Горящий Чернобыль: COVID-19 на фоне ядерной угрозы кажется легким насморком

Ситуация в атомной энергетике Украины весьма печальна — власти лишь выкачивают из нее деньги

68244
На фото: лесной пожар в Чернобыльской зоне
На фото: лесной пожар в Чернобыльской зоне (Фото: AP/TASS)
Материал комментируют:

Нынешний пожар в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС, начавшийся ещё 4 апреля и продолжавшийся более двух недель, стал самым крупным после аварии на атомной станции 26 апреля 1986 года. Выгорело более 11 тысяч гектаров леса, была велика вероятность того, что огонь мог добраться до ядерных реакторов и тогда «второй Чернобыль» с еще большей силой накрыл и саму Украину, и соседние Россию и Белоруссию, да и до Европы ядерный смог дотянулся бы.

Пожар в итоге погасили, ценой героических усилий пожарных и спасателей, которым пожал руки президент Владимир Зеленский, прилетевший в Чернобыль оценить масштаб возгорания. Можно считать, что всё хорошо закончилось, при этом пожар высветил как проблемы в атомной энергетике Украины, так в вопросах безопасности в стране. Свои пока еще действующие АЭС здесь предпочитают эксплуатировать «на износ», вместо того, чтобы вкладывать деньги в их модернизацию. Срок действия большинства реакторов уже давно исчерпал все мыслимые лимиты и работают они в режиме внезапной остановки. Не исключено, что и аварийной.

На Украине работают 4 атомных электростанции — Запорожская, Ровенская, Хмельницкая и Южно-Украинская, на которых эксплуатируется 15 энергоблоков. Все они были построены еще в советские времена и выработали свой срок эксплуатации. Теоретически, могут продолжать свою деятельность, но лишь с условием модернизации и использованием новых технологий. Это весьма затратная часть, на которую Киев пойти не просто не готов, но и банально не в состоянии выделять деньги на безопасное развитие атомной энергетической отрасли. Принцип прост — пока работает «адская машинка», из нее нужно извлекать выгоду, а что будет дальше, никому не интересно.

Читайте также
Хоть святых выноси: Без ликов Путина, Шойгу  и Матвиенко и храм не храм Хоть святых выноси: Без ликов Путина, Шойгу и Матвиенко и храм не храм Главный православный собор Вооруженных сил России украсили мозаикой с портретами политиков

Атомные электростанции на Украине вырабатывают более 50 процентов электричества страны и их остановка чревата серьезными экономическими последствиями. И все предпосылки для такого развития ситуации на лицо. Срок эксплуатации АЭС составляет 30 лет, но заложенные еще при строительстве стандарты позволяют им работать гораздо больше. Пока позволяют. Если посмотреть на статистику нарушений, квалифицированных в соответствии со шкалой INES (международная шкала ядерных событий), то они за несколько последних лет возросли многократно.

Еще в 2014 году на Украине была ликвидирована должность главного инспектора по ядерной и радиационной безопасности, деятельность которого подменена сейчас руководителями органов госрегулирования. Политический аспект в данном случае преобладает над профессиональным, а это означает, что на любые требования безопасности деятельности ядерного объекта можно просто закрыть глаза. При такой политике Украина в ближайшие годы может получить коллапс в энергетической сфере, поскольку киевские власти не в состоянии выделить порядка 5 миллиардов долларов на продление сроков эксплуатации АЭС. В числе первых под закрытие может попасть Запорожская атомная электростанция, два блока которой находятся в состоянии близком к аварийному. Претензии со стороны МАГАТЭ (Международного агентства по ядерной энергетике) могут последовать и всем украинским АЭС.

К моменту развала Советского Союза в результате которого Украина, как и прочие союзные республики, получила независимость, «чернобыльское наследие» не было самым обременительным в экономике этого государства. АЭС на тот момент продолжала работать и выдавать электроэнергию. Другое дело, что Чернобыльская станция стала не предметом окончательной ликвидации последствий, а поводом для банальных как политических, так и финансовых спекуляций.

Возьмем, к примеру, практически аналогичную ситуацию с японской атомной электростанцией «Фукусима-1», на которой в 2011 году в результате природных катаклизмов — землетрясения и цунами, произошла авария даже посерьезнее, чем в Чернобыле. Там в зоне поражения помимо сухопутной территории оказалась и прибрежная полоса, куда сбрасывалась используемая для охлаждения поврежденного реактора морская вода. По прошествии девяти лет после этой трагедии в районе Фукусимы продолжает существовать зона отчуждения. Но она существенно уменьшилась, люди смогли вернуться в свои дома. Активные работы продолжаются по сей день и их эффективность позволяет говорить о том, что в ближайшие годы вся территория станет безопасной для проживания. Что мы видим сейчас в Чернобыле? Изменения за минувшие 34 года самые минимальные, реактор фонит, но там продолжают работать люди, а теперь и серьезные пожары случились.

Как ни странно, в мире существует дефицит ядерного топлива, в том числе в США, где находится самое большое количество атомных энергоблоков — 100 из 400 существующих в мире. Американцы стараются изыскивать резервы за счет третьих стран. Даже ситуацию после аварии на японской Фукасиме они использовали со своей выгодой — продавили через МАГАТЭ закрытие всех АЭС в Стране восходящего солнца. Тогда дефицит урана был на некоторое время ликвидирован. Но Япония добилась решения на перезапуск ядерной энергетики. Не исключено, что и на Украине будет использован сценарий остановки всех реакторов, для высвобождения источников энергии.

Читайте также
Он обещал вернуться: Мишико нужен Киеву, чтобы получать кредиты от Запада Он обещал вернуться: Мишико нужен Киеву, чтобы получать кредиты от Запада Михаил Саакашвили может стать вице-премьером «незалежной»

Свои залежи урана на территории Украины имеются — в районе реки Припяти и Уборти, неподалеку от Чернобыля, на территории Житомирской области, уровень радиации всегда был высоким. Но перерабатывать его в промышленных масштабах без помощи России не получается. Отказалась Украина после 1991 года и от ядерных вооружений, «начинка» которых используется, в том числе, и для обеспечения работы ядерных реакторов. Сейчас Киев вынужден использовать отработанные и уже захороненные материалы, в которых остался запас энергии, которого хватит максимум на несколько лет. На «старых углях» печку не протопишь. Плюс, как упоминалось, большие проблемы с безопасностью.

Ещё в 2016 году на Чернобыльской АЭС закончились работы по возведению новой системы защиты «Укрытие». Президент Порошенко тогда собрал под эту постройку деньги по всему миру — 26 стран скинулись, чтобы помочь Украине окончательно захоронить реактор. Деньги капнули, но в полном объеме на реализацию проекта так и не пошли — в Киеве заявили, что чернобыльская тема не самая важная для страны. А само широко разрекламированное «Укрытие», возведенное на деньги западных инвесторов, продолжает «светиться» отчетливо видимыми по ночам выбросами радиации.

— Специалисты делят чернобыльскую зону на три района — 5, 10 и 30 километров, где точкой отсчета является объект «Укрытие», — говорит политолог Александр Зимовский. — Это деление самое понятное и распространенное, а называют зоны: «пятерка», «десятка» и «тридцатка». 5 км отчуждения — особо грязное место, в период ликвидации называлась особым районом или ближней зоной. Сейчас она не имеет особого ограждения, но именно этот участок в наши дни вызывает опасения со стороны исследователей и специалистов по радиационной безопасности. Периметр 10 км зоны отчуждения окружен колючей проволокой и охраняется специальными контрольно-пропускными пунктами. Самые радиоактивно-грязные места находятся именно здесь. 30 км зона отчуждения — это вся оставшаяся территория от границы 10 км зоны, до внешнего охранного периметра. Загрязнение здесь, по местным меркам, умеренное, что правда, не исключает наличие отдельных пятен с высоким уровнем излучения.

Новости мира: Леонардо Ди Каприо написал в соцсети о пожарах в Сибири

Деление зоны отчуждения по радиационному признаку нашло отражение в местном чернобыльском фольклоре: «Приказом № 515 устанавливается порядок обращения к сотрудникам зоны отчуждения в зависимости от расположения места работы. Сотрудникам, работающим в 30 км зоне, к фамилии добавляется приставка «фон» (например, Александр фон Иванов). К сотрудникам, работающим в пределах 10 км зоны, в обращении употребляются слова «Ваша светлость». А к сотрудникам из 5 км зоны, в обращении употребляются слова «Ваше сиятельство». Это конечно шутка, но с долей истины по привязке к Чернобыльским условиям.

Последние новости
Цитаты
Алексей Сахнин

Координатор «Левого фронта»

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Владимир Болибок

Врач иммунолог-аллерголог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня