Авто / На колесах

На аналоговых авто в доцифровую эпоху

Перегон двух «Жигулей» из Петербурга в Красноярск

5409
На аналоговых авто в доцифровую эпоху

Хаос на валютном рынке внёс существенные коррективы в привычные расклады в автожурналистике. Тест-драйвы и обзоры новинок никого не интересуют, а прогнозы больше похожи на гадания. В этой ситуации — самое время переключиться на что-то другое.

Бизнес-1993

Ровно 21 год назад я писал диплом на кафедре «Колёсные и гусеничные машины» Питерского политеха. Впрочем, «писал диплом» — это сильно сказано. Тема диплома была несложная, усилий требовала минимум, а основная подготовительная работа уже была проделана. Да и Новый год на носу, а защита ещё далеко — через 2 месяца. Так что — полное безделье и тотальное ничегонеделание. Но энергии в молодом организме было много, и она требовала выхода наружу. А чем ещё можно заниматься в самом начале 90-х? Только урвать где-то что-то подешевле и продать подороже, чем мы успешно и занимались. Однажды затарились в Красноярске тефлоновыми сковородками по 10 рублей за штуку и продали всё оптом польским «челнокам» по… 80 рублей. Нормально, да?

Потом возникла более серьезная тема — купить реэкспортные «Жигули» из Финляндии, перегнать их в Красноярск и там, соответственно, перепродать. Простые «одиннадцатые» «Лады» стоили в Выборге 1500−1800 долларов, в Сибири же за них могли запросто дать все 3000. И уже на следующее утро мы с приятелями рванули на Финляндский вокзал, где погрузились в электричку до Выборга.

Правильный выбор

Как такового авторынка в Выборге не было, и машины продавали прямо на одной из улиц. Практически мгновенно был найден отличный аппарат 1986 года выпуска в идеальном состоянии и даже с биркой о недавней замене масла Shell ещё в Финляндии. Сторговались за 1600. Недостаток у этой «одиннадцатой» был только один — жуткий цвет, как бы это помягче — эдакой светлой детской неожиданности. А вот со второй машиной не везло. Решили попытать счастья на следующий день. В Питер вернулись быстро — асфальт был чистый. И электричка на следующий день уже отпадала — у нас же есть авто!

Если кто помнит — в те времена единственной зимней «резиной» была «снежинка». Но и ей пользовались не все, так как считалось, что и «бээлка», и «ярославка» вполне сносно цепляются за снег и лёд. Так вот, на той «Ладе» стояла настоящая Nokian Hakkapeliitta с ещё вполне бодрым протектором и с не менее приятным остаточным количеством шипов. Всю ночь шёл снег, но с утра 130 обледенелых километров до Выборга мы промчались с какой-то нереальной скоростью, обгоняя абсолютно всех, как стоячих. Это был ШОК! Казалось, что едем на гоночных сликах по гоночной трассе — не меньше!

Но и это день не принёс нам удачи. На импровизированной выборгской «автобарахолке» стояли, в основном, или иномарки, давно ставшие «опелями», или какие-то совсем свежие «Лады» с ценником от 2200 долларов и выше. Но в самом конце ряда была замечена искомая машина. И что интересно — такого же грязно-жёлто-канареечного цвета.

Когда мы к ней подошли, то поначалу разочаровались. Это были местные сермяжные «Жигули», а не лощёная реэкспортная «Лада». Зато цена нас устраивала полностью — 1400 долларов. Пробная поездка оптимизма не вызвала — вяловатый, но не дымящий мотор, стуки в передней подвеске и её общая «расхлябанность», но внешний вид был на твёрдую четвёрку. И даже слякотная питерская погода не сильно сказалась на сохранности кузова — количество ржавчины на удивление стремилось к нулю. Берём, а со стуками решим как-нибудь малой кровью.

Обратная дорога до Питера выявила и ещё один недостаток — умирающие задние амортизаторы, что не самым лучшим образом сказывалось на курсовой устойчивости и общей способности машины нормально «держать дорогу». Но молодецкая безалаберность и алчность пересилила — как-нибудь уж доедем.

На Красноярск

И уже на следующее утро мы выдвинулись по направлению к Москве. Как доехали — не помню, а если не помню, то значит — нормально. И, практически не останавливаясь в Москве, покатили по М5 на восток. Где-то за Рязанью я остановился, вышел покурить… и обомлел. Чистейшее звездное небо, разделённое надвое полосой Млечного Пути, волшебная изморозь на сосновых ветках, ни одной машины на трассе и та самая пронзительная и звенящая тишина.

Но дальше эйфория прошла довольно быстро. Изношенные задние амортизаторы на второй машине изрядно напрягали и ограничивали скорость. А стук в передней подвеске прогрессировал. И в Шацке было принято решение заехать на ВАЗовскую СТО. Где нам быстро поменяли шаровые опоры и сайлент-блоки. Ехать стало веселее, но к Уфе захандрила первая «Лада», та самая — финская. Внезапно возникшие перебои в работе мотора означали, скорее всего, проблемы с карбюратором. В пользу этой версии говорила более-менее нормальная работа мотора при выжатой в пол педали газа — значит, вторичная камера работает. Пришлось снимать карбюратор и перебирать его. Проблема решилась быстро — жиклёр первичной камеры оказался забит какой-то соринкой. После сборки к первой «Ладе» вернулась былая резвость, которая, опять же, сильно сдерживалась второй — к раскачке кормы добавился гололёд, а шины были — полный швах.

Урал прошёлся на удивление беспроблемно. Если не считать раскорячившуюся на очередном спуске фуру, которую удалось объехать каким-то чудом. А вот в районе Кургана ждала неприятность уже гораздо хуже. Идущая впереди вторая «Жига» разогналась не на шутку. И на очередной волне асфальта… По правде говоря, зрелище было завораживающее — буквально как в замедленной съёмке. Машину подбрасывает и выносит в поле, где она переворачивается на крышу и уже на ней красиво уплывает по снежной целине вдаль от дороги. Приехали…

Дальше — как в тумане. Женька (водитель той «Жиги») отделался мелкими царапинами, а кряхтевший неподалёку трактор вытащил машину на обочину дороги. Ехать она не могла — повылетали задние пружины, которые мы долго искали в снегу. Женьку отправили в Курган за краном и грузовиком (об эвакуаторах тогда никто ни сном ни духом). И часов через пять подъехал КамАЗ-самогруз, который лихо закинул нашу страдалицу в кузов и увез к знакомым кузовщикам. А мы на оставшейся машине поехали дальше.

Тогда нормальной дороги Омск-Новосибирск не было, и все ездили через Казахстан (Качиры — Карасук). Никогда не забуду, как мой отец настоял, чтобы мы прихватили армейский тулуп. Этот тулуп буквально спас меня, когда в казахской степи на завывающем при 30-гадусном морозе ветре мне приспичило, прошу прощения, справить нужду. В шалашике, сделанном из этого тулупа было всё-таки немного уютнее, чем просто в поле.

В Красноярск мы приехали без проблем и очень быстро «скинули» финскую машину с наваром в 1400 долларов. Этой суммы как раз хватило на восстановление вторых «Жигулей». Так что, можно сказать, приключение закончилось благополучно. Но больше я реэкспортные «Лады» в Сибирь не гонял.

Фото: Улозявичюс/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Лекух

Писатель и публицист

Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня