Авто
10 декабря 2014 09:44

Штурман мирового масштаба

Призер «Дакара» о ситуации на российских дорогах

1475
Штурман мирового масштаба

На его счету — победы в ралли-рейдах на чемпионатах России и этапах Кубка мира, призы ралли-марафона «Дакар». Штурман Алексей Кузьмич откровенно поделился мнением о ситуации на российских дорогах и о том, куда приводит постоянный поиск перемен.

Автоспорт для мужиков

— Я всю жизнь мечтал ездить в ралли, потому что с детства знал, что это такое, — рассказывает Алексей Кузьмич. — Ралли-рейды — очень жизненный вид спорта: это вам не то же лакшери-развлекалово «Формула 1», а реальный автоспорт для мужиков. Считаю, что именно ралли-рейды — наша стихия, российская: дорог у нас нет до сих пор, а по полям тоже надо уметь ездить.

ECLECTIC: - Зачем нужен штурман в экипаже?

— Штурман — мозг экипажа, он должен уметь делать всё. Моя задача: «бежать» по трассе впереди — от ста метров до десятков километров — и направлять пилота. Раздолбаям здесь не место, это однозначно: человек должен быть собранным, дисциплинированным, понимать себя и быть тонким психологом. Задача же пилота, как мы говорим, дубасить. Всё! Больше у него никаких задач нет. Есть такая раллийная шутка: «у пилота нет мозга — у него есть зеркало». Он выполняет все, что ему говорит штурман.

ECLECTIC: - Члены экипажа позволяют себе поболтать на отвлеченные темы во время ралли-рейдов?

— На «Дакаре 2012» — я тогда ехал на КамАЗе и мы, кстати, выиграли 3-е место — все понимали, что гонка ответственная, длинная, от позиции до позиции (а это 20 километров) невозможно сидеть молча и думать о своем: так можно потерять контроль над пилотом. Поэтому травили анекдоты, рассказывали о женщинах, истории из жизни. Потом, когда оставался километр до смены курса, пилот, штурман, механик — все замолкли, но как только вышли на новую позицию: «Ну, так вот! На чем мы остановились?..»

ECLECTIC: - Какие форс-мажорные ситуации запомнились особенно?

— Мне вспоминаются несколько страшных аварий. Одна случилась в 2005 году. Мы с Владимиром Кабановым вылетели в пруд, перевернулись, упали на крышу и стали тонуть. Было страшно, так как мы понимали, что тонем, но не понимали, насколько глубоко. Дверь пилота зажало камнем — пришлось вылезать через мою. В шлемах. А когда уже вынырнули, выдохнули и полезли обратно, мы через ту же дверь «войти в салон» не смогли: то есть, как у нас получилось выбраться — вообще непонятно.

Приехали наутро вытаскивать машину, а она сползла за ночь — торчало только одно колесо. Нам пришлось прыгать в ледяную воду — протягивать тросы через каркас. Было как в кино: мы с пилотом ныряем, смотрим — рыбы плавают по салону! Потом узнали, что это вообще затопленная шахта, и нам повезло, что мы упали в трех метрах от берега: там очень резкий спуск на глубину и все покрыто илом. Теперь под Ростовом-на-Дону есть «пруд имени Кабанова-Кузьмича».

Особенности национального вождения

ECLECTIC: - Есть ли у вас любимая дорога?

— В Карелии очень нравится: там дороги интересные, требующие хороших навыков. Собственно — почему финны хорошие спортсмены? Во-первых, у них автоспорт уже 50 лет на государственной поддержке и в каждом городишке с численностью населения 7−10 тысяч человек есть картинг, ралли и профессионально подготовленные трассы — это национальный вид спорта. И второй момент: в Финляндии очень жесткие правила и извилистые дороги, поэтому они ездят 80 км/ч, но везде: гравий, грунт — по барабану. Там старушки за 60 лет отжигают так, что нашим молодым и не снилось.

ECLECTIC: — А автоспорт в России?

— А у нас… Давайте не будем об этом — у нас все грустно…

ECLECTIC: - Уговорили. Как водят гонщики в обычной жизни? Как вы водите?..

— Очень спокойно.

ECLECTIC: - Тогда — мнение профессионала: как со стороны вам видится происходящее на наших дорогах?

— Что касается вождения в принципе — это тихий ужас. У нас зеркала в машинах зачастую воспринимают только как инструмент восстановления макияжа. Повороты проезжать никто не умеет. Люди водят настолько неумело, что как только в Москве дождь, Москва стоит — хотя, казалось бы, какая разница?..

Я сохраняю среднюю скорость круглый год — что зима, что лето, что дождь, что снег, — мне вообще все равно. Менять нужно подход к вождению, но это никоим образом не должно отражаться на скорости. Умение пилотировать на грани возможностей автомобиля и своих собственных позволяет в обычной жизни ездить очень спокойно, но при необходимости — перемещаться очень быстро.

Есть еще момент: люди не просто не умеют водить — они боятся своей машины как огня. У русского человека менталитет, вообще, какой? «Если машина стоит меньше 2 миллионов — это не машина». А большинство гаджетов, которые, собственно, и влияют на цену — это лишнее: чем проще, тем лучше. Когда погодные условия меняются, я на своем автомобиле выключаю всё — потому что лучше человеческого мозга и навыков ничего не придумано. Но большинство считает: если я купил мегадорогую машину, она за меня все сделает. А между тем, правило номер один: все, что происходит с машиной, делаешь ты.

ECLECTIC: — Как перебороть «чайникам» страх перед своим «железным конем»?

— Все дело в подходе. Я это сравниваю с танцем в паре с женщиной. Если мы подходим к женщине на «вы», настоящий танец не состоится — а люди так и делают: подходят к своей машине на «вы» и пытаются ехать. А если мы на «ты» — «танец» получается, потому что я «веду женщину» — управляю машиной: я ее разгоняю, я ее торможу, я ее «закручиваю в танце», но при этом все должно быть комфортно и плавно. Тогда получается красивое вождение и пассажиру, который едет рядом со мной, без разницы — что 60, что 160.

Одноразовые игрушки

ECLECTIC: — Что для вас машина — средство передвижения или способ самовыражения?

— Машины — как костюмы, не более того. Но к выбору такого «костюма» надо относиться серьезно и подходить тщательно, понимая, для каких целей ты его «надеваешь».

ECLECTIC: — Сейчас стирается грань внешней индивидуальности автомобиля?

— Стирается. И я объясню почему: на авторынок идет чистой воды ширпотреб. Если раньше машины были все-таки утилитарные (внедорожник — для бездорожья), то сейчас стараются впихнуть всё в одно. В результате человек покупает нечто среднее — ни то ни се. Проблема и в том, что малобюджетные автомобили — да уже и дорогие — превратились в одноразовую игрушку, которая должна сломаться, чтобы ее поменяли. Это неправильно. В той же Африке весь французский автопром 1980-х ездит, и делает это охотно.

ECLECTIC: — Если вы занимаетесь автоспортом, вам постоянно необходимо движение. Вы всегда находитесь в поиске перемен?

— Конечно. Моя поговорка: «Если ты считаешь, что всего добился, — ты деградируешь». Многие же думают: если ты купил дачу, машину, дом — жизнь удалась. Ничего подобного — это всего лишь этап. Надо двигаться дальше. И суть не в том, чтобы покупать новое ненужное барахло, которое стоит и ржавеет, а развиваться внутри себя, менять себя самого…

Еще на эту тему читайте в журнале и на сайте ECLECTIC: Лайнер выходного дня

Фото из личного архива Алексея Кузьмича

Последние новости
Цитаты
Виктор Данилов-Данильян

Научный руководитель Института водных проблем РАН

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Юрий Крупнов

Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня