Общество / Новости Украины

И пришло разрушение

Платон Беседин о новом противостоянии внутри Украины

  
8678

То, что началось в Украине как нелепый фарс, превратилось в кровавый фарш. С работой, социальными выплатами — проблемы. С безопасностью, спокойствием — ещё хуже. Крым потерян, на очереди — Юго-Восток. Гражданская война, сколько бы украинские СМИ ни переубеждали в обратном, пылает в умах и сердцах, а периодически и на улицах. Понимания между людьми всё меньше, ненависти — всё больше.

Украина похожа на больного аппендицитом. Обратилась к плохим врачам. Выпотрошили, словно на таможне, и возвратили изуродованную, с тем же аппендицитом.

Евромайдан выпустил бесов, сидевших взаперти двадцать последних лет. Бесов непонимания, глупости, противоречий. И дым горящих покрышек как антураж к их появлению. У бесов есть лишь одна цель — разрушать во имя разрушения. Их нельзя контролировать. От того в катастрофическом украинском пейзаже отвратительнее всего абсолютная бесперспективность, обречённость происходящего.

Всё точь-в-точь по Вертинскому: «Я не знаю, зачем и кому это нужно»? С «кому» — ясность. А вот «зачем» — категория, действительно, сомнительная. Если отбросить эффектные лозунги, ради чего выходили на Евромайдан? Ради чего умирали? Ради новой Конституции, парламента, президента. Так ведь было заявлено. Что получили в итоге?

Президент сбежал. Аллилуйя. Его оплевали и те, кто голосовал, и те, кто ненавидел. Его предали ближайшие соратники: все эти ефремовы и германы, так долго, так яро распинавшиеся о чести и долге. Да, Янукович ушёл, а прихвостни его осталась. Только головы им развернули на сто восемьдесят градусов. Чтобы кнопки при голосовании жали нужные. Они опытные — им не привыкать. Фасад украинской хаты покрасили, но внутри — пепелище и всё те же, хорошо знакомые люди, вышедшие из режима Кучмы.

Возвращение же Конституции 2004 года большинство и не заметило. Ведь разницу сантехники у себя дома и в резиденции президента народ понимает, а вот в президентско-парламентских и парламентско-президентских государствах ориентируется с трудом, по верхушкам. Между тем, именно в смене Конституции — ответы и ключи к нынешним и будущим событиям.

Украина вновь стала парламентско-президентской. Это значит, что президент больше не сможет назначать министров и губернаторов, а решения будут приниматься фракциями, которым придётся создавать большинство. Что может быть для украинского депутата сложнее, несмотря на двадцать с лишним лет тренировок?

Новая Конституция, по словам оппозиции, должна была уничтожить диктаторский режим Януковича. Тезис странный, учитывая, что Виктор Фёдорович и без того был обречён этой же оппозицией. Выходит, вопрос состоял не в персоналии, а в самом свято месте. Неслучайно на вопрос: «Кто вместо Януковича?», отвечали: «Да кто угодно». Не врали.

Планировали, что так договариваться будет легче. США ставило на Яценюка, Германия — на Кличко. Тимошенко вышла из тюрьмы, Тягнибок не сдаётся. А тут ещё и Ярош в президенты собрался. Кем жертвовать?

С принятием новой Конституции президент больше не контролирует силовиков, а именно они ныне главная скрепа новой украинской демократии, которую активисты Евромайдана разносят по всей Украине. Колонны с ними отправляются в Донецк, Одессу, Харьков. Им кажется, что они несут благую весть, свободу, но вот странно те, к кому приезжают, почему-то сопротивляются.

Вирус самоуправства, подхваченный Киевом в промозглом ноябре-месяце, свирепствует в Украине. Конституция 2004 года — идеальная среда для его размножения. В ней гипотетически так много народовластия.

А представители народа в Украине нынче везде. Они как в семнадцатом году, разграбив воинские склады, разгуливают по улицам с оружием, оккупируют заводы, стращают милиционеров. И главное — они проникли в ряды власть имущих: руководящие должности в ведомствах занимают выдвиженцы из самообороны Евромайдана. Шины пожгли — можно и людьми поруководить.

Вот только в условиях войны объединиться легче. Боевые действия сближают. Есть общий враг — его нужно разбить. Всё просто. Куда сложнее, когда война окончена и необходимо решать насущные задачи: вести посевные, наполнять казну, принимать бюджет, выплачивать пенсии и зарплаты. Тут вся ответственность — исключительно на тебе самом. Не свалишь на противника, хоть и пытаются.

Потому и продолжают оставаться на Евромайдане герои революции. Живут в палатках, питаются в полевых кухнях, ходят с оружием и в военной форме. Им привычнее, комфортно там, в состоянии войны. Здесь, в сугубой реальности, они, как герои Ремарка, посторонние, лишние. Неугодные для новой власти. Прежде всего, потому, что, сколько бы кто ни говорил, идейны. А идеи сегодня Украине не нужны. Их использовали, отработали — до свидания. Кто не согласен — готовься к судьбе Сашко Билого. Зачистку после революций всегда начинают с тех, чьими силами эти революции делались.

Противоречия в самой Верховной Раде начались с первых дней. «Свободовцы» избили внепартийного депутата Дония в туалете. Замочили, что называется, в сортире. И с каждым днём неразрешимых конфликтов всё больше. Хотя прошёл только месяц. И надо создавать большинство. Но как радикалам договориться с предпринимателями?

Пока что ещё работает извечное апеллирование к прошлому: мол, посмотрите, что предыдущая власть наделала, до чего страну довела, но запас стенаний и разоблачений кончается. Скоро придётся отвечать конкретно. За себя и за того парня из фракции, что вновь как-то странно голосовал. Оппозиция логично не хотела договариваться с властью. Но и друг с другом у них нет шансов. Теперь одних директив американского посла мало.

Потому сделана очевидная ставка на борьбу с «московским монстром», от того демонизируется Путин, и все разговоры только о войне. Внешний враг, как горилка и памятник Степану Бандере, украинцам обязательно нужен; это, собственно, подтверждает вся история. Сейчас это главный, если не единственный, раствор, по-настоящему скрепляющий, в общем-то, разнородные материалы нового украинского государства.

Ведь в формате условного мира, когда исчезнет враг внешний, начнутся поиски врага внутреннего. Они, собственно, уже начались. Эйфория проходит, и нарастает страх. Часть украинцев открещивается от радикалов, усилиями которых главным образом и делалась революция. Но они-то своего подвига никогда не забудут. Более того — будут всячески напоминать о нём.

И так придёт новое, куда более страшное для Украины разрушение. Собственно, оно уже началось.

Киев

Фото EPA/ ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Станислав Тарасов

Политолог, востоковед

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня