В мире
14 февраля 2015 14:48

О венгерских и русских зайцах

Александр Бобров к визиту Владимира Путина в Будапешт

17249
О венгерских и русских зайцах

Зима нынешняя в Венгрии похожа на весну: то солнце, то дождь и туман, которые давно съели даже редкие островки снега. Так что участники немноголюдной акции протеста возле псевдоготического здания парламента чувствуют себя вполне комфортно. Мне кажется, что им тоже кто-то приплачивает, как на Майдане. Когда солнце — выставляют плакаты против премьера Виктора Орбана и его политики, когда поливает дождь, наглядная агитация убирается, а в большой комфортной палатке гоняют чай. Я сижу в кафе напротив, пью американо (смешное название для самого жидкого напитка), наблюдаю. Не хотят в непогоду-то колотиться!

Страна-паром

В начале столь трудно начавшегося для России года я уже дважды побывал в Венгрии — и в Будапеште, и в провинции — от восточного Мишкольца до южного Печа, выступил в двух Русских центрах, созданных при университетах. После многих лет откровенной антисоветчины и официальной русофобии здравый смысл, похоже, начинает торжествовать. Купил здесь «Аргументы и факты», почитал материал «За двумя зайцами. Эксперты о пророссийских заявлениях венгерского премьера». Подобные рассуждения внутри реальной страны читаются хоть и с любопытством, но и с недоумением из-за их ложной глубокомысленности и политизированности. Накануне приезда Владимира Путина 17 февраля в Будапешт премьер-министр Венгрии, которого некоторые окрестили «белой вороной Евросоюза» за его не совсем европейские замашки и пророссийские высказывания, вновь сделал громкое заявление. Если верить словам Орбана, то внешняя политика страны будет направлена, прежде всего, на укрепление отношений с Москвой и Берлином.

Российские эксперты восприняли речь Орбана неоднозначно. Завкафедрой политики Евросоюза и Совета Европы МГИМО Олег Барабанов уверен, что у нас действительно есть много точек для взаимодействия: «Высказывания Виктора Орбана — это конструктивная позиция Венгрии, которую её правительство уже в течение нескольких лет проводит в жизнь. Эта страна смогла изжить вирус русофобии, в то время как другие страны Центральной и Восточной Европы до сих пор им заражены. Венгрия понимает, что только равноправное партнёрство с Россией станет залогом её экономического процветания». Ну, вирус русофобии так просто не изживёшь, коль он в самой России не обезврежен. Например, за наши деньги в Венгрии широко переводят Людмилу Улицкую, а вот актёр Александр Борисов из театра «Вишнёвый сад» съездил в сражающийся Донбасс и не смог, потрясённый, играть в русофобской клюкве Улицкой «Русское варенье», потому что пьеса переполнена фразочками типа: «Русский человек любит притворяться полным дураком, будучи при этом полным идиотом». Идиётом — говорят в Одессе и в пьесе. Надо бы Путину у Орбана спросить, как он вирус этот всепроникающий изживал!

А вот замдиректора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин не разделяет оптимизма коллеги, вспоминая антироссийские санкции Евросоюза и проводя аналогию между Венгрией и Грецией: «Самостоятельность Орбана ограничена. Венгрия хотя и неохотно, но всё же голосует за антироссийские санкции… как только речь идёт о том, что есть некая общая позиция крупных игроков, Будапешт должен эту позицию принять. Поэтому я бы не преувеличивал симпатии Венгрии, как и симпатии Греции, по отношению к России», — уверяет эксперт.

Как я заметил, никто из экспертов не сыронизировал по поводу политики «за двумя зайцами». Значит, это сама газета блеснула броским заголовком. Интересно, что же она написала про речь нашего премьер-министра Медведева на пресловутом Гайдаровском форуме? Я бы её назвал «За тремя зайцами», которые скачут между растерявшейся Москвой, обнаглевшим Вашингтоном и колеблющимся Брюсселем. А Орбан, возглавив небольшую страну без нефти и газа, заячьи петли не закладывает, а ведёт вполне рациональную политику, помня уроки истории. «Страна-Паром, страна-Паром, страна-Паром: даже в самых своих фантастических снах она только и делала, что сновала, как паром, от одного берега к другому — с Востока на Запад, но охотнее всего в обратном направлении», — так писал ещё в 1905 году, размышляя о судьбах родины, классик венгерской литературы Эндре Ади. За минувшие 110 лет это поведение проявлялось не раз — с кровью, человеческими трагедиями, национальными провалами и претензиями к другим странам — больше всего, понятно, к СССР-России. И вот стоило лишь чуть-чуть стране-парому тронуться к восточному берегу, как крейсер Европа с капитаном Меркель во главе и авианосец США, обобщенно называя, расчехлили все орудия, залили топливо в баки, стали угрожать и пересекать путь.

А чего случилось-то? Почему свистать всех наверх от заокеанских смотрящих и Еврокомиссии до собственной либеральной оппозиции? Всё началось, когда правоцентристы получили почти 68% и, соответственно, 263 из 386 мест в парламенте. По словам руководителя партии ФИДЕС Виктора Орбана, «на избирательных участках произошла революция». Венгры устали от дикой капитализации, которую проводили бывшие комсомольцы (как у нас, назвавшиеся социалистами). Виктор-победитель пообещал «поднять Венгрию из руин социализма», создать новые рабочие места, снизить налоги и сократить бюрократический аппарат, в том числе и парламент страны. Он пытался занять независимую позицию, инициировав принятие новой Конституции и продавив логические законы, которых, как показал наш финансовый крах, не хватает и современной России. Например, Орбан сразу понял, что не надо торопиться переходить на евро, и вообще — это неправильно, когда деньги вроде бы государственные — от налогов с собственного населения и производства, но попадают якобы в «свой» ЦБ, а на деле — оказываются под контролем тех, кто придумал мировую финансовую систему, а в её рамках — настаивают на «независимости» центробанков от своих же правительств и парламентов. При этом, скромно умалчивая, о главной зависимости от них. Ну, мы это поняли сейчас, как никто, однако орбановских выводов не сделали. К ужасу всех либералов мира, Орбан предложил новую Конституцию, в которой Венгрия показала своё отношение к «внешнему управлению». Мне нравятся положения новой Конституции Венгрии — она закрепляет очень простые и понятные нормы:

— Венгрия официально называется «государством венгров» (уже не абстрактной «республикой»);

— Основы венгерского государства — «Бог и христианство» (это — похоже на национальную идею);

— Брак — это «союз между мужчиной и женщиной» (естественное продолжение рода в уменьшающейся по населению стране);

— Эмбрион — человеческое существо (зародыш жизни надо сохранять, а не убивать абортами).

О, тут такое началось — до США докатилось. Тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон направила личное официальное письмо венгерскому премьеру Виктору Орбану. Как следует из текста письма, американское правительство недовольно текущей законотворческой деятельностью партии «Фидес», ведущей к «свертыванию демократии в стране». Западные СМИ, вслед за своими политиками обрушились на Венгрию, обвинив её в гомофобии. А ещё одна претензия просто выходит за рамки здравого смысла: Венгрия оказалась виновата в том, что она стала… слишком «христианской» (!).

Против Орбана с его государственическими замашками началась информационная борьба. Причём оппозиционные СМИ и западные недоброжелатели говорили и горькую правду. Так, немецкий предприниматель Андреас Меллендорф, который уже много лет живет в Венгрии, высказал уверенность: социальное положение многих венгров дошло до критической черты. «Продовольствие, бензин стоят в Венгрии не дешевле, а то и дороже, чем в Германии. Молоко здесь дороже, чем в Германии, сахар дороже и так далее — потому что крупные сети наживаются благодаря низкой конкуренции. Если сравнить зарплаты по покупательной способности, то местные зарплаты составляют около 25 процентов немецких. Даже в Германии людям все труднее сводить концы с концами — что говорить о Венгрии?» — рассуждает немец, посасывая от богатств страны и зная, что как раз Германия скупила многие предприятия и обанкротила их. Но правительство Орбана, несмотря на трудности и откровенное давление Запада, думает о благополучии собственного народа. Так, 3 января 2015 года, когда в похмельной России ничто не работало, руководители правительства совместно с работодателями и профсоюзами подписали соглашение, согласно которому минимальная заработная плата в 2015 году повысится для неквалифицированных работников до 105 тысяч форинтов, что в пересчете на евро приблизительно 334 евро. В то же время этот показатель для квалифицированных работников составит 122 тысячи форинтов, что в пересчете на евро приблизительно 388 евро. В гуляющей две недели России МРОТ с 1 января 2015 года составит всего 5965 рублей в месяц, или — по грабительскому курсу на каникулярные дни — 85 евро. Почему такое возможно в богатейшей стране мира? Среди обшарпанных домов города Мишкольца — бывшего промышленного центра Венгрии, где все предприятия, кроме бумажной фабрики и стекольного завода, закрыты, я был потрясен таким контрастом.

Но председатель Русского фонда в южном городе Пече Валентина Вегвари умерила мой пыл: «Названы цифры минимальной зарплаты, но нельзя забывать, что в Венгрии очень высокие налоги, и из зарплаты 105 тысяч форинтов „чистыми“ получается всего около 65−68 тысяч, то есть все налоги и взносы составляют примерно 45%. Есть, конечно, скидки на детей, и тогда практически не надо платить налоги, но по-прежнему для семьи из 4 человек это довольно мало. На коммунальные услуги приходится примерно одна треть зарплаты (зимой, когда надо платить за отопление)». Потом знакомые русисты и вовсе рассказали (это показали и цифры Евростата), что в Венгрии в настоящий момент проживает примерно столько бедных, сколько было во времена правителя Хорти, и самое ужасное — много голодающих детей. Выходит, из десяти миллионов общего населения, около четырех миллионов — за чертой бедности или близко к ней. В дни моей поездки, как сообщила писательница Светлана Демченко, происходило закрытие последней в Венгрии угольной шахты: «Даже не верится. Ведь обещания рабочим равноценно их трудоустроить — это мыльный пузырь». Так и сообщают: «последней шахты». Значит, той, на которой мы опускались в лаву в области Баранья и где меня «посвящали в шахтеры», также нет. А какой цветущий там был поселок, какие жизнерадостные люди! В этот европейский капкан попались многие народы".

Да, конечно, Венгрия с ее упадком даже на селе (частные подворья, например, не могут продавать отличную продукцию, чего требует ЕС и от Украины!), с уничтоженными и скупленными иностранцами предприятиями не может сравниться, скажем, с Германией, которая оставалась одной из 7 стран ЕС, где не было минимальной зарплаты вообще. Немецкий бундестаг проголосовал за введение минимальной зарплаты впервые в истории страны. Коалиция Христианско-демократического союза канцлера Ангелы Меркель и социал-демократов сошлась на минимуме зарплаты в 8,5 евро в час. Или 1400 евро в месяц! Да, контрасты в уровне жизни даже в рамках ЕС потрясают. Что же говорить об огромной и разграбленной приватизацией России? И всё-таки в голове не укладывается: в 2014 году 1 евро стоил 302 венгерских форинта, а во время моей поездки через год — 318 форинтов. Крошечное снижение в стране без природных богатств, если не считать почву и термальные источники. Но уроки Венгрии на задворках ЕС тоже показательны: более миллиона венгров неспособны вовремя платить за электричество и коммунальные услуги.

Итогом нарастания социального давления, считает Андреас Меллендорф, может стать настоящий взрыв: «Венгрия подошла к грани приемлемости социальных условий. У меня есть знакомый венгерский бизнесмен, он и его друзья ожидают возможной гражданской войны — вплоть до того, что они с друзьями сняли грузовой самолет „Антонов“ и держат его наготове». Вот какие богачи-иностранцы!

Главное прегрешение

Но оказывается, то были ещё не самые страшные прегрешения рулевого страны-парома: 2015 год начался в Венгрии уличными антиправительственными акциями — 2 января на улицы Будапешта вышли более 5000 человек, организованно протестовавших против политики премьер-министра Виктора Орбана, предпринявшего в последнее время ряд шагов по сближению с Россией. О, такое нынче не прощается! При этом последние парламентские выборы в Венгрии состоялись не далее как в апреле 2014 года, и на этих выборах партия «Фидес», возглавляемая Орбаном, на 14% улучшила свой результат, получив конституционное большинство в парламенте — то есть избиратели курс одобрили. Кроме того, в октябре 2014 года в Венгрии прошли местные выборы, и на них партия Орбана получила 20 из 33 мандатов. Выходит, и речи нет о том, что правительство Венгрии действует вопреки воле демократического большинства. Чего же страны «продвинутой демократии» заколотились?

Премьер Медведев в своей речи на Гайдаровском форуме, по сути, поклялся в верности Западу и навязанному либеральному курсу со всеми обязательствами, а вот его венгерский коллега бросает прямой вызов ЕС и утверждает, что демократия может быть иллиберальной. Ну, как есть рациональное решение, а есть — иррациональное, которое порой бывает удачнее по-немецки правильного. Орбан это ещё раз убеждённо повторил на пресс-конференции с недовольной фрау Меркель. Она приезжала на один день 2 февраля — формально для того, чтобы получить мантию почётного профессора Будапештского университета. Я когда узнал, сразу с улыбкой вспомнил, как активистка со школьных лет не могла показать на карте (правда, контурной) свой родной Гамбург и заплутала в окрестностях Вологды. Но, конечно, профессорша осталась прежде всего политиком. Её приезда очень ждала оппозиция. Под зимним дождём бросались в глаза обложки журналов с шапкой: «Тайный визит Ангелы Меркель». Чего там тайного? — одни венгерские либеральные перья знают. Коллаж вообще был двусмысленным: Меркель в белом пеньюаре и с крылышками парит над Орбаном, сидящим по горло в пене ванны, а крупная надпись гласит, как переводили мне в университете с недоумением: «Не буду тебя бить» или «Ты не будешь наказан», а сын и вовсе мне перевёл пофривольней: «Не будет дорогого стоить!». Такой непонятный оппозиционный юмор.

Серьёзным политикам не до смеха: «Ситуация очень тревожная, — говорит лидер партии „Йоббик“ Габор Вона, характеризуя грозовую обстановку в Венгрии в эти дни. — Тревогу вызывает то, что Венгрия — непосредственный западный сосед Украины! А по поводу последних антиправительственных демонстраций в Будапеште — в них четко чувствуется… подстрекательство американских секретных служб». Обычно координация такого рода деятельности ведётся из посольства США; в Венгрии всю «грязную работу», по словам лидера партии «Йоббик», выполняет поверенный в делах американского посольства Андре Гудфренд, прибывший в Венгрию после командировки в Сирию… Похоже, по мнению многих, что в стране зреет нечто наподобие украинского Майдана. Хотя палаточный лагерь — пока не тянет. Ну, это дело поправимо с помощью долларов.

Орбан открытым текстом заявляет, что его страна страдает от европейских санкций против России больше самой России, и спрашивает, кто компенсирует венгерским фермерам их потери? Он утверждает, что интересам его страны соответствует получение российского газа в обход Украины. Наконец, он с фактами в руках разъясняет, что Венгрия объявила совершенно открытый тендер на увеличение мощности Пакшской АЭС, но только предложение российских атомщиков удовлетворяло всем выдвинутым условиям. Что здесь антирыночного? — наоборот, убирается голое политиканство! Но несколько тысяч человек приняли участие в антиправительственной акции протеста перед зданием парламента в Будапеште накануне визита в Венгрию канцлера ФРГ Ангелы Меркель. «Ангела, не имей дел с мафией» — такие плакаты несли демонстранты в воскресенье в Будапеште. Особенно радовались этому украинские СМИ, самую высокую цифру протестующих называли, не понимая, какое это холопство: приветствовать вмешательство руководительницы другого государства в дела Венгрии. Ну, им теперь там не привыкать… «Украинская правда» заходилась: «Как отмечает Reuters, Орбана обвиняют в трудоустройстве коррумпированных государственных служащих и прокремлевской политике. Протестующие скандировали: „Орбан, уходи!“ и держали плакаты с лозунгами: „Мы не будем платить налог преступникам“. Они также скандировали: „Европа, Европа!“»… Ух ты, — радовались украинские писаки, — прямо как на Майдане! А их старший брат — обозреватель Би-би-си Ник Торп подхватывал: «Правоцентристское правительство Виктора Орбана проводит авторитарную политику и видит в российском президенте своего логического союзника». Так они союзники и есть — по манере правления, по нелюбви к социалистическому прошлому, по потаканию приближённым.

Манифестанты призвали Меркель занять жесткую позицию в отношении венгерских властей. Они обвиняют премьер-министра Виктора Орбана и правящую партию «Фидес» в коррупции, притеснении основных свобод (в первую очередь, свободы прессы), а также в несоблюдении европейских принципов демократии. Да, коррупция в Венгрии есть. Мне преподавательница русского языка в машине рассказывала и про жену Орбана, у которой вдруг появились «наследственные» виноградники, и про то, что откаты за госзаказы — заоблачные — «до двадцати процентов доходит!». — «А вы не хотите, Маргит, как у нас — 30 процентов, а то и половина?». Она чуть руль из рук не выпустила…

По негативным явлениям Венгрия явно берёт пример с России. Год назад, перед выборами в парламент, Будапешт был заклеен плакатами, на которых были изображены новые соратники — Путин и Орбан. Не знаю, в какой мере это помогло партии Орбана одержать весомую победу, но я смотрел и удивлялся, как похожи эти внешне совершенно разные люди — типичный смуглый венгр и белобрысый русский — что-то общее угадывалось незримо. Анна Мацоне (Италия) точно написала: «Виктор Орбан, прозванный его оппонентами Виктатором, — классический пример хамелеона в политике. Когда он произнес свою первую публичную речь в 1989 году, ему было всего 26 лет, он только что защитил диплом по юриспруденции. Он тогда дерзко выступил против военного присутствия СССР на венгерской земле, завоевав аплодисменты масс. В те времена он был блестящим молодым человеком, склонным к европейскому либерализму. Он учился в Оксфорде, посещал окружение Лондонской школы экономики, являлся членом Союза молодых демократов („Фидес“), который в 1993 году станет партией, построенной по его образу и подобию. В группе молодых людей из Восточной Европы, чье обучение финансировалось Джорджем Соросом, Виктор Орбан не скрывал своей крайне либеральной политической линии, каковой она была в те времена. Он призывал к непримиримой борьбе, во-первых, с СССР, а во-вторых, с коррупцией и бюрократией, чтобы возродить в Венгрии старый дух, и на выборах 1998 года становится премьер-министром как лидер правоцентристской коалиции. С этого момента хамелеон меняет окраску… Из либерала он становится популистом».

Только ли популистом, а может, национальным лидером? Да, Виктор Орбан руководит политической и социальной жизнью Венгрии вплоть до мельчайших деталей, но уж если у нас в России — ручное управление самое надёжное, как показал пример с электричками, то уж в маленькой стране-пароме это тем более срабатывает. Как раз пример Орбана, который отвечает за всю Венгрию без нефти, леса и золота, показывает то, чего избалованные природными богатствами наши руководители не поймут: путь, навязанный США и ЕС — губителен! Хочешь сохранить страну — будь прагматиком и здоровым националистом!

Не идеализирую ли я образ и политику Орбана? — да нисколько! В Печском университете я познакомился с венгерским молодым левым философом Анталом Калоши, который собрал дома полное собрание сочинений Ленина. Он вскидывал свою рыжеватую бороду и сбивчиво говорил (трудно философствовать на чужом языке): «Отвергают Маркса — мол, революционер. А кто первый вывел безжалостные законы капитализма? Кто первый доказал: узкая кучка людей владеет средствами производства — и богатствами они же будут владеть. Другим — нечего ждать. И националист Орбан, и его оппоненты-космополиты спорят не о главном: в чём свобода, надо ли парады геев проводить, кто деньги даст — ЕС или Россия? Я — венгр, и мне не надо Венгрией прикрываться, а про главный грабёж — Маркс давно сказал!». Да, в главном Орбан остаётся прямым сторонником западного пути и грабительского по сути капитализма. Но важно отметить, что своё громкое заявление он сделал после недавнего визита Ангелы Меркель в Будапешт и в ожидании встречи с Путиным, которая должна пройти 17 февраля. Премьер-министр не скрывает, что во время диалога с российским лидером он ожидает обсуждений «гибкого» контракта по поставкам газа. Безусловно, ответные российские санкции, которые затронули всех членов Евросоюза, также волнуют Орбана, хотя и в меньшей степени, чем энергетические вопросы, пусть когда-то Венгрия нас заваливала продуктами. Она вообще столько производила на частных подворьях и в кооперативах, что могла прокормить три таких страны, как Венгрия.

Национальный герой Петёфи, который стоит бронзовый в каждом городке, писал о том же. Поэт Шандор Петёфи (читается иногда как Пе́тэфи — трудности венгерского!) — славянин по происхождению, настоящие имя и фамилия сына серба и словачки просты для нашего уха: Александр Пе́трович. Основоположник современной венгерской поэзии, политик и публицист, непреклонный борец, от которого дошло до нас 850 стихотворений. Двадцать один год был ему, когда он вошел в литературу, а в двадцать шесть лет поэт погиб, сражаясь за свободу Венгрии, ставшей родной. Но успел и время своё запечатлеть, и прозреть сквозь века:

Тебе, дорогая отчизна,

Хозяйкою быть не дано:

Обуглилось снизу жаркое,

А сверху — сырое оно.


Счастливцы живут в изобилье —

Объелись и все-таки жрут,

А бедные дети отчизны

В то время от голода мрут!

(перевод Л. Мартынова)

Ну, от голода никто сейчас не мрёт, а вот 300 000 ребятишек едят горячее один раз в день, как правило, в школе. Скажи такое при социализме — подумали, что издеваешься. Но одна венгерка в иномарке мне выпалила: «Слава Богу, кончилось то распределительное время». Ну, новое при Орбане наступило — правительство многим рулит вручную. Вот, приняли только что закон: с 1 марта все магазины до единого должны быть в воскресенье на замке. Зачем, почему народ не спросили, самих владельцев? А вот так — нелиберальная демократия велит отдыхать, а не есть сырое снизу жаркое. Страна-паром якобы в надёжных руках, а к какому берегу плывёт? — и капитан не знает, и Хилари с Меркель не подскажут. А новый соратник Владимир Путин — тем более: уж больно неудачно год у России начался с такими-то богатствами. Так что мы уникальная во всех отношениях страна — не паром, а прямо неуправляемая нефтеналивная баржа.

Фото автора

Последние новости
Цитаты
Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Леонид Зюганов

Политик, заместитель руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня