Общество / День в истории

53 года высокого полета

Удастся ли возродить славу российской космонавтики?

  
3999

Вот и наступил очередной День космонавтики. Мы празднуем его уже в 53-й раз. Что же касается непосредственно светлого дня 12 апреля 1961 года, то это был не праздник. А именно светлый день, потому что тогда во всю свою мощь сияло весеннее солнце. Это был всеобщий восторг по поводу свершившегося чуда, единый порыв. Порыв такого рода, который именно и скрепляет нацию в чистом беспримесном виде. Потому что это выдающееся достижение науки, техники, человеческой доблести, работы на общую национальную цель. Без каких бы то ни было политических подоплек, которые допускают широкий спектр толкований и отношений к событию.

В общем, абсолютно чистый и светлый праздник.

Однако он вполне мог бы и не состояться. Точнее, он мог сместиться по оси времени и иметь печальную составляющую. Первый успешный полет человека в космос вполне мог состояться после похорон Гагарина.

Парней, которых набрали в первый отряд космонавтов, отличало от простых смертных не только и не столько физическое здоровье. Здоровяков, способных переносить запредельные нагрузки, в стране рождается на десяток тысяч таких отрядов. Наиболее жесткие требования предъявлялись к ним по части психической и психологической устойчивости. И вот по этим параметрам первый отряд был совершенно уникальным.

На месте Гагарина, который полетел первым, мог оказаться каждый из них. И каждый из них сделал бы это абсолютно спокойно, зная, что шансы вернуться на землю живым равны приблизительно 50%.

Почему 50%? Ну, хотя бы потому, что из нескольких полетов собак на «гагаринском» корабле половина завершилась трагически. Позже, когда стали известны засекреченные данные о полете Гагарина, эксперты назвали примерно такую же вероятность.

Перед полетом, сидя в готовом к старту корабле, Юрий Алексеевич перешучивался с Королевым. Точнее, Королев давал наставления, но по-отечески, чувствуется, что волнуется и Юру любит. А Гагарин запускает в эфир порой и нечто совсем непротокольное:

Королев: Там в укладке тубы — обед, ужин и завтрак.

Гагарин: Ясно.

Королев: Понял?

Гагарин: Понял.

Королев: Колбаса, драже там и варенье к чаю.

Гагарин: Ага.

Королев: Понял?

Гагарин: Понял.

Королев: Вот.

Гагарин: Понял.

Королев: 63 штуки, будешь толстый.

Гагарин: Хо-хо.

Королев: Сегодня прилетишь, сразу все съешь.

Гагарин: Не, главное — колбаска есть, чтобы самогон закусывать.

Все смеются.

Королев: Зараза, а ведь он записывает ведь все, мерзавец. Хе-хе.

За пять минут до старта Гагарин напевал «Ландыши». За две минуты — «Летите, голуби, летите». Потом сказал «Поехали!».

На протяжении всего полета наиболее частыми его высказываниями, зафиксированными в магнитозаписи переговоров с Землей, были слова: «Все идет нормально. Самочувствие отличное». При этом его психического ресурса хватало еще и на то, чтобы в восторженных тонах комментировать открывающиеся из иллюминаторов виды планеты и мрака космоса, ощущение от состояния невесомости. Хоть он уже тогда знал, что все идет далеко не нормально.

Вся эта «колбаска для закуски» была приготовлена на тот случай, если откажет система торможения. И системы жизнеобеспечения были также рассчитаны на 10 дней. Именно столько мог продержаться корабль на определенной ему орбите. После чего, потеряв инерцию, должен был снизиться и затормозиться в атмосфере. Однако «Восток» залетел на более высокую орбиту. И тормозиться ему пришлось бы дней 30−50. И в этом случае смерть от удушья была гарантирована.

Но, к счастью, система торможения сработала в нужный момент. Однако при этом автоматика выдала запрет на отделение спускаемого аппарата от двигательно-приборного модуля. В результате неразделенная ассиметричная конструкция начала вращаться со скоростью 1 оборот в секунду. Эта «неприятность» наложилась на перегрузку торможения. Однако Гагарин продолжал настаивать на том, что «самочувствие нормальное».

При входе в плотные слои атмосферы перегорели соединительные кабели, и сигнал на расстыковку поступил от термодатчиков.

Неприятности нарастали. Возникла 10-кратная перегрузка. Затем от перегрева — до 3−5 тыс. градусов — загорелась обшивка корабля. По стеклам иллюминаторов потекли струйки жидкого металла, а сама кабина начала потрескивать. Это была штатная ситуация, все «Востоки» садились именно таким образом. Однако Гагарин был первым. Он ничего этого не знал. Но — «состояние нормальное»! (Надо сказать, что во время полета у него была двухбалльная шкала оценки состояния — отличное и нормальное).

Громадная ненормальность возникла сразу же после катапультирования Гагарина. О чем он сообщить не мог, поскольку на некоторое время потерял сознание. Дело в том, что при отделении от спускаемого аппарата в герметичном скафандре он отсоединился и от баллона с кислородом. И должен был немедленно сработать клапан, открывающий доступ в гермошлем наружного воздуха. Однако клапан примерз.

И существовала реальная опасность, что Гагарин погибнет от асфиксии. К счастью, достигнув более теплых слоев атмосферы, клапан оттаял, и Юрий Алексеевич вернулся к жизни.

Ну, а то, что из-за погрешности срабатывания тормозной системы Гагарин отклонился от места посадки на 110 километров, — это были уже «семечки».

Таким образом, следует признать, что первый полет оказался в значительной степени экспериментальным. И по его результатам вскоре были доработаны системы корабля, что позволило избежать в дальнейшем нештатных ситуаций.

Следует отметить, что когда Гагарина готовили к полету, то абсолютно не представляли, насколько адекватно будет вести себя человек, длительное время пребывающий в невесомости. Существовало опасение, что в экстренной ситуации рассудок может помутиться. Поэтому была предусмотрена защита от «неправомерных действий» космонавта. Для разблокировки ручного управления кораблем Гагарину надо было распечатать конверт с секретным кодом и набрать код на приборной панели. Однако ничего этого делать не пришлось, поскольку полет прошел в автоматическом режиме.

Этапы большого пути

Все остальные летали в космос уже не с таким риском. Но после приземления их тоже ждала всенародная слава. Все — от мала до велика, знали по именам-отчествам первых космонавтов. Ну, человек так 10 — 15. Были на слуху и их биографии. При этом к ним было и индивидуальное отношение, неизменно доброжелательное, но с какими-то оценочными нюансами. То есть они были личностями, а не многочисленными соисполнителями грандиозной космической страны.

Имена последующих космонавтов начали путаться, забываться. Их фотографии в скафандрах стали похожи друг на друга. Разве что из общего ряда выбилась Савицкая, поскольку была второй «космической женщиной». Хоть и понятно было, что они по-прежнему и рискуют, и подрывают собственное здоровье, и зачастую проявляют героизм.

«Главными действующими лицами» стали космические программы, о которых все по-прежнему были в курс: станция фотографирует обратную сторону Луны, по Луне колесит Луноход, станции устремляются к Венере и к Марсу, запускаются на орбиту космические станции «Салют», в которых космонавты обитают месяцами, собирается грандиозная многомодульная станция «Мир». И, наконец, совершает свой первый полет «Буран». Который оказывается и последним.

После чего начинается, если так можно выразиться, движение в обратную сторону. Начинается деградация космической отрасли. По времени она совпадает с всенародной борьбой за выживание в условиях, когда «кто был ничем» становится либо «ничем в квадрате», либо хозяином новой жизни. И борьба эта зиждется на лозунге «если ты такой умный, то почему такой бедный?». Естественно, 95% людей, занятых в космической отрасли, оказываются совсем не умными. И космонавты по большей части начинают относиться примерно к той же категории.

В конце концов, государственная идеология первичности кормушки и несущественности всего остального привела к тому, что в павильоне «Космос» на ВВЦ не просто устроили торжище, но завесили на стене под куполом фреску Гагарина клеенкой. Чтобы не отвлекал Юрий Алексеевич от насущного, от кормушки.

Два года назад группа энтузиастов, вооружившись альпинистским снаряжением, клеенку эту отодрала. Однако все тут же вернули на место.

Конечно, разрушить мощную космическую отрасль до конца было невозможно. Что-то мы еще в этой области по-прежнему делаем. Например, участвуем в проекте МКС, где у нас есть хоть и скромный, но свой уголок. И при этом мечтаем, что дна мы уже достигли и теперь должны двинуться вперед и вверх. И деньги на это движение уже как будто бы появились. И началась структурная реорганизация по выделению из Роскосмоса корпорации производителей ракетно-космической техники. Правда, самое трудное дело заключается в том, чтобы вырастить профессионалов, поскольку старая гвардия дорабатывает свой ресурс, а новой пока не народилось.

Также для достижения положительного результата необходимо научиться воровать поменьше.

У кого чубы трещат

Но вот случилась незадача, к которой можно относиться по-разному. NASA объявило о введении санкций в связи с ситуацией на Украине. Можно, заявить, что у русских собственная гордость. И раз мы начали развивать свою космическую отрасль самостоятельно в условиях Холодной войны, то и теперь не пропадем. Более того, сложившаяся ситуация может способствовать мобилизации наших ресурсов для достижения необходимых результатов.

А можно опечалиться. Как, в общем, опечалились и сотрудники американского космического агентства, которое вынудил принять такое решение Госдеп. Механизм тут, в общем-то, простой: не послушаетесь — сократятся ассигнования на космические программы. Руководство NASA, конечно, надувает щеки, но золотое среднее звено начинает потихоньку роптать. Поскольку резать придется по живому. Американцы, например, пользуются данными с нашего спутника-телескопа «Радиоастроном». И в чем-то он даже превосходит их «старенький» «Хаббл». Есть и другие направления сотрудничества, которые способствуют продвижению науки вперед. Наука-то ведь одна, общая для всего человечества. Это военные программы у каждого свои. Так вот, для американских ученых отказаться от такого сотрудничества будет крайне неприятным. Как, впрочем, и для наших.

Да, было объявлено, что санкции не затронут сотрудничество по МКС. Еще бы! Ведь в проекте участвуют не только Россия и США. Но и Евросоюз. Предположим, что Евросоюз, глядя американцам в рот, повторит тот же недружественный маневр. Но ведь есть еще и Канада. И Япония. И Индия. И Франция, которая, кстати, всегда имеет собственное мнение, и настаивает на нем, если еврочиновничество действует вопреки интересам Парижа. И что же, все это разрушить в угоду вашингтонским политикам, уязвленным собственными дипломатическими неудачами?

Конечно, руководство NASA в этой ситуации пытается поймать рыбку в мутной воде. На основании того, что лишь российские корабли доставляют на МКС экипажи, оно надеется получить дополнительное финансирование — на пилотируемый корабль, который намеревается создать ударными темпами к 2017 году.

Но ведь до 17-го года необходимо будет неоднократно поменять на МКС экспедиции.

Роскосмос объявил, что ответных действий с его стороны не последует. То есть все останется по-прежнему. «Союзы» будут летать на «МКС». А также мы будем продавать в США двигатели РД-180, которые используются в ракете «Атлас-5».

Однако в Кремле, как и в Белом доме, также сидят политики. И политические цели для них имеют более высокий приоритет, нежели наука, которая способна приносить плоды в необозримом будущем. И все будет зависеть от развития конфликта между США и Россией. И есть шанс симметричного ответа.

Арифметика тут будет такая. Роскосмос получает за транспортное обслуживание МКС несколько десятков миллионов долларов в год. Если от этого источника финансирования отказаться, то потеря будет невелика: ежегодный бюджет агентства порядка $ 10 млрд. Последствия от такого решения, конечно, будут весьма печальными в научном плане.

Если отказаться от поставок в США ракетных двигателей, то это будет очень чувствительно. Не столько для NASA, сколько для целого ряда ведомств, включая Пентагон. Поскольку «Атлас-5» — весьма популярная ракета, которая выводит на орбиту самые разнообразные спутники. Более того, на базе «Атлас-5» с нашим двигателем американцы ведут совместные с Японией разработки новой ракеты GX. И более того — компания Boeing разрабатывает пилотируемый корабль, который также должна обслуживать данная «советско-американская» ракета.

В общем, ситуация такова, что если потянуть за веревочку, то многое рассыплется.

И, конечно же, не только у них, но и у нас.

К счастью после заявления NASA, которое, по сути, является отчетом перед Госдепом, никаких практических мер не последовало. Все работает, как и прежде работало.

Битье тарелок — дело нерациональное. Потому что после этого есть не из чего.

Да и рюмки бить не стоит, поскольку не поднять сегодня тост за Юрия Алексеевича — это было бы неправильно. А также за всех тех, благодаря кому он стал любимцем нации.

Фото: ИТАР-ТАСС, РИА Новости.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
В мае прошлого года был впервые озвучен новый состав правительства Медведева. Какую оценку оно заслужило за это время?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня