Общество

Настоящий киевский рок-н-ролл

Захар Прилепин о письмах протеста деятелей культуры

  
40918

Периодически на глаза попадаются высказывания на тему, что обращения культурной общественности против «крымского аншлюса» напоминают «расстрельные» письма 37-го года. (Вообще ничем не напоминают, но мы не об этом). Такие ассоциации помогают всем российским противникам «крымского аншлюса» воспринимать себя выше, твёрже, сильнее: на них ужасный 37-й катит катком, а они стоят на пути, взявшись за руки и погибели не страшась.

Некая смехотворность ситуации заключается в том, что оппозиционная общественность ничем не рискует — но напротив, получает бесплатную возможность уважать себя всё больше, думать о себе всё лучше, всё честней смотреть в глаза зарубежным коллегам, читателям и слушателям, всё острее надеяться на международное признание, на чистую совесть, на место в раю.

Гастроли им точно не отменят ни в разных странах СНГ (как театру Безрукова в Грузии), ни в Европе, ни в США, ни на Украине тем более — а могут и лишний раз позвать в гости. Зрителей, читателей и слушателей они не потеряют — причём даже в России. В том числе, и потому, что русский зритель, читатель и слушатель на удивление толерантен — ему вообще всё равно, каких именно взглядов придерживается Акунин, Гребенщиков или Лия Ахеджакова. Хорошо делают свою работу — и ладно.

Куда сильней рискуют как раз сторонники «крымского аншлюса» — хотя лишнего страха нагонять не станем и сразу оговоримся, что их риск тоже не смертельный. Тем не менее, моральные травмы, которые они несут — куда более серьёзны. Все желающие могут отследить, какой обструкции подвергся, к примеру, замечательный русский поэт и филолог Дмитрий Бак — как его в один день за одну подпись под одним письмом разом объявили нерукопожатным самые неожиданные люди — и с какой силой своей моральной правоты они Бака отчитывали (ни разу не спросив себя: «Кто я вообще такой?»).

А какие категорические определения звучали по поводу режиссёра Павла Лунгина и режиссёра Карена Шахназарова!

Мой знакомый журналист (и хороший журналист! — но либеральных взглядов) немедленно определил, что самим отношением к крымским событиям наконец проведена чёткая линия между «советской культурой» и просто культурой. Так кромешный антисоветчик и великий актёр Олег Табаков, матёрый антикоммунист и великий поэт Юрий Кублановский, всемирно известный джазмен Игорь Бутман и всемирно известный пианист Денис Мацуев — вообще никоим образом не причастные к большевикам, разом угодили в «советскую культуру».

И что, вам — на вашем рукопожатном берегу — не скучно будет? В лоне настоящей культуры? Конечно, мы понимаем, что с вами Шевчук, Макаревич и Лев Рубинштейн — но всё-таки: не скучно?

Меня мучают догадки, что, к примеру, ряд крупнейших, того же уровня, что Шевчук с Макаревичем, рок-музыкантов придерживаются несколько иных, чем они, взглядов по украинской проблеме — но молчат. Причина молчания элементарна: они ж знают — если угораздит высказаться, их тут же начнут жрать поедом. Причём, не на Украине, а здесь, здесь, у себя дома. «Продался! — будут кричать из каждой форточки, в смысле — из сорока тысяч фейсбучных форточек, со страниц самых глянцевых журналов и самых независимых сайтов, а также в рупоры самых популярных радиостанций. — Продался! Ату его!»

В России давно мало кого покупает государство (ему проще содержать трёх телеведущих вместо трёх Союзов композиторов и трёх Союзов писателей) — но все по-прежнему ужасно боятся быть заподозренными в продажности. Это касается и актёров, и художников, и литераторов всех мастей.

Образованные люди прекрасно отдают себе отчёт, какую позицию заняли бы сегодня другие представители «советской культуры» в лице таких разных персонажей как Солженицын или Бродский. Идём дальше — как Михаил Булгаков или Леонид Леонов. Идём ещё дальше — как Достоевский или Константин Леонтьев, Гоголь или Пушкин. О Грибоедове или Державине вообще молчим — эти вообще были на службе у тиранов.

Во всех этих случаях вопрос выбора вообще не стоял бы и минуты.

Иное дело теперь. На классиков оглядка — моветон. На российскую государственность и способы её создания — тоже. Из нашей истории прогрессивная общественность хорошо помнит только Гитлера. Видимо, именно так звали создателя и собирателя Российской империи.

«Времена меняются», — скажете вы. Да нет, ничего не меняется. В XVIII веке считали, что, слава Богу, на дворе не XVII-й. В XIX-м благодарили за то, что не в XVIII-м живут. В XX-м все понимали, как далеко ушли от XIX-го. Но делали из века в век одно и то же. И дальше будет ровно то же самое.

Карту мира ещё сто раз перерисуют — и участвовать в этом будут не только проклятые российские империалисты, но и «мировые демократии». Собственно, они и не прекращали этим заниматься ни на минуту.

Если что и меняется, так это самовольное причисление к национальной российской элите тех людей, которые… Ну, скажем так: за всю элиту и тем более — за всю нацию отвечать не могут. Только за ее часть. И только по праву таланта. Но никак не по праву необычайного мужества.

Кто ведёт себя смело сегодня — так это представители украинской интеллигенции. Когда лидер группы «Океан Эльзи» заявляет о своей позиции на Майдане — он отдаёт себе отчёт, что его могут услышать в России и уверенно ставит на кон свой успех и свои концерты здесь. И местными слушателями не дорожит: ему собственная Родина важней.

А чем таким рискует Максим Леонидов и некоторые другие вышеупомянутые российские звёзды, твёрдо ставшие на путь борьбы с отечественным милитаризмом? Они просто принимают сторону добра, света, общечеловеческих ценностей и прочего сгущённого молока.

Собственно говоря, так всегда и было. Никакой пресловутой борьбы с Советской властью наши рок-идолы никогда не вели — понемногу играли и пели себе и нам на радость. Столь же мирно перешли через ужас и хаос 90-х. «Зато теперь любой за границу может выезжать свободно», — часто говорил тогда БГ. Особенно не бузили все названные и в «нулевые» — а чего бузить, когда можно просто петь — петь-то не мешают?

Самое главное, что и дальше всё останется, как прежде. 37-й не настанет — и никто о нынешней позиции им не напомнит.

А пройдёт месяц, другой, третий — и «Океан Эльзи» всё равно приедет в Россию выступать: местные чиновники — забудут, как именно называлась группа этих украинских хлопцев, а русским людям традиционно всё едино — они одновременно и за Крым и за «Океан…».

Если и можно сегодня проявить какое-то серьёзное, на отрыв башки и перелом нервов, мужество — так это одним образом: взять и в Киеве какому-нибудь известному персонажу (российскому или украинскому, не важно) во всеуслышание прокричать: «А я против!»

— Да мы все против, — ответили бы ему.

— Нет, я против другого, — ответил бы он. И все в удивлении затихли бы.

— Я против сил добра и света, прогрессивных ценностей, европейского выбора, либерального порядка и всего вашего сгущённого молока. Если вы за демократию — дайте всем демократии. Если вы против чужеродного вмешательства — надо было слать к лешему и москалей, и Меркель, и Нуланд, а не кого-то одного. Если против коррупции — не стоило менять коррупцию на коррупцию. Если вы за войну — идите и воюйте. Если за мир — не зовите НАТО. А если вы за всё перечисленное одновременно — тогда идите к чёрту.

Тут тоже бы 37-й год не случился.

Но это точно был бы настоящий рок-н-ролл.

Фото: Коммерсантъ /Дмитрий Азаров

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня