь у кремлевской стены, на мой взгляд, тоже еще долго трогать не будут. Это очень сильный удар по сознанию людей всех поколений, даже молодых. Боюсь, такого потрясения страна просто не выдержит.

«СП»: — К чему может привести мозаичная концепция истории, где Победа — это хорошо, а Октябрьская революция — плохо, свободолюбивые стихи Пушкина — хорошо, а восстание декабристов — плохо?

— В стране нет общенационального согласия по самым базовым ценностям. Даже Победа далеко не для всех ценность. Не говоря уже про все остальные события истории. Это приводит к очень печальным последствиям. Они проявляются в потере многими людьми смысла жизни, большим числом самоубийств, полным хаосом в головах людей, с которым приходится сталкиваться.

Выход можно найти в формулировании общей идеологии, которая бы связала воедино все исторические этапы российского государства. В принципе, такая задача ставится президентом. Но я пока не вижу как это сделать. Если посмотреть наше телевидение, то оно кроме вреда ничего не приносит.

Надо найти хоть какое-то единство в оценках событий прошлого. Но этого нет вовсе. Идею примирения многие воспринимают так, что либо одни должны безоговорочно капитулировать, либо другие. С разных идеологических позиций люди смотрят друг на друга будто сквозь прицел винтовки.

Фото: EPA/ИТАР-ТАСС

Последние новости
Цитаты
Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня