Общество

Не время для разговоров

Почему сегодня все попытки Москвы наладить диалог с Киевом обречены на неудачу

  
12312

Киеву все равно придется восстанавливать диалог с Москвой. Такую непопулярную и, можно сказать, даже опасную в нынешних условиях на Украине точку зрения высказал в интервью радиостанции «Эхо Москвы» глава Всеукраинского еврейского конгресса Вадим Рабинович.

В нем он в качестве официального кандидата в президенты поделился своим видением будущего Украины, а также объяснил, почему «с Россией надо разговаривать»

«Надо садиться за стол, пусть с обидой, и находить какие-то компромиссы, — уверен политик, — Мы обречены на это, мы как в одной коммунальной квартире живем. Можно не разговаривать или друг другу в кастрюли яд подсыпать, но надо искать какой-то выход».

По мнению Рабиновича, украинцам необходимо признать, что возвращение Крыма в состав Украины в ближайшие годы невозможно. И любой, кто это обещает, «он врет, зная, что он врет».

Вопрос в том: возможна ли сегодня «перезагрузка» отношений с положительным вектором между нашими странами, в принципе?

— Если и возможно сейчас какое-то сближение, то только на основе серьезного торга, который, впрочем, включает в себя, в том числе, и позицию Запада, — предположил доктор философских наук, политолог Леонид Поляков.

«СП»: — Что это значит?

— Это значит, что отношения с Украиной могут быть нормализованы только в том случае, если Запад четко и однозначно займет позицию абсолютного невмешательства. Что невозможно, поскольку те, кто сегодня у власти на Украине, это люди, которые напрямую являются западными протеже. Собственно, никто этого даже и не скрывает. Следовательно, любые переговоры между Украиной и Россией как бы напрямую никогда не будут прямыми. Они будут включать консультации, и даже прямые указания со стороны Запада украинцам.

«СП»: — Но возможен же какой-то компромисс?

— Насколько я понимаю, компромисс вырисовывается сейчас из тех шагов, которые предпринимает глава МИД Лавров. Все его встречи, телефонные переговоры президентов (в том числе и нашего), похоже, ведут к тому, что де-факто, если даже не де-юре, существующее положение, а именно Крым в составе России, постепенно должно быть признано. По крайней мере, это не должно служить причиной дальнейшего обострения ситуации в отношениях между Украиной и Россией на официальном уровне. Где-то такой компромисс уже вырисовывается…

«СП»: — Рабинович, кстати, говорит, что в ближайшее время вернуть Крым Украине не удастся. Но, по его мнение, это не должно стать препятствием для начала диалога…

— Рабинович — один из кандидатов в президенты. Поэтому понятно, что он в своей избирательной кампании будет пользоваться контпиаром. Желающих поспекулировать на этой теме сейчас много — Добкин, например, говорит, что вернет Крым, Тимошенко… Поэтому ясно, что Рабинович здесь грамотно включился в кампанию. Просто вопрос значительно шире. Вопрос не в том, чем закончится эта президентская гонка, кто выиграет. Вопрос: что будет в отношениях между нашими странами.

«СП»: — И каков прогноз?

— Полагаю, здесь два варианта. Либо Запад отсоединяется в принципе, и мы один на один с Украиной начинаем решать наши проблемы. И в этом случае договоренности возможны, несмотря на то, что в самой Украине есть довольно серьезная группа радикалов, таких экстремальных украинистов, для которых само слово «Москва» является страшным раздражителем. Но, в конце концов, прагматика может победить. И в самой Украине может оказаться значимое большинство, которое этих радикалов, по крайней мере, сможет нейтрализовать — в хорошем смысле слова. Не в смысле Музычко. Только это утопический вариант.

«СП»: — А не утопический?

— Украина, вернее ее элита, будет постоянно «изгибаться» в зависимости от того, кто большее влияние будет оказывать — Вашингтон или Берлин. Может быть, еще кто-то подключится. В результате наши попытки договориться с Украиной всегда будут выходить на более широкий фронт требований и компромиссов, что само по себе максимально усложнит задачу по достижению хоть каких-то договоренностей. Если вмешивается третья сторона, то понятно, что игра будет одного против двух. И это значительно осложняет ситуацию. Думаю, что политики России это хорошо понимают.

Мне кажется, что в ближайшее время сближения будут точечными, локальными. Но в целом не стоит ожидать, что мы каким-то образом нормализуем наши отношения.

«СП»: — То есть, «перезагрузки» не будет?

— Она может произойти только с отрицательным вектором, в смысле, усиления конфронтации и попыток нагнетания напряженности. Может быть, создания провокационных ситуаций на Юго-Востоке или вокруг Крыма и даже в самом Крыму. Попытки, скажем, использовать крымско-татарский фактор, и т. д.

Научный сотрудник мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ-ВШЭ Леонид Исаев также не верит в возможность конструктивного диалога между нашими странами в ближайшее время:

— Существует конфликт, и конфликт достаточно серьезный, идеологический. Тут надо поступиться своими принципами, чтобы идти на какие-то уступки. Нынешнее руководство Украины, и то, которое придет к власти после выборов, как я считаю, не пойдет на уступки. Россия тоже на уступки идти не хочет, потому что ситуация сейчас для нас развивается достаточно благополучно.

«СП»: — Можете пояснить?

— Получилось так, что ситуация, которая складывалась после 21 февраля вроде бы не в российскую пользу, в итоге «перевернулась» в сторону Москвы. А после того, как мы присоединили Крым, вряд ли, я думаю, можно надеяться на то, что нынешние украинские власти будут мечтать о какой-то «перезагрузке» в отношениях с нами.

«СП»: — Значит ли это, что обе стороны в диалоге просто не заинтересованы в данный момент?

— Интересы, конечно, есть, в том числе экономические, и с российской, и с украинской стороны. Но политических противоречий, которые сейчас возникают между Украиной и Россией, между Россией и США, между Россией и Европой, слишком много, поэтому политика затмевает экономику.

Ведь Янукович, надо сказать, проводил достаточно грамотную экономическую политику. Когда он в первый раз занимал премьерский пост, рост украинской экономики был выше китайской — 15% в год. Это рекорд был. Послед этого из финансового кризиса опять выводил страну Янукович. Первые два года правления Януковича в качестве президента тоже отмечался заметный рост экономики. И как только он замедлился в 2012 году, в виду второй волны рецессии в Европе, Янукович просто начал переориентировать украинскую экономику с Европы на Россию. Это было закономерно. Ему пришлось остановить интеграцию в Европу для того, чтобы спасти украинскую экономику. Но никто на это не обращал внимания. Политические амбиции были важнее.

«СП»: — Дело только в этом?

— Во многом. Есть политический имидж, который никто не хочет терять, определенные политические интересы. И я боюсь, на экономическую заинтересованность в ближайшее время никто обращать внимания не будет — ни у нас, ни на Украине. Хотя, конечно, в большей степени заинтересована в партнерстве именно Украина.

Мы хорошо помним российско-грузинский конфликт. Санкции тогда тоже были. Но по кому они ударили? Больше всего как раз по Грузии. И с Украиной будет то же самое до тех пор, пока там не придут к власти люди, которые будут демонстрировать какое-то дружелюбие Москве.

«СП»: — Сегодня, надо понимать, это невозможно. А после выборов?

— Если только победит кандидат с Востока, в чем я сомневаюсь, потому что там просто всех сажают. Если будет кандидат от Запада, то у них электорат другой — они, наоборот, требуют охлаждения отношений с Москвой. И не будем забывать, что на Майдане до сих пор сидит «Правый сектор», который неугодную власть готов будет убрать.

«СП»: — Что тогда — это тупик?

— Скажем так, не тупик. Нужно время, для того чтобы накал страстей немножко спал. После грузинских событий тоже казалось, что уже никаких тенденций к тому, чтобы отношения улучшились между странами, не будет. Но нет. Мы видим, что потихонечку все становится на свои места. Да, нужно время, чтобы все это забыть. С Украиной то же самое. Сегодня накопилось очень много обид друг к другу, среди политиков, прежде всего. Но время, оно все выправит -потому что слишком много всего связывает две наши страны. Поэтому не думаю, что тут возможен такой принципиальный долгоиграющий конфликт на несколько десятилетий вперед.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Болкунец

Эксперт по проблемам российско-белорусских отношений, Высшая школа экономики

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
В мае прошлого года был впервые озвучен новый состав правительства Медведева. Какую оценку оно заслужило за это время?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня