Общество
13 мая 2014 10:47

Олигархи просят мира

Бизнесмены Ахметов и Тарута призвали Киев вывести войска из городов Донбасса и начать мирный диалог

23730

Украинские олигархи заговорили о необходимости прекратить так называемую антитеррористическую операцию (АТО) на Юго-Востоке страны. Пока, правда, миротворцев всего двое — Ринат Ахметов и Сергей Тарута. Зато в руках первого сосредоточено более 25% всего валового продукта страны.

В заявлении, распространенном накануне подконтрольной Ахметову группой «Метинвест», самый богатый человек Украины через своих сотрудников призвал Киев остановить спецоперацию и сесть за стол переговоров с представителями штаба народного ополчения Юго-Востока.

В документе, который цитирует РИА «Новости», самопровозглашенным киевским властям предлагается признать «непоправимые ошибки, совершенные в Мариуполе и других городах Донбасса» и отказаться от практики ведения на Юго-Востоке крупномасштабных боев с применением вооруженных сил и тяжелой техники.

Вслед за Ахметовым необходимость завершения АТО подчеркивает нынешний губернатор Донецкой области Сергей Тарута. Он, как пишут украинские СМИ, не признал референдум, проведенный сторонниками федерализации 11 мая, и предложил провести альтернативный о децентрализации 15 июня — в день второго тура президентских выборов.

При этом Тарута отметил, что ключевым условием для проведения референдума является завершение боевых действий на Юго-Востоке.

Господа олигархи испугались, что могут потерять все, что «нажито непосильным трудом»? Или, действительно, есть вероятность, что украинскому бизнесу (хотя бы отдельным его представителям) удастся сделать то, что не могут или не хотят сделать украинские политики — покончить с карательной тактикой на Юго-Востоке и решить проблему миром?

— Это, на мой взгляд, очень важный и показательный симптом, что олигархи (причем, олигархи, деятельность которых и состояние связаны именно с восточными регионами) начинают демонстрировать такую позицию, — рассуждает известный крымский политолог и историк Андрей Никифоров. — Еще совсем недавно ничего подобного от них не исходило.

Тарута как раз от Киева принял на себя должность губернатора Донецкой области и, в общем-то, его имя связано с началом этой самой «антитеррористической операции». Ахметов до настоящего времени занимал более гибкую позицию. Он пытался вести переговоры с представителями донецкого народа — не особо удачные, но, тем не менее, попытка диалога им была предпринята. И в принципе он никогда, что называется, с «потрохами», не демонстрировал свое полное согласие с нынешним киевским режимом. Поэтому, я думаю, что как некий возможный посредник Ахметов в гораздо большей степени подходит, чем, допустим, Тарута.

Но в целом, действительно, идут процессы, не реагировать на которые уже нельзя.

«СП»: — А не опоздали олигархи со своей миротворческой деятельностью? Ведь народ Донбасса уже высказал свое мнение на референдуме?

— Нет, это все еще приемлемо. Конечно, существуют определенные моменты, в рамках которых могут потребоваться маневры, в том числе дипломатические. Но требуется консенсус по одному пункту — это остановка АТО. Это не условие, о котором надо договариваться. Это условие, после выполнения которого открывается хотя бы малейшая площадка для диалога. До тех пор, пока военная операция продолжается, невозможен вообще какой-либо диалог.

Ведь на Юго-Востоке не самоубийцы собрались. Они прекрасно понимают, что вести переговоры с теми, кто вас каждый день убивает, это, по меньшей мере, странно.

Что касается олигархов, то на сегодня, конечно, они гораздо меньше контролируют ситуацию в регионе, чем это было, скажем, месяц-полтора назад. В марте они могли бы сыграть роль «подушек безопасности», «буфера» между киевской властью и населением Донецка и Луганска, населением, которое эту власть не могло принять по целому ряду причин. Народ, кстати, относился к этой власти менее враждебно, чем сейчас, после майских событий и на Востоке Украины, и, конечно, в Одессе. Бойня в Одессе показала всем, что такое целенаправленный государственный терроризмом против инакомыслящих.

«СП»: — И что дальше?

— Необходима интернационализация переговорного процесса. Он должен принять международный характер и проходить под эгидой авторитетных международных организаций, с обязательным участием тех, кто, так или иначе, является заинтересованной стороной этого конфликта — я имею в виду, прежде всего, страны Европейского Союза и Российскую Федерацию.

Видимо, только в этих условиях может вестись какой-то диалог. Причем как главное условие он подразумевает прекращение военной операции, а также признание субъектности тех, с кем, собственно говоря, Киеву предстоит вести переговоры.

Только так, я думаю, можно было бы найти формулу, по которой легитимность киевской власти тоже признавалась бы властями Донецкой и Луганской народных республик. Парадокс ведь в том, что они (Луганская и Донецкая республики) сейчас более легитимные, чем киевская хунта. Они получили мандат доверия у народа. Они провели референдум, и он показал, кому народ доверяет. То есть они опираются на единственный источник власти. А на что опирается киевская хунта? Кто избирал Турчинова?

«СП»: — Майдан, насколько я помню, избирал их всех…

— Можно посчитать, какой процент это составляет от граждан Украины. Получается, что любая вооруженная банда, даже такая многочисленная, может решать за всю страну. Еще раз повторяю: легитимность дает именно народ. Это происходит или в ходе выборов, демократически организованных, или в форме непосредственной демократии — референдума. На сегодняшний день у Донецкой и Луганской республик такая легитимность есть. У киевского режима — нет.

«СП»: — Но на Западе донбасский референдум не признают…

— А надо обратиться к Великобритании — пусть опровергнут Декларацию независимости США. Скоро будет как раз отмечаться 240-летие принятия этого документа.

Вот цитата оттуда: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью».

Скажите, нарушаются сейчас эти права в ходе развязанной киевскими властями военной операции?

«СП»: — Однозначно…

— Читаем дальше: «Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая-либо форма (вот это ключевой момент) правительства становится губительной для самих этих целей (что мы сейчас и наблюдаем), народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье».

Что в действиях тех, кто провел референдум в Донецкой и Луганской народных республиках, противоречит этой формулировке?

Пусть американцы Джефферсона, Вашингтона, Франклина со своих долларовых банкнот уберут, и поставят там Яроша, Тягнибока, Тимошенко… Может, Гитлера еще нарисуют.

Если эти люди отрицают то, что происходило в Донецке и Луганске, они отрицают, по сути, правомочность собственного существования.

Миролюбие украинских олигархов во многом подстегнул состоявшийся 11 мая референдум, считает кандидат политических наук, завсектором ИМЭМО РАН Николай Работяжев:

— Безусловно, этот референдум напугал большой бизнес. Конечно, они бы хотели, чтобы Юго-Восток остался в составе Украины, но в рамках какой-то децентрализованной модели, может быть, унитарно-децентрализованной или федеративной. В основном, этим, я думаю, объясняется их реакция. В случае отделения от Украины Донецкой и Луганской республик они могут потерять, если не все, что нажито «непосильным трудом», то очень-очень многое. А в перспективе их олигархические империи вообще могут быть ликвидированы.

Поэтому, на мой взгляд, они не заинтересованы в отделении этих регионов, они заинтересованы в децентрализации.

«СП»: — То есть, для них это меньшее зло. А Киев призывы прекратить АТО услышит?

— Киевская власть, как мне кажется, ослепла и оглохла настолько, что ничего и никого уже не видит и не слышит. Юго-Восток она точно не слышит. И не хочет слышать — самое главное. Не хочет понять, и не хочет вступать в диалог.

Подозреваю, что у них такое же отношение и к олигархам Юго-Востока. Они — нынешняя киевская власть — настолько зашоренные и ослепленные своими идеями, что вряд ли мнение бизнеса их интересует.

«СП»: — Но с каждой жертвой прийти к компромиссу все сложнее. В Киеве этого не понимают?

— Должны бы понимать. Но у них, кажется, такое представление существует, что можно только силовым путем разрешить эту ситуацию. На самом деле, они делают себе только хуже. Они загоняют ситуацию в тупик тем, что используют насилие.

Я думаю, что если бы не было ужасных событий в Славянске, Одессе, Мариуполе, наверное, даже результаты референдума были бы немного другими. Наверное, сторонники отделения от Украины 90% не набрали бы. Но насилие провоцирует центробежную тенденцию очень сильно. Люди видят, как жестоко и цинично убивают их сторонников и единомышленников, и это, конечно, вызывает естественное стремление от такой страны дистанцироваться как можно больше.

Как сказал один из донецких лидеров, «в стране, где правят Фарион, Турчинов и Ярош, мы жить не хотим. Это не наша страна». Новая киевская власть находится во власти своих химер и иллюзий. Поэтому простые вещи не понимает.

Вот почему-то им как-то в голову не приходит, что, если 23 года людей насильственно деруссифицировали и украинизировали на Юго-Востоке, и считали людьми второго сорта, то это не может не вызвать ответной реакции. Поскольку сила действия равна силе противодействия.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин.

Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Геворг Мирзаян

Доцент Финансового университета при Правительстве РФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня