Смоленск: Город-щит, родина Победы, «Русская Голгофа»

«Свободная пресса» сняла фильм на основе патриотического тур-маршрута по Смоленщине

6612
На фото: громовая башня в Смоленске
На фото: громовая башня в Смоленске (Фото: Konstantin Kokoshkin/Russian Look/Global Look Press)

Вас раздражают современные фильмы о войне? Не убеждают патриотические праздники? Не знаете, как рассказать о Великой Отечественной войне детям? Уезжайте на выходные в Смоленск. Сама Смоленщина расскажет о тех героических и кровавых днях так, что из этой поездки вы вернетесь другими. В этом убедилась съемочная группа «Свободной прессы», побывавшая накануне юбилея Смоленского сражения в этих местах.

Шепот обелисков

Густые леса, живописные сады, уютные домики — глядя на все это из окна УАЗика по дороге на Смоленск, невозможно представить, что творилось здесь 80 лет назад — таким же летом… Во время Смоленского сражения — с 10 июля по 10 сентября 1941-го года, во время оккупации, которая продлилась долгие два года, во время освободительной операции «Суворов» — с 7 августа по 10 октября 1943 года.


Подписывайтесь на YouTube-канал «Свободной Прессы». Мнения, аналитика, репортажи!

Прямая ссылка передачи на YouTube

Смотрите все передачи СП-ТВ


Невозможно представить. Но и не думать не получится — на каждом шагу на Смоленщине об этом напоминают железные пирамидки с красными звездами. Могилы неизвестных солдат, которыми тут буквально испещрена вся земля. Только на Смоленщине под таким обелиском часто не один, а 100, 200 человек.

И еще. Многие из обелисков свежие — поисковые работы продолжаются на Смоленской земле до сих пор. По всей области продолжают находить, опознавать и перезахоранивать бойцов, героев Великой Отечественной — тех, без кого бы не было Курской битвы и переломного Сталинграда, и, конечно, Великой Победы.

В этом вся суть Смоленской военной истории. И память, и трагедия, и подвиг — все сконцентрировано здесь, на земле, куда пришелся главный и самый мощный удар фашистских войск в начале войны. Быстро, взяв Смоленск, захватить Москву — вот, что в своем плане «Барбаросса» планировал Гитлер. Сотни тысяч обелисков на Смоленской земле — вот, почему это не получилось.

Сама земля рассказывает об этом, проступая пронзительной памятью сквозь мирную реальность.

Город-щит, город-ключ

Смоленск бьет в глаза красотой. Успенский собор, возвышающийся над городом на Соборной горе, бурный Днепр, древняя крепостная стена постройки 16 века. Воздух, густо пропитанный горьковатым запахом сирени — мы просто утонули в нем, припарковав наш УАЗ-Патриот на площади Победы рядом с парком Пионеров.

Но и другая горечь — та, что отзывается жгучей болью — здесь, рядом — в выщербленных кусках крепостной стены; в широком надгробии красного мрамора — «Здесь похоронены советские граждане, зверски замученные немецко-фашистскими палачами»; в памятнике «Опаленный цветок», посвященном малолетним узникам фашистских концлагерей.

Так город (кстати, один из самых древних в стране — первое его упоминание относится к 863 году!) сам буквально на каждом шагу рассказывает о себе. Но память о Великой Отечественной, конечно, самая пронзительная. О ней тут помнит каждый дом, каждый камень.

Величественное, построенное в стиле сталинского неоклассицизма, здание арбитражного суда — бывшая гостиница «Смоленск», в которой фашисты устроили себе бордель. Старинный Успенский собор, который немцы не тронули только потому, что генерал-полковник Гудериан (как, кстати, до него и Наполеон) был потрясен его красотой. И, конечно, Сквер памяти героев в самом центре у Смоленского Кремля.

Десятки захоронений, герои города. Михаил Егоров — Герой Советского Союза, сержант Красной Армии, вместе с младшим сержантом Кантарией водрузивший Знамя Победы на крыше немецкого Рейхстага рано утром 1 мая 1945 года. Юный партизан Володя Куриленко, уничтоживший более полутора тысяч фашистов. Первая женщина-танкист-механик Мария Октябрьская, которую с ее танком «Боевая подруга», страшно боялись немцы.

Там же, в сквере — музей «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны 1941−1945 гг.». В нем о войне очень неравнодушные эксперты — экскурсоводы, научные сотрудники — знают о войне на Смоленщине буквально все.

«Кому память, кому слава, кому темная вода»…

Осмотрев в первый день Смоленск, во второй день едем в область. На Соловьеву переправу приезжаем ранним утром. И — словно УАЗик привез нас в другой мир — трава по колено, тишина, соловьи, мирно журчит прозрачная вода, даже пасется корова. А Днепр в этом месте такой маленький, узкий — кажется, можно переплыть за пять минут!

Но правда в том, что за эту возможность — переправляться на другой, такой, кажется, близкий, берег — здесь, на этом клочке земли, погибли десятки тысяч человек. И не трава, а вывернутая наизнанку земля горела под ногами. И не соловьи, а мессершмитты летали над этими деревьями, швыряя бомбы на растерянных бойцов, стонущих раненых, увешанных детьми и тюками женщин, пытавшихся перебраться в тыл. Вода была красной от крови.

Теперь об этом напоминает только небольшой, покрытый облупленной краской, мемориал в виде плота.

Но вдруг удивительное: старенькая бабушка с собачкой идет к мемориалу, кладет живые цветы. В совершенно безлюдном месте, в семь утра!

— Ой, дочка! Тут ведь все усыпано костями! Я сама их перебирала, потом мы с подругами хоронили…

Разговорившись с бабушкой, вместе выходим из зарослей, идем к дороге.

— Это случилось, когда к нам в деревню решили провести газ. Пригнали экскаватор, копнул он — и тут кости как полетели. Все пришлось остановить. Всей деревней потом собирали их, кого-то по медальону и опознать удалось. Потом в церкви освятили, похоронили рядом.

Только тут я замечаю, что рядом с небольшой церквушкой — свежее кладбище, обелиски со звездами. А рядом — новый мемориал с вечным огнем. Имена, имена, имена… 1941, 1941, 1941… Буквы по мраморным плитам ссыпаются, как песок. Такова была цена «дороги жизни», которой для многих стала Соловьева переправа. Через нее не только поставлялось продовольствие для фронта, но и уходили из оккупации многие беженцы.

Победоносная песня «Катюши»

Как выглядела Смоленская область после освобождения от оккупации, вы легко поймете, если послушаете песню «Враги сожгли родную хату». Это именно про нее. Поэт Михаил Исаковский, который родился тут, в Смоленской области, под Ельней, вложил в текст своей песни всю боль за родную землю, где фашисты сожгли около 2500 деревень, и многие — заживо, вместе с жителями.

После снятия оккупации от населения Смоленской области осталась треть. «И только теплый летний ветер траву могильную качал» там, куда, освободив всю Европу, вернулись победители.

Песня эта, кстати, в течение 15 лет была запрещена по той причине, что «русский солдат плакать, быть слабым не может». Но вот с другой песней того же Исаковского так поступить не смогли. «Катюша» победила всех — и фашистов, и советских бюрократов, и даже собственную «авторскую колею» — на целую энциклопедию наберется текстов-переделок, которые написал к ней народ во время войны.

Что интересно, в этих местах и родина песни, и начало истории той самой легендарной реактивной установки «Катюши», которая имела огромное значение в годы войны — под Ельней «Катюша» (кстати, по одной из версий, названная именно в честь песни) прошла боевое крещение.

Подробней про историю и песни и орудия, смотрите в нашем видео.

Ельнинские тени

Ельня — очень старинный (дата основания — 1150 год!) и очень провинциальный город — и сейчас выглядит местами, будто война закончилась вчера. Но не Сквер боевой славы. Достаточно большой для такого маленького города, он ухожен, утопает в зелени и словно спит мирным сном — будто дышит под покровом высоких деревьев.

Колышущиеся тени повсюду, и порой кажется, что это души бойцов, что они, незримые, здесь… Как и вечный огонь. Как и новенькие обелиски — могилы солдат, и рядом с каждой — ржавая, пробитая пулями или осколками снарядов, каска…

Все эти люди отдали жизнь за одну только веру в Победу — тогда, в 1941-ом, в самом начале войны, никто не мог знать, когда все закончится, и закончится ли вообще.

Именно эта мысль врезалась в память, когда в музее «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны 1941−1945 гг.» нам показали записку бойца Красной Армии С.М. Крутова, написанную в 10 октября 1941 года и случайно найденную после войны:

«Кто найдет эту записку, пускай ее передаст в любые органы власти, в сельсовет или в колхоз, или в архив. Может быть, останутся люди живы кто-нибудь на русской земле. Не может быть, чтобы эти гады всех перебили. Кто после нас будет живой, пускай помнят, что люди боролись за свою Родину, любили ее, как мать. Мы непобедимы!».

Вера, собственно, и есть главный смысл Ельнинской военной страницы. 6 сентября 1941 года здесь была одержана первая победа Советской армии. До этого гитлеровские войска двигались вперед стремительно и победоносно, в считанные дни завоевывая города, а порой и целые страны. И вдруг в малюсенькой Ельне их погнали поганой метлой! Значит, это возможно!

Такое наглядное доказательство — что да, возможно! — имело огромное значение — фактически в этом маленьком городке родилась вера в Великую Победу, до которой тогда было еще долгих 4 года.

Русская Голгофа

На Богородицкое поле под Вязьмой заезжаем на обратном пути в Москву. И вы непременно сделайте это — и если хотите действительно понять то, что было, и если хотите рассказать о войне детям. Такого неба, как над Богородицким полем, нет больше нигде — тяжелое, огромное, оно будто смотрит миллионами глаз.

Информация о том, что случилось здесь в октябре 1941-го года, много лет была засекречена. По официальной версии, операция была необходима, чтобы задержать движение фашистов к Москве и дать время подготовить оборону столицы. Но то, что ценой этого стали сотни тысяч жизней, открылось совсем недавно.

Около 925 тысяч человек — вот приблизительная цифра потерь на небольшом Богородицком поле — в два раза больше, чем в Сталинградской битве. Которой, кстати, как и Курской битвы, как и взятия Берлина, если бы не подвиг Смоленщины, взявшей на себя первый, самый страшный удар, могло бы и не быть…

Это просто чувствуешь кожей, стоит просто пройти по полю, подняться на мемориальный курган со стеллой, посмотреть сверху на множество братских могил, которым это поле усеяно — тут под обелисками лежат целые армии. И именно поэтому историки называют Богородицкое поле «Русская Голгофа». Высокая трава не может скрыть того, что вся земля перекопана и повсюду, свежие траурные венки — поисковые работы тут продолжаются неустанно.

Говорят, война не закончена, пока не похоронен последний солдат. И если это так, Смоленщина продолжает войну — за жизнь, за нас, «за в Бога не верящих внуков своих». Вы непременно почувствуете это, если тоже посвятите выходные Смоленскому маршруту. Не спецэффектами и не пафосными речами — правдивей всего Великая Отечественная рассказывает о себе именно так. Нужно только прийти и прислушаться.


«Свободная пресса» благодарит за помощь в реализации проекта:

Банк «Солидарность»,

Ульяновский автомобильный завод,

Институт ядерной медицины,

Смоленский государственный музей-заповедник.

Последние новости
Цитаты
Леонид Крутаков

Политолог

Алексей Рощин

Социальный психолог

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня