Почему российские патрули в Сирии жгут «коктейлями Молотова»?

Курды срывают союз Путина и Эрдогана

15591
Почему российские патрули в Сирии жгут «коктейлями Молотова»?
Фото: AP Photo/Mehmet Guzel/TASS
Материал комментируют:

Анкара готова к возобновлению операции на северо-востоке Сирии, поскольку Москва и Вашингтон не выполняют взятых на себя обязательств по отводу курдских формирований из зоны безопасности, заявил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

«Выполнили ли они все, что необходимо было выполнить согласно договоренностям? Нет, до сих пор не выполнили, но им следует это сделать. Если мы не получим результата, то, как мы ранее начали операцию, так снова сделаем, что нужно», — подчеркнул он.

«Мы обязательно должны избавиться от террористической угрозы, которая находится рядом с нами», — добавил Чавушоглу.

Напомним, 9 октября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил о начале турецкой военной операции «Источник мира», целью которой являлась борьба с курдскими формированиями и террористами из группировки ИГ*.

17 октября Турция заключила с США соглашение, в соответствии с которым Анкара приостановила боевые действия в Сирии против курдских формирований.

22 октября в Сочи состоялись многочасовые переговоры российского и турецкого президентов, по итогам которых был подписан меморандум из 10 пунктов. Этот документ был призван положить конец военной операции Турции в Сирии, снять напряженность на сирийско-турецкой границе и обеспечить территориальную целостность страны.

Читайте также
Як-130 будет бить по «Абрамсам» и «Леопардам» Як-130 будет бить по «Абрамсам» и «Леопардам» Учебно-боевой самолет превратят в штурмовик

1 ноября Россия и Турция приступили к совместному патрулированию района сирийско-турецкой границы.

Но несмотря на победные реляции на экранах телевизоров, в реальности все идет не так гладко.

6 ноября жители деревень местности Кобани к востоку от Евфрата забросали камнями российский патруль, а 8 ноября в сирийской провинции Хасеке закидали камнями бронеавтомобили турецких военнослужащих.

Позже в ход пошли «коктейли Молотова». На днях стало известно, что члены Рабочей партии Курдистана забросали камнями и бутылками с зажигательной смесью российскую и турецкую военную технику во время совместного патрулирования сирийской территории в районе Кобани. В российском Минобороны данный инцидент назвали провокацией.

Так что же получается, договоренности Путина и Эрдогана оказываются нежизнеспособными? Значит, война продолжится?

— Дело в том, что курдские отряды, как правильно замечает Чавушоглы и другие турецкие официальные лица, не хотят отходить в глубину, — поясняет эксперт Центра аналитических исследований Семен Багдасаров.

— Турки их выдавливают постепенно, занимая все больше территории и уже, разумеется, никуда не уйдут. Попутно они пытаются оказать давление на США и Россию, чтобы мы оказали давление на курдов, чтобы те отошли еще дальше. Но там есть ряд районов, откуда курды принципиально не хотят уходить, опасаясь этнических чисток.

«СП»: — Так будет ли возобновлена операция?

— Ну, пусть попробуют. Они что, военным путем захватили Телл Абьяд (город на севере Сирии — авт.)? Нет, это результат того, что на курдов просто нажали. Что касается нашей реакции на все это, думаю, в любом случае, уступки Эрдогану пора прекращать.

— Эрдоган уже неоднократно доказывал, что его слова не расходятся с действиями — после «Оливковой ветви» он обещал расширить операцию до границы с Ираком и системно выполняет свое обещание, — отмечает писатель, ближневосточный обозреватель Александр Христофоров.

— Поэтому к его заявлениям надо относиться крайне серьезно. Достигнутые с Россией и США компромиссы позволили говорить о мирном процессе, интересном в первую очередь, курдам, однако теперь они же и создают благоприятный фон для угроз Эрдогана.

Если прошлогодняя «Ветвь» вызвала сочувствие мировой общественности к курдам, то теперь атаки курдского населения севера Сирии на совместные российско-турецкие патрули перечеркивают этот эффект.

В России смотрят, как курды бросают «коктейли Молотова» в «Тайфуны» российской военной полиции и начинают недоумевать, почему наши военные не применяют оружие.

В Турции же давно создано мнение о «террористах РПК». Курдская группировка «Силы освобождения Африна» регулярно публикует видеоотчеты об операциях на северо-западе Сирии, фактически оккупированном Турцией, формально — протурецкими боевиками, которых представляют оппозицией Асаду. Любую военную активность и теракты там связывают с отрядами самообороны YPG, недавний взрыв в аль-Баб, в котором погибло порядка двух десятков человек (кто его организовал — неизвестно), вызвал новую вспышку ненависти к курдам. А такие атаки проходят там как по расписанию.

Поэтому серьезных препятствий в медийном поле, а уже тем более в военном, у Турции нет — если Эрдоган примет решение завершить начатое, колебаться он не станет. Поэтому его нынешнее заявление — это крайне конкретный сигнал, который, в первую очередь, стоило бы услышать курдам севера Сирии. Кто станет препятствовать его операции? Сейчас мы видим, что протурецкие боевики расширяют подконтрольные области, противодействовать им пытаются только курды, и весьма безуспешно.

Когда YPG показывает себя неуправляемой силой, никто уже не обратит внимания, что в протурецкой «Сирийской национальной армии» одного за другим опознают боевиков ИГИЛ, ранее «отличившихся» в этих краях.

Цели турок понятны: это создание буферной зоны, ограждающей страну от YPG. В нынешней ситуации, когда мир облетают ролики с горящими «Тайфунами» и турецкими Kirpi совместных патрулей, взрывами в «подконтрольных оппозиции районах», возразить Эрдогану будет непросто.

«СП»: — А эффективны ли наши действия в регионе? У турок есть, в чем нас обвинить?

— Из-за напряжения между всеми сторонами конфликта, крайне эффективной оказывается работа российский военной полиции, сотрудников которой набирают из ингушей, чеченцев — местное население обращается к ним даже для разрешения бытовых конфликтов и разногласий, настолько высок их авторитет.

Правительственные силы, проиранские ополченцы зачастую обостряют ситуацию с населением переходящих под контроль Асада районов, однако присутствие военной полиции оказывается эффективным механизмом урегулирования, политической составляющей которого становится флаг САР.

Курды, срывающие эти процессы «на земле», не имеют никакой политической субъектности «наверху», и флаг Сирии оставался для них последней возможностью ее обрести. Напрямую они выступают и против единственного эффективного механизма — российской военной полиции.

Все, что у них было — имидж лишенного собственного государства народа, который они серьезно подпортили, поставив под угрозу стабилизацию ситуации на севере страны. В отсутствие политической субъектности этноса, российская сторона ведет сложную и специфическую дипломатию, когда наши военные за чаем координируют действия с лидерами вооруженных отрядов, находя компромиссы между всеми сторонами. Но перевести процессы из военной плоскости в здоровую политическую не позволяют пока сами курды, хотя это единственный путь для восстановления мира на севере Сирии.

Читайте также
Башар Асад загоняет Путина в новую ловушку Башар Асад загоняет Путина в новую ловушку Готова ли Москва вместе с сирийцами и курдами воевать против Турции?

— В Анкаре действительно рассматривают варианты продолжения операции, — уверен руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семёнов.

— Главной преградой для продолжения операции являются американские (и европейские) санкции. Россия не смогла обеспечить выход курдских формирований из всей приграничной зоны, глубиной в 30 км, которая предусмотрена сочинским меморандумом. Хотя в некоторых районах, которых курдские отряды покинули, а точнее просто сняли форму, уже начались российско-турецкие патрули, но они подвергаются атакам со стороны курдских активистов. В других районах, как, например у Телль-Тамр продолжаются тяжёлые бои между протурецкими отрядам и курдами, которых поддерживают войска Асада. Это в Анкаре воспринимается как нарушение сделки.

«СП»: — А американцы замешаны? В чем их интерес? Нефть?

— Конечно, не исключено, что сами американцы посылают курдам какие-то сигналы, что заставляет тех быть менее сговорчивыми, в том числе и в рамках реализации Сочинского меморандума. В целом же СДС были бы готовы пойти на более широкую сделку с Дамаском в случае сохранения полной автономности их военных формирований в рамках Сирийских вооружённых сил и системы самоуправления. По факту это будет означать предоставление им широкой автономии (хотя они сами не используют это слово, говоря лишь о «сохранении федеральной системы Северной Сирии») с собственной армией, на что Дамаск не пойдёт.

Тем не менее, пока американцы не ушли из Сирии, угрозы курдам нет, они могут в худшем случае лишь потерять часть территорий, как это уже произошло. Сдаться же на милость Дамаска, а иных сценариев, кроме как «примирение» по примеру юга Сирии, Асад им предложить не может, курды всегда успеют, и не собираются с этим спешить — их сегодня прикрывают США.

Сами же американцы остались не из-за нефти, а для того, чтобы оказывать давление на Асада и Иран. Сама по себе сирийская нефть им не нужна, они ей не торгуют (ей торгуют курды, но объемы поставок очень небольшие). Для США важно чтобы Асад не получил эту нефть, и по прежнему был завязан на поставки из Ирана, что грозит Тегерану большими рисками (продолжением захватов танкеров и т. д.)


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, деятельность которого на территории нашей страны запрещена.


Война в Сирии: Башар Асад загоняет Путина в новую ловушку

Новости Сирии: Сирийские войска взяли под контроль ГЭС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Новиков

Первый заместитель председателя комитета ГД по международным делам

Дмитрий Лекух

Писатель и публицист

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня