«Хезболла» предлагает союз

Согласие Кремля стало бы вторым изданием Коминтерна ради создания антиамериканского фронта

15372
Лидер группировки "Хезболла" Хассан Насралла
Лидер группировки «Хезболла» Хассан Насралла (Фото: EPA/ ТАСС)

Позиции России и «Хезболлы» сблизились. Об этом заявил в интервью «Комсомольской правде» один из лидеров шиитской группировки шейх Наим Кассем.

— Последние десять лет позиция России стала совпадать с нашей. Россия начала отдаляться от оси «США-Запад-Израиль», — сказал Кассем.

Он отметил, что у РФ и «Хезболлы» общий взгляд на сирийский конфликт и на недопустимость свержения лидера этой страны Башара Асада. Наим Кассем выразил мнение, что Россия и «Хезболла» могли бы выступать единым фронтом на международной арене, а также сотрудничать в сфере поставок вооружения и экономики.

— В действительности в настоящее время между нами есть контакты по всем направлениям, — подчеркнул шейх, многозначительно добавив, что «Хезболла» получает российское оружие для войны в Сирии.

Кассем назвал террористической группировку «Исламское государство» (ИГ) *, запрещенную в России, и обвинил США в ее поддержке с целью свержения Башара Асада. «Хезболла», напомнил шейх, находится в состоянии войны с ИГ. Кроме того, он выразил уверенность, что Соединенные Штаты пытаются «закрепить свою гегемонию за счет России»:

— США размещают ракеты вокруг России. Ранее случился конфликт в Грузии в 2008-м, который был спланирован США и Израилем. Затем украинский кризис, в котором роль американцев очевидна. А сирийский кризис и Россия, и Америка используют для укрепления своих позиций в регионе. Россия стремится к независимой политике, а США — к навязыванию своей воли всему миру. Даже за счет уничтожения России.

Напомним, «Хезболла» входит в список наиболее опасных террористических организаций мира в Канаде, США, Израиле и Египте, странах Персидского залива, а также частично в Евросоюзе, Австралии и Великобритании.

Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ, политолог Аждар Куртов обращает внимание, что «российское вооружение» — термин довольно расплывчатый. Оружие действительно может быть произведено в РФ, однако это не значит, что оно поставляется по какому-то межгосударственному договору между Россией с одной стороны, и «Хезболла» — с другой. Вооружение попадает в руки бойцов «Хезболлы» через Иран и Сирию.

— Россия сдержанно относится к организациям, которые имеют имидж радикальных и террористических. Все-таки у нас не Советский Союз, когда мы не очень-то обращали внимание на это, особенно в период власти большевиков, идей всеобщей коммунистической революции, для чего и был создан Коминтерн.

Нынешняя политика Россия направлена на то, что наша страна уважает международное право. В отличие от американцев. И имеет дело, прежде всего, с официальными правительствами различных государств.

А «Хезболла» — это все-таки движение. Да, это и политическая сила — в этом плане ее нельзя откровенно идентифицировать только с терроризмом. Это сила, которая имеет общественную поддержку на тех территориях, где существует. А это Палестина и Ливан.

«Хезболла» неоднократно демонстрировала, что у нее действительно есть международная поддержка и возможности противостоять противникам военным путем. В том числе и Израилю.

Не случайно Израиль несколько раз организовывал вторжение, а если называть вещи своими именами, — агрессию против того же Ливана с целью разрушения лагеря, где как раз проживали палестинские беженцы. В основном — сторонники «Хезболлы». Израиль пользовался своим военно-техническим превосходством: в ответ, как утверждало израильское руководство, на обстрелы его территории «самопальными» ракетами «Кассам», бомбил противника, чем сильно гордится.

«СП»: — Были периоды, когда «Хезболла» пыталась улучшить имидж…

— Да, обрести некий респектабельный вид и, прежде всего, на территории, где проживают палестинцы. Выборы, которые там проводились, показали, что «Хезболла» вполне способна прийти к власти, имеет общественную поддержку. Отмечу, что поскольку Палестина — это квазигосударственная структура, существование которой почти полностью зависит не от собственной промышленности или бизнес-услуг, а от получения внешней помощи. Там сложились объективные условия для коррупции. То есть — для разворовывания этой самой помощи. Этим палестинские политики активно пользовались. В отличие от представителей движения «Хезболла», которую всегда отличала жесткая дисциплина. Все-таки полевые командиры, которые проливают кровь, к деньгам относятся несколько иначе, чем публичные политики.

Однако США и их ближайшие партнеры со своей «любовью» к демократии и соблюдению прав человека всячески противодействовали попыткам «Хезболлы» прийти к власти легальным путем.

Замечу, что нельзя считать, что союзником Палестины является только Иран. Скажем, можно вспомнить эпизод с так называемой «флотилией мира», когда турки направили гуманитарную помощь к берегам Палестины. В ее составе находились три пассажирских и три грузовых судна, принадлежавших Турции, Греции, Кипру и Швеции. Однако израильский спецназ атаковал «флотилию». Были пострадавшие, убитые. После чего произошел разрыв отношений между Эрдоганом, который в то время был премьер-министром Турции, и израильским руководством.

«СП»: — «Хезболла» активную роль играет в сирийском кризисе…

— Движение создавалось в значительной мере из людей, которые принадлежат к шиитской ветви ислама. Это обстоятельство делает их союзниками Ирана и алавитской верхушки Сирии. Поэтому в ситуации, когда Штаты и некоторые их союзники почти напрямую поддерживают «Исламское государство» и другие исламистские группировки в их борьбе с Башаром Асадом, помощь «Хезболлы» ложится в схему, которая выгодна России. Просто на официальном уровне об этом не говорят, чтобы и без того не осложнять ситуацию.

Однако говорить, что мы можем образовать «вторую редакцию Коминтерна», где будут Россия, Иран, «Хезболла» и некоторые другие союзники на антиамериканской основе, не приходится. На это не пойдет ни Иран, который стремится выйти из-под санкций, ни Россия, которая испытывает большие трудности во взаимоотношениях с США по поводу Новороссии.

Все-таки политика — это искусство возможного. Да, есть стратегический партнер с точки зрения геополитики. Но не всегда нужно действовать в лоб. Политика должна быть еще и искусством. И не все наши намерения должны быть четко артикулированы в публичной сфере.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский придерживается иной точки зрения и более категоричен в формулировках.

— Учитывая, какое количество советских и российских вооружений находится на Ближнем Востоке, иметь наглость полагать себя возможным партнером России — это слишком дурной тон. Реагировать на это можно только пожимая плечами.

«Хезболла» может быть партнером какого-либо военно-политического или террористического движения, но Россия — это государство, которое сотрудничает, например, с государством Ливан. Военно-политическая организация, такая как «Хезболла» может только поддерживаться или не поддерживаться кем-то. В данном случае движение — креатура Ирана, который ее создал, выпестовал, кормит и вооружает. В том числе и российским оружием. Заодно — использует против Израиля, а также — врагов Асада.

Отмечу, что в России существует масса лоббистов, адептов, засланных казачков и просто добровольных помощников, и сторонников подъема статуса в госструктурах различных военно-политических и даже террористических движений на Ближнем и Среднем Востоке. В том числе и «Хезболлы». Точечные контакты предлагают даже ученые-востоковеды с именем.

Однако российские спецслужбы хорошо помнят прецедент, когда ныне покойный террорист движения Имад Мугния по кличке «Гиена» организовал похищение четырех советских дипломатов, один из которых, к сожалению, был убит. Тогда нашим разведчикам, работающим в Ливане, удалось вернуть троих дипломатов, однако тут показательна их «милая» беседа. Напомню, руководителю «Хезболлы» обещали возможное падение (разумеется, чисто случайное) ракеты с ядерным боезарядом на шиитскую святыню — иранский город Кум. Или не менее авторитетный город Мешхед.

Теперь что касается Сирии. Два раза в день даже остановившиеся часы показывают верное время. Если «Хезболла» выступает против свержения Асада, также, как и Россия, то это не значит, что мы союзники. У нас свои взгляды и свое отношение ко всему происходящему. Свои взаимоотношения с США, Ираном, Ливаном и Израилем.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров замечает: Россия не признает «Хезболлу» террористической организацией. Может быть и потому, что она рассматривается как парламентская партия в Ливане, за которую голосуют шииты и которая сотрудничает со спикером ливанского парламента Наби Берри.

— Россия не может сотрудничать с военно-политическим движением по определению: «Хезболла» — не государство.

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин говорит, что как бы там ни было, «Хезболла» — наш ситуативный союзник против «Исламского халифата».

— Представители «Хезболлы» себя террористами не считают, а позиционируются просто политической организацией в Ливане. Так сказать — одной из многих. У нас реального союзничества с движением быть не может. Да и необходимости в этом нет. Но в точечных контактах я не вижу ничего плохого.

* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Последние новости
Цитаты
Сергей Нациевский

Политик, Член ЦК КПРФ

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Денис Ильин

Директор Агентства по туризму Ульяновской области

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня