В мире

Путешествие в страну силовиков

Иерусалимские мусульмане имеют меньше прав, чем российские туристы

  
3588

Обыватель устал от рассказов о страданиях палестинцев. Обыватель вообще устает от сострадания — он не понимает, что это такое. Но еще больше обыватель устает от резких суждений. С этим можно долго спорить или не спорить совсем, но мы слышим и с экранов телевизоров, и читаем в прессе, что Израиль ведет войну, так что все нужно списывать на ужасы войны, а не на народ. Своими глазами этот вопрос прояснить мы, как правило, не можем. Мне повезло — недавно мой знакомый вернулся из этих краев. Зовут его Сергей.

Мы встретились вечером двадцать пятого апреля дома у Сергея. Он начал рассказа с того, что ради лучшего понимания обстановки вокруг той или иной святыни, он внимательно следил сначала за одной, потом за другой и так далее, не смотря на то, что все они очень близко расположены. Сергей сказал, что в первую очередь он направился к Храму Воскресения. Туда можно попасть без проблем в те часы, когда храм открыт. После нескольких часов хождения по храму, около семи часов вечера, Сергей каждый раз слышал негромкий металлический звук. Это сигнал к тому, что храм нужно покинуть. И каждый раз было одно и тоже: пожилой человек с густыми усами в сопровождении нескольких товарищей закрывал врата храма.

Позже у своего брата Сергей выяснил, что зовут человека Уаджих Нусейбе (Сергей сказал Ваджих, но исходя из отсутствия определенных букв в арабском алфавите я предпочел именно этот вариант) и что он является тем, на кого возложена обязанность открывать и закрывать храм каждый день — открывает он около пяти утра, закрывает около семи. Его предки уже более тысячи лет занимаются этим делом. Причем он является арабом и мусульманином. И более того, каждый год высокопоставленные духовные лица разных христианских течений просят Уаджиха быть хранителем ключа. Говорят, что ключи предки Уаджих получили еще во времена второго халифа Умара ибн Хатаба, то есть в тридцатые годы седьмого века. И говорят, что сам халиф и вручил ключи предку нынешнего хранителя ключа Храма Гроба.

По словам Сергея, поблизости Стены плача людей собирается много, но попасть непосредственно к ней было совсем нетрудно. Огромная площадь была заполнена людом, причем не создавалось ощущение того, что находящиеся пришли именно с целью возносить молитвы. По бокам были торговцы, которые, разместившись прямо под открытым солнцем, продавали вещи и продукты. Было так же много людей в военной форме и с флагами Израиля. Некоторые военные что-то достаточно громко кричали, вероятно, не молясь, а произнося какие-то слова то ли присяги, то ли еще чего-то. Но именно перед самой стеной было много молящихся, которые своими причудливыми движениями создавали ощущение какого-то странного танца.

Сергея заинтересовал старый раввин, который сидел на стуле возле стены у самого ее края. Он попросил брата проследовать вместе с ним к старику, дабы тот выступил в качестве переводчика, тот согласился. Сергей, подойдя к раввину, поприветствовал его обрашением «шалом» (мир вам), а после на русском спросил почему он такой грустный. Брат перевел. Старик засмеялся и ответил, что, мол, не грустный он. А просто недовольный — вот что, мол, превратили площадь в базар, место для развлечений и так далее. Как будто для этого и делалось столько места: в иорданские времена (до 1967 Иордании принадлежала эта территория) площадь хоть и была узкой, но сюда приходили только для того, чтоб молиться, а сейчас они занимаются здесь чем хотят.

На следующий день после того, как Сергей исследовал Стену плача, он решил посетить и мечети находящихся на Храмовой горе. На территории, прилегающей к мечети Аль-Акса, Сергей увидел большое скопление полицейских, которые организовали на подступе к святыне что-то вроде пропускного пункта. Все из тех, кто желал пройти на площадь Храмовой горы должны были предъявлять документы, удостоверяющие личность. В связи с этим возле пропускного пункта образовалось достаточно большое столпотворение людей. Сергей также увидел, что многих людей не пропускали даже после того, как они предъявляли нужные бумаги. Некоторых пропускали.

Брат Сергея, что бы избежать долгого стояния в очереди, предложил пойти в обход поста, что и было сделано. На подступах к мечети их остановил человек в странной форме, похожей на полицейскую, но не такую, что он видел на большинстве полицейских Иерусалима. Он начал достаточно эмоционально говорить что-то, грозно всматриваясь в черты лица Сергея, которые, должно сказать, не совсем славянские, а представляют собой очень бурную смесь процессов близкого контакта различных этносов когда-либо проживавших на землях нашей прекрасной страны: у Сергея смуглое лицо, несколько зауженный разрез глаз, а так же очень светлые волосы, плюс ко всему он носит небольшие усы, которые черного цвета. Видимо, возмущенный столь нелегальным прорывом к мечети непонятного происхождения личности, полицейский хотел пресечь беспредел. Но тут вмешался брат — он на разговорном иврите что-то достаточно долго говорил полицейскому, а после сказал своему спутнику, чтобы тот показал документы.

После того, как полицейский увидел, что ворвавшийся столь диким способом является гражданином Российской Федерации, то сразу же отстал и даже что-то в весьма доброжелательном тоне произнес напоследок. У самого входа в мечеть Купол скалы, которую Сергей вознамерился посетить первой, он увидел еще двух полицейских. Которые, впрочем, никак не реагировали на появление новых посетителей. Зайдя в мечеть, мой собеседник стал ознакомляться с красивым убранством этого помещения. Сергей так же обнаружил, что почти все находящиеся здесь являются женщинами. Он спросил брата почему так. Тот ответил, что сюда пускают только лиц женского пола.

Далее же они проследовали к Аль-Аксе. Эта старейшая мечеть, еще сохранившая следы архитектуры времен омеядских халифов. Убранство этой мечети, описанное моим собеседником, приводить не буду, так как детальному повествованию о прекрасах помещения он посвятил много времени, впрочем как и описанию Храма гроба Господня. Основными прихожанами этой мечети были старики.

На следующий день Сергей обнаружил все на своих местах — те же полицейские, те же толпящиеся, те же старики в мечети и так далее.

Мой собеседник решил поинтересоваться у своего родственника, знает ли тот что-нибудь о происходящем. Тот с легкостью согласился отвечать на вопросы. В общем оказалось так.

Причина, по которой Сергей и его брат так легко прошли в мечеть, тогда как другие должны были стоять в очереди, крылась в том, что они были не арабами. Толпа, стоявшая возле мечети, рвалась на молитву, то есть они все не просто были палестинцами, но еще и мусульманами. А пункт нужен для того, чтобы пропускать только лиц, которые пребывают в пожилых годах. Делается это для того, чтоб не допустить террористов в мечеть. На этом месте повествования я немного удивился — какой смысл не пускать террористов в то месте, где они наверняка ничего не взорвут, но оставлять их в городе, где раздолье для всяких диверсий и прочих пакостей. Вот и мой рассказчик удивился этому. И тут мы ударились в рассуждения о свободах человека в демократической стране Израиль и в деспотичной России — во всяком случае так думают о свободах мировые правозащитные организации. Конечно, мы встречаемся в России и с полицейским произволом, и с чиновничьим бездействием, и с дискриминацией, но чтоб одновременно людей дискриминировали по религиозному, этническому, возрастному и половому признаку — это уж слишком.

Де-юре территория обеих мечетей на Храмовой горе принадлежит Иордании — так написано в совместном соглашении Иордании и Израиля от 1994 года, которое действует и поныне, но по факту тамошние территории контролируют израильские военные и полицейские.

Брат рассказал Сергею об инциденте, случившимся здесь еще в семидесятые годы. Тогда один из радикально настроенных европейских католиков решил под видом обычного туриста проникнуть на территорию Аль-Аксы. Зайдя в мечеть, этот человек вытащил из своего рюкзака канистру с каким-то легковоспламеняющимся горючим, разлил его в мечети, а после поджег и решил сбежать. Пожар вовремя потушили. Полиция Иерусалим практически сразу схватила этого злоумышленика, но по каким-то причинам он не понес наказания, а просто был отправлен израильскими властями к себе на родину — куда-то в северную Европу. Там тот человек так же был свободен от судов и прочей волокиты, так как Израиль заявил, что никаких нарушений этот человек не совершал.

Сергей решил пронаблюдать за общим положение палестинцев в Иерусалиме. И вот что он обнаружил. В городе очень много военных, не говоря уже о сотрудниках иных ведомств и структур. Они нужны для того, чтоб постоянно патрулировать территорию всего города. Объяснял его брат это тем, что такое нужно, чтоб предотвращать действия террористов.

Сергей мне сообщил, что террористом может объявиться всякий, кто из палестинцев будет в определенное время находиться в определенном месте. То есть де-факто существует комендантский час — но не для всех, а только для палестинцев.

Например, после десяти вечере на улице Кинг Джордж, названной в честь короля Великобритании Георга Пятого, проходят рейды ребят из ЦАХАЛа, которые ловят палестинцев.

Сергей сам, шествуя возле здания главного банка Иерусалима, называемого банк Леуми, был остановлен один раз военными, которые смущенные его нееврейской внешностью, попытались выяснить его личность. Сергей опять легко отделался от военных, так как граждан России особо не любят трогать, да их и нужды нет трогать, так как они не палестинцы.

Сам он не был свидетелем ареста людей на этой улице, но на следующий день он проходил по какому-то закоулку близ улицы Бен-Иегуда, и увидел небольшую группу палестинцев, занимавшихся чтением каких-то книг. Сергей решил присесть на одну из многочисленных лавочек, расположенных в этом месте. В итоге через небольшой промежуток времени к палестинцам подъехал военный джип, из которого вышли два солдата. Последние с криками приблизились к компании. Сидевшие палестинцы стали что-то отвечать в эмоциональном тоне. Это в итоге стало им боком. Одного из них ударили каким-то предметом по голове, отчего тот не повалился на землю, но звук боли издал. Его сразу же схватили и закинули в автомобиль с целью увезти неизвестно куда. Но предположения имеются, думаю, как и у каждого.

Сергей начертил небольшой план части Иерусалима. Он сказал, что его наблюдение на определенных отрезках улиц привели его к следующим выводам: если ты палестинец-мусульманин, то тебе лучше не ходить по следующим улицам Иерусалима: уже упомянутая улица Кинг Джордж, улица Яффо, улица под названием Дерех Офел, а так же по ряду мелких переулков, например, таких как Цахал, Шошан, Монбаз и прочие.

В конце беседы я спросил Сергея, что его больше всего удивляет в этой стране, при том что он совершает регулярные поездки в Израиль. Он ответил, что там он впервые столкнулся с такими странными действиями силовиков, причем именно в Иерусалиме. Он был в других городах этой страны, но такого не встречал. Например, в Хайфе он так же видел много мусульман, который в принципе компактно проживают общиной в районе Кебарир, но доступ в другие районы им всегда открыт, и с ними спокойно соседствуют и общаются евреи. Видимо, то варварство, некогда творимое то римскими легионами императора Тита, то персами, то крестоносцами, то турками, то англичанами в этом священном городе, продолжается и по сей день.

Фото ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Бобков

Заведующий лабораторией уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня