Агентуру в архив не списывают

Виталий Третьяков о старых связях зарубежных спецслужб в Крыму

  
13917

Главные события сегодня — это, конечно, то, что происходит на Юго-Востоке Украины. Им посвящены оперативные комментарии.

У меня ещё будет возможность высказаться об этих событиях, ведущих либо к краху недолго просуществовавшего из-за своей антирусской идеологии государства Украина, либо к установлению на территории Украины националистической диктатуры и полускрытого оккупационного режима.

А вот в Крыму всё спокойно. Крым счастливо миновала судьба остальных регионов распадающегося государства, границы и земли которого были очерчены Лениным и Сталиным, а отнюдь не Петлюрой и Бандерой.

В Крыму всё спокойно. И хотелось бы, чтобы так оставалось и дальше. Тем более, что Крым решил свою судьбу бескровно. И посему вроде бы все предпосылки для сохранения в вернувшейся в лоно России Тавриде мира, спокойствия и благолепия налицо.

Увы, есть поводы для беспокойства, причём серьёзного.

Специалистам понятно, что на постсоветской Украине царила не демократия, а причудливая смесь олигархического авторитаризма, закамуфлированного внешней парламентской вольницей и квазимногопартийностью, внешнего политического управления и анархии. Последняя, в частности, проявлялась в том, что, с одной стороны, слабое государство не могло полностью подчинить себе души, мысли и тела жителей Новороссии и Крыма, а с другой — вне его контроля находились и многочисленные экстремистские организации, в том числе и те, которые во многих странах Запада и в России признаны террористическими и запрещены законом. И в данном случае я имею в виду не организации украинских националистов и расистов, а исламские организации или их гласные и негласные филиалы.

И основной территориальной опорой этих организаций был как раз Крым. Посему небезосновательны утверждения некоторых экспертов, что именно в некоторых местах Крыма лечились и отдыхали боевики, сражавшиеся с российскими войсками в ходе первой и второй чеченских кампаний.

Боялась ли слабая киевская власть (слабая что при Кравчуке, что при Кучме, что при Ющенко, что при Януковиче) эти организации запретить и ликвидировать, или они были нужны ей для того, чтобы держать в страхе русских жителей Крыма и шантажировать их возможными межнациональными столкновениями, мнения разнятся. Скорее всего, присутствовало и то, и другое. В Киеве, конечно, понимали, что многие идеологи и активисты этих организаций и их зарубежные спонсоры рассчитывали дождаться момента, когда можно будет воспользоваться автономией Крыма для отделения полуострова от Украины, но отнюдь не для воссоединения с Россией. Знали, но рассчитывали, что традиционно для киевских политиков, усидеть между двух стульев. На чем, в конце концов, и погорели.

Однако за два с небольшим десятилетия украинской незалежности были налажены каналы финансирования таких организаций из заинтересованных стран, создана система срочной мобилизации активистов, налажена соответствующая постоянно ведущаяся легальная и нелегальная пропаганда. Ну и, разумеется, многочисленные западные, а в данном случае и восточные НКО чувствовали себя в Крыму, как и по всей Украине, более чем свободно.

Все отмечают, что странным образом на Украине, где некоторые известные политики и бизнесмены погибали от пуль, а криминальные переделы собственности были почти нормой, не случалось терактов. Не было их и в Крыму. Потому, утверждают те, кому положено знать больше, чем широкой публике и экспертной массе, и не случалось, что было решено не вынуждать украинские спецслужбы прибегать к мерам, которые могли бы разрушить структуры, время активных действий которых ещё не настало.

Провозглашение независимости Крыма, а затем и воссоединение его с Россией, которому не слишком открыто, но упорно сопротивлялись некоторые крымские организации и группы граждан связано как раз с тем, что привычная им жизнь очевидно закончилась. Привычная жизнь, но не намерения, не зарубежные связи, не зависимость от тех, кто ждал желанного момента, но так и не дождался. И что теперь им делать?

Такие структуры просто так и сами по себе не исчезают. И те, кто их так долго пестовал и финансировал, тоже не склонны списывать все предыдущие усилия и расходы по графе «упущенная выгода».

Думаю, что именно то, о чём я говорю, и имел в виду Путин, произнося 7 апреля на заседании коллегии ФСБ следующие слова: «Прошу вас особое внимание обратить и на формирование территориальных подразделений ФСБ в новых субъектах Российской Федерации: Крыму и Севастополе. В том числе перед ними будет стоять задача не допустить проникновения во властные структуры лиц с криминальным прошлым, представителей разного рода радикальных и экстремистских течений. Словом, тех, кто попытается мешать нормальному развитию Крыма и Севастополя».

Спецслужбы России не смогут занимать по отношению к тем, кого имел в виду Путин и о ком говорю я, позицию «холодного мира», которой придерживалась СБУ. Это ясно. А вот что неясно: какую тактику действий (или бездействия?) изберут по отношению уже к российскому Крыму те, кто готовился отнюдь не к расцвету курортного бизнеса и вообще экономики полуострова, кто вполне комфортно чувствовал себя под политической защитой Киева и националистов с Галичины?

Спокойствие в Крыму после воссоединения его с Россией становится политической категорией исключительной значимости и большого информационного веса. Любая из сторон может сделать неверный шаг. Может быть, даже маленький. Но неверный. И с большими последствиями…

Фото: РИА Новости/Дмитрий Никифоров

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Рудалев

Публицист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Кто из руководителей внес наибольший вклад в развитие страны за последние 100 лет?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня