Россия готовится к закрытию Босфора

Сможет ли транспортный коридор через Иран заменить черноморский пролив?

20726

Обострение отношений с Турцией вынуждает Россию готовить сценарии неблагоприятного развития событий. Пожалуй, главная возможная угроза — закрытие Анкарой пролива Босфор. Призывы к этому уже давно раздаются в среде турецких националистов, к которым прислушивается Реджеп Эрдоган.

Если Босфор закроют для российских кораблей, это неизбежно скажется на международной торговле. Однако, в этом случае Москва может активизировать развитие международного транспортного коридора (МТК) «Север — Юг», призванного обеспечить транзит грузов со стороны Индии через Иран, акваторию Каспийского моря, Россию и далее в Северную Европу.

Путь протяженностью 7,2 тысячи километров вдвое короче перевозки через Суэцкий канал и дешевле. МТК «Север-Юг» с неизбежностью отберет часть грузопотока (по некоторым оценкам до 20%) через Босфор — Мраморное море — Дарданеллы. Так что Эрдогану стоит хорошенько подумать, прежде чем решиться препятствовать России.

Соглашение о создании МТК «Север — Юг» было подписано Россией, Ираном и Индией еще в 2000 году. Позже были проведены пробные поставки. Однако серьезного развития проект не получил из-за неполной инфраструктуры. В том числе на территории России. Ее строительство в планах государства до 2025 года, свидетельствует сайт РЖД.

Читайте также
Так сколько российских «Панцирей» Эрдоган «завалил» в Сирии? После за воздушной атакой российский ЗРПК подвергся атаке информационной

Ключевой точкой коридора «Север-Юг» является Астраханский морской порт. До сих пор он работал в основном на экспорт, но теперь, по словам его гендиректора Рината Аюпова, в порту открылась зона таможенного контроля, что позволяет принимать импортные товары из Ирана. В результате перевалка грузов уже увеличилась на 145%.

«Мы привели в порядок портальные краны, железнодорожные пути. В перспективе планируем заняться обустройством площадок для того, чтобы принимать как можно больше грузов», — цитируют Аюпова астраханские СМИ. Похоже, власти не дремлют — сделали выводы из угроз турок и вовремя стали готовить обходные пути.

Причем МТК «Север — Юг» — это облегченный вариант. Существует еще проект строительства судоходного канала из Каспия в Персидский залив. Участники те же: Россия, Индия, Иран. Об этом «СП» писала еще в 2018 году. Так что угроза перекрытия Босфора подстегивает наши власти. Подобно тому, как их заставили шевелиться западные санкции.

Еще одна потенциальная проблема, связанная с возможным перекрытием турками пролива Босфор — снабжение российской военной группировки в Сирии. Бесперебойные поставки в нужном объеме возможны только морем — авиацией слишком дорого. Отрезать России в Сирии тыл — мечта любого стратега. Да, в соответствии с конвенцией Монтре для этого нужна война, но разве это так уж невероятно?

О том, что международное регулирование Босфора не нравится Эрдогану, свидетельствует тот факт, что он страстно мечтает построить канал «Стамбул» — дублер Босфора, которым полностью будут распоряжаться турецкие власти, а не международное сообщество. В планах президента Турции сделать это к 2023 году. Когда альтернатива будет готова, Босфор станет не очень-то нужен.

Пожалуй, самым главным фактором в этой истории является личность Эрдогана. Именно от его решительности зависит реализуемость амбициозных планов. А решительность недавнего друга российского президента подогревается его политическими планами возрождения на новом витке истории Османской империи. России важно не оказаться заложником этой политики.

Пока серьезный кризис в отношениях Москвы и Анкары, вызванный военным присутствием Турции в сирийской провинции Идлиб, удалось преодолеть. Многочасовые переговоры Путина и Эрдогана дали результат. Военные двух стран даже вернулись к совместному патрулированию. Но надолго ли хватит выдержки турецкого «султана»?

Директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктор Надеин-Раевский считает, что МТК «Север-Юг» сможет заменить пролив Босфор лишь частично.

— Проект транспортного коридора через Каспий очень интересный и обсуждается уже давно. Но там есть и проблемы. Действительно, России можно через территорию Ирана осуществлять торговлю с азиатскими государствами. Но именно с азиатскими.

У Ирана есть определенные успехи в строительстве транспортной инфраструктуры. Это прежде всего железные дороги, тоннели, мосты и т. п. Все это тянется до самого побережья. Я видел своими глазами. Одним из возможных путей является железнодорожный путь через Азербайджан.

«СП»: — Это путь по земле…

— Кроме того, существует потенциальная возможность, которая пока мало используется, транзита через Каспийское море. У нас для этого есть два порта в северной части ее акватории. Первый — Махачкала, но он очень загружен и там расположена военная база, что сокращает возможности.

Второй — порт Оля недалеко Астрахани. Там достаточно глубокий фарватер и он расширяется, чтобы могли проходить груженые суда. В Иране тоже реконструировали порты, и этот процесс там продолжается. Так что водный путь вполне перспективен.

Тем более, что суда класса «река-море» могли бы использовать российскую речную сеть для доставки грузов вплоть до северных наших районов с последующей перевалкой и отправкой в Европу. Это было бы достаточно дешево.

Большой плюс в том, что наши каспийские пути хорошо охраняются. Ведь государства, не являющиеся членами каспийской пятерки, не имеют права совершать в этой акватории какие-либо действия. Никаких американских судов там появиться не может. Безопасность соблюдена.

«СП»: — Звучит заманчиво…

— Но до настоящего времени усилий, необходимых для реализации этих возможностей недостаточно. Этому мешают и санкции против Ирана. Не все компании решаются принимать участие в такой транспортировке.

Надо понимать, что абсолютной альтернативы Босфору быть не может. Потому что Босфор — это очень важный нефтяной маршрут для наших танкеров. В частности, в южную Европу. Ведь наша трубопроводная сеть покрывает далеко не все территории.

Это серьезная штука, и турки это прекрасно понимают. А пока что в Сирии у нас с турками творится далеко не то, что нам хотелось бы. Например, сорван маршрут совместного патрулирования — только три километра сумели вместе пройти российские и турецкие военные. Так что у нас с турками целый комплекс нерешенных вопросов и Босфор — лишь одна из них.

Читайте также
НАТО празднует первую победу F-35 над МиГ-31 Что произошло в небе около Норвегии и о чем промолчали в ВКС РФ

Хотя у нас есть горячие головы, которые напоминают слова министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова о том, что наша страна в случае необходимости может сделать еще пару проливов, вот только Стамбула больше не будет.

«СП»: — Сейчас наше руководство себе такого уже не позволяет. Тот же Эрдоган выглядит более жестким…

— Наше руководство, когда нужно было отстаивать интересы страны, особой дипломатичностью не отличалось. И это помогало, потому что в серьезности наших намерений никто не сомневался. Мы умели ответить на любые выпады.

Значение Босфора для российского военного присутствия в Сирии нам объяснил военный эксперт Борис Рожин.

— В период активной фазы операции в Сирии Россия пыталась диверсифицировать поставки своей группировке. Это были поставки морем через порты Новороссийска и Севастополя и далее через пролив Босфор, а также поставки воздухом через Иран.

Позднее, когда наладились отношения с Турцией, появилась возможность направлять военно-транспортные самолеты напрямую. Но естественно, если возникнут проблемы с Босфором, то это наверняка будет сопровождаться закрытием и воздушного пространства Турции. Тогда останется путь через Иран.

Еще один вариант — через Ирак. Можно завозить грузы в Багдад, а потом везти их через сухопутную границу с Сирией, которая сейчас контролируется сирийскими войсками и иракскими прокси-формированиями. Но эти варианты увеличивает «плечо снабжения», сроки и стоимость поставок. Через Босфор быстрее и дешевле.

«СП»: — Вроде, всего одна полноценная база у нас там?

— Особенно это важно в случае поставок российских военных грузов для сирийской армии, которая потребляет гораздо больше ресурсов. После зимней кампании — с начала декабря по начало марта — сирийская армии понесла существенные потери, и Москва, похоже, увеличила свои поставки, включая тяжелую технику и артиллерию.

Если бы не было прямого морского пути через Босфор, а корабли пускали через Балтику, вокруг Европы или доставляли грузы воздухом через Иран и Ирак, это замедлило бы перевооружение сирийской армии. Так что Босфор имеет для сирийской кампании критическое значение. Поэтому Россия не заинтересована в конфронтации с Турцией. Зачем рубить сук, на котором сидишь?

В свою очередь эксперт по Ирану Карине Геворгян отмечает заинтересованность этой страны в развитии МТК «Север-Юг».

— Геополитическое положение Ирана можно назвать исключительным. Здесь и выход в Индийский океан, и контроль над Ормузским проливом, через который идет трафик нефти из Персидского залива (Тегеран периодически разыгрывает этот козырь, пугая Запад — авт.), и выход в акваторию Каспия.

Читайте также
Русский «Кинжал» и китайский «Восточный ветер» стали кошмаром для «Джеральда Форда» Авианосцы в обозримом будущем разделят судьбу динозавров

Поэтому Тегеран уже давно создал необходимую инфраструктуру для того, чтобы зарабатывать на транзите. В частности, в рамках коридора «Север-Юг». Построены шоссейные дороги, терминалы… И у нас рядом с Астраханью создан терминал — порт Оля.

Так что Иран был бы очень заинтересован в развитии этого пути. Через его территорию пошли бы грузы из мировой фабрики — Китая, который очень сильно зависит от судоходства в Малаккском проливе, а также из Индии. Ведь, экономические дела Ирана сейчас не очень хороши.

«СП»: — А политически у России с Ираном на данный момент все нормально?

— Ну да. А какие у нас проблемы с ним?

«СП»: — Все так быстро меняется. С турками еще недавно чуть ли не обнимались, а сейчас в Сирии на грани войны…

— У Эрдогана очень сложная ситуация внутри страны. Он очень популярен в бедной турецкой провинции, но Стамбул и Анкару он проиграл. Для того, чтобы усилить свою власть он и решил канализировать внутренние проблемы через акцию, связанную с Идлибом.

Что касается иранцев, то еще недавно их очень беспокоил наш российский 2024 год. Но теперь все нормально.


Международное положение: «Вот Путин уйдет, и у нас все получится»

Новости политики: Президент Эстонии позвонила Путину

Последние новости
Цитаты
Илья Гращенков

Директор Центра развития региональной политики, политолог

Константин Сивков

Военный эксперт, доктор военных наук

Андрей Ковалев

Лидер Общероссийского движения предпринимателей

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня