Тайная миссия балтийских корветов в Северной Атлантике

В НАТО опасаются, что под их килями осуществляют скрытное боевое развертывание российские подводные атомоходы

8243
Тайная миссия балтийских корветов в Северной Атлантике
Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

На первый взгляд — обычное дело. По сообщению пресс-службы Министерства обороны РФ, 19 февраля из Балтийска курсом в Атлантику вышел небольшой отряд боевых кораблей в составе корвета «Стойкий» и большого десантного корабля «Королев». Еще сказано в официозе, что на борту «Королева» находятся группы антитеррора из состава морской пехоты Балтийского флота. Морпехи проведут тренировки по отражению нападения с берега во время прохождения проливной зоны и при стоянках на незащищенных рейдах. Ну и далее сплошная рутина для такого рода походов: поиски подводных лодок, учения расчетов средств ПВО и тому подобное.

Однако никуда не уйти от вопроса: только ли за тем, чтобы получить подобную практику балтийцам приказано топать в Северную Атлантику? Да еще на пределе автономности для «Стойкого» (как и любого из его собратьев-корветов по проекту 20380, которым в силу их конструктивных особенностей без пополнения запасов в море разрешено обходиться не более 15 суток). Ведь совершенно понятно: все, что перечислила пресс-служба Минобороны в качестве задач отряда на поход, куда проще и дешевле было бы отработать в любом из полигонов Балтийского флота, прямо под боком у собственной главной базы. Тогда вполне логично предположить, что «Стойкому» и «Королеву» велено смотаться за Балтийские проливы зачем-то еще. О чем в открытую не говорят.

Читайте также

Некоторые весьма уважаемые военные эксперты уже предположили, что главным элементом вышедшего в море отряда является БДК «Королев», а «Стойкий» осуществляет лишь его боевое охранение. Тогда, считает тот же автор, в походе отряд кораблей может отрабатывать задачи по захвату десантом важнейших объектов противника в проливной зоне Балтийского моря. Допустим, аэропорта на берегу острова Борнхольм, перекрывающего вход в Балтийское море с западного направления.

Не думаю, что эта версия убедительна. Поскольку даже усиленной десантно-штурмовой роты морской пехоты (150 человек с бронетехникой, больше просто не поместится в трюмы одного БДК) для захвата важнейшего аэродрома в глубоком тылу боевых порядков НАТО как-то маловато. Даже если помощь десанту придет по воздуху — все равно мало.

Но если не десант в проливах — что же тогда отрабатывают сегодня балтийцы? Предлагаю взглянуть на открытую статистику кратковременных выходов кораблей Балтийского моря в Атлантический океан за последние годы. Вначале, три-четыре года назад, в те широты наши корветы проекта 20380 отправлялись на две-три недели и исключительно парами. Хроника тут такова:

— в июле 2016 года тактическая группа в составе корветов «Бойкий» и «Стойкий» на полмесяца вышла в Северное море;

— октябре того же года корветы «Сообразительный» и «Бойкий» отправились в Северную Атлантику;

 — с 7 апреля по 1 мая 2017 года снова «Сообразительный» и «Бойкий» из Балтийска дошли до залива Сен-Мало и пролива Ла-Манш;

— с 4 по 15 июня 2017 года «Стерегущий» и «Бойкий» несли боевую службу в Северном море;

— 18 июня 2018 года отряд боевых кораблей Балтийского флота, в который входили корветы «Бойкий», «Стойкий», танкер «Кола» и морской буксир «Конецкий», отправился в очередной поход в Северную Атлантику. К причалам они вернулись 8 июля.

Читайте также

Потом кратковременные, но столь же регулярные выходы из Балтийска в Атлантику продолжались с той же регулярностью, но составы отрядов кораблей Балтфлота стали несколько иными. Впрочем — все равно обязательно однотипными. Теперь в каждый из них стали включать по одному корвету и по одному десантному кораблю с ротой морской пехоты на борту. Или с группами антитеррора — можно сказать и так, если угодно.

Так что нынешний выход через проливную зону «Стойкого» и «Королева» далеко не первый. В октябре 2018 года тем же курсом прошли корвет «Бойкий» и большой десантный корабль «Минск». В апреле 2019-го та же пара кораблей снова решала те же загадочные учебно-боевые задачи в Атлантике. Через несколько месяцев их сменили корвет «Бойкий» и БДК «Калининград».

В боевом отношении возможности каждого из таких отрядов кораблей крайне невелики. Особенно их средств противовоздушной обороны. Давно устаревшие автоматические артустановки Ак-176 и АК-630 больших десантных кораблей проекта 775, к каковым относится, в частности, тот же БДК «Королев», можно, полагаю, практически не принимать во внимание. А на каждом нашем новом корвете всего по одному зенитному ракетному комплексу 9К96 «Редут» с боезапасом в 12 ракет 9М96М, 9М96Е или 48 ракет 9М100. Что может быть и достаточно, если отражать удары средств воздушного нападения в зоне действия своей истребительной авиации. Но крайне мало для ведения боевых действий в океанской зоне, на побережье которой уйма военных баз потенциального противника.

Все так, но почему тогда командование НАТО просто в истерике по поводу на глазах «растущей активности ВМФ РФ в Северной Атлантике»? Несколько лет назад Пентагон принял решение о срочном возрождении 2-го флота ВМС США с базой в Норфолке. До 2011 года именно американский 2-й флот отвечал за создание благоприятного для США режима в Северной Атлантике. Но потом ошибочно, как уверены сейчас военные в США, был упразднен.

О том же с большим беспокойством еще в 2018 году заявлял британский адмирал Филип Джонс, командующий ВМС этой страны. По его словам, он наблюдает «усиливающееся возрождение потенциала и масштаба действий в этом районе» ВМФ России. «Мы обязаны на это реагировать», пояснил адмирал каналу Sky News.

Каковой именно планируется реакция? Поскольку новых кораблей ни для 2-го флота ВМС США, ни для их союзников из Лондона быстро не построить, предполагается перегруппировка кораблей союзников поближе к Британии и Норвегии. Откуда брать пополнение? Представьте себе: даже из почти пылающих Персидского залива и Средиземного моря. Такими замыслами еще в 2016 году в интервью еженедельнику Jane’s Defence Weekly поделился командующий Военно-Морскими силами НАТО вице-адмирал Клайв Джонстон.

Согласитесь: внешне не слишком адекватная реакция на периодические, хотя и регулярные вылазки балтийских корветов в Северную Атлантику. А больше у нас никто там особо и не несет службу. Из надводных, естественно, кораблей. Есть ли в тех краях российские подлодки — об этом широкой общественности знать не положено.

Не считать же серьезным беспокойством для ВМС НАТО тоже регулярные, но исключительно транзитные переходы кораблей Северного флота из Средиземноморья через Ла-Манш, Северное, Норвежское и Баренцево моря к родному причалу и обратно? Просто потому, что это именно достаточно рядовые переходы, а не целенаправленное несение боевых служб в так беспокоящих НАТО водах.

Но это — если принимать во внимание действия только российских надводных боевых кораблей в районе Британских островов и Скандинавии. Насколько можно судить, в действительности головной болью адмиралов Североатлантического альянса стали участившиеся выходы в эти широты атомных подводных лодок ВМФ РФ. Как их появление здесь связано с «миссиями» балтийских корветов? Видимо, все просто: периодические «набеги» в Атлантический океан отрядов кораблей из Балтийска четко скоординированы с выходами российских атомоходов с Кольского полуострова.

Читайте также

Если это так, то все становится на свои места. Тогда с большой долей вероятности можно предположить, что «Стойкому» и «Королеву», как и их собратьям по таким же миссиям в прошлые месяцы, в эти дни поручено прикрывать и обеспечивать развертывание наших ядерных субмарин в Атлантике. Не столько силой собственного достаточно «скромного» вооружения, сколько мешая действиям противолодочных сил НАТО. В том числе — шумами своих винтов.

Почему в таком случае в последнее время к такой работе стали привлекать и большие десантные корабли с морской пехотой на борту? Вероятно потому, что штаб флота вынужден экономить моторесурс своих немногочисленных и относительно современных корветов (их у него сегодня всего четыре — «Стерегущий», «Сообразительный», «Бойкий» и «Стойкий»). А винты наших больших десантных кораблей грохочут под водой даже более оглушительно для натовских акустиков. Что в данном случае становится их большим достоинством, поскольку позволяет надежней укрыть подводную лодку от вероятного противника.

Что же до роты морской пехоты на борту каждого из БДК — так не гонять же такие корабли вхолостую, с пустыми трюмами? Пусть морпехи тоже «оморячиваются. Вот и приходится придумывать для них легенды про всякие там «группы антитерррора».

В это время

3 февраля 2020 года известный военный еженедельник Jane’s Defence Weekly рассказал про большую нынешнюю головную боль у командующего Военно-морскими силами НАТО вице-адмирала Клайва Джонстона. Адмирал посетовал, что активность российских подводных лодок в Северной Атлантике резко выросла в последние годы и даже превосходит уровень времен «холодной войны». По словам адмирала, «Россия совершила впечатляющий технологический прыжок. Русские подводные лодки в настоящее время имеют большую дальность, у них лучшие системы, они обладают оперативной свободой».

Британский вице-адмирал также отметил повышение профессионализма российских подводников и добавил, что его это беспокоит и заставляет нервничать. Кроме того, Клайв Джонстон посетовал, что не понимает причин активизации российского подводного флота. Он сказал: «Трудно понять, почему русские сидят на своих подводных лодках вблизи наших портов. Трудно понять, почему они исследуют водное пространство вблизи стран НАТО, и трудно не сделать из этого определенный набор выводов».

Новости СМИ2
Новости Лентаинформ
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Последние новости
Цитаты
Денис Зоммер

Директор Центра изучения проблем формирования гражданского общества Института инновационного развития

Лев Гудков

Директор "Левада-центра", доктор философии

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня