Мнения
13 декабря 2014 12:02

Осторожно — графомания!

Сергей Лагерев о дефиците качественной литературы

3134
Осторожно – графомания!

Графомания — «болезненное пристрастие к писанию, к многословному, пустому, бесполезному сочинительству». (Словарь иностранных слов)

Если подходить к такому явлению, как графомания, серьёзно, то надо признать, что примерно три четверти изданных книжек (я буду говорить о поэзии) можно смело называть графоманскими или версификациями. Особенно это явственно ощущается в наше время, когда псевдолитература заполонила книжный рынок, когда препятствием для издания книги является не отсутствие таланта, а только одно — отсутствие денег у автора. И только! Отличить настоящую поэзию от подделки без специальной подготовки порою очень сложно, как, например, невозможно разобраться без подготовки в классической музыке Сможет ли читатель, или человек, который пытается писать стихи, отличить «зёрна от плевел», если он с детских лет воспитывался не на классической русской поэзии, а на вывертах, например, Григория Остера? Нет, конечно! Всё закладывается там, в далёком детстве, прежде всего в семье, а потом как кому повезёт (я говорю о встрече с умным и знающим учителем). Великий русский композитор Г. В. Свиридов писал в своих мемуарах: «Даже критика не всегда умеет отличить дерзновенность таланта от наглости самонадеянной посредственности. Талант часто неразделим, неразлучен с сомнением, в то время как посредственность всегда уверена, убеждена в себе.» Была бы моя воля — я бы ввёл специальную компетентную цензуру, проходя через которую, на книгах стихослогателей ставился бы штамп «Осторожно — графомания!», как на ядохимикатах ставится знак опасности. Графомания — это тоже яд, разлагающий не тело, а душу. Чаще — душу молодую, не опытную. Хочу привести строки из книги «Как пишут стихи» выдающегося литературоведа, историка, писателя Вадима Валерьяновича Кожинова.

«Как стать поэтом? Этот вопрос задают себе многие люди — чаще всего, конечно, молодые. На протяжении всего нашего разговора я стремился показать, что ответить на такой вопрос очень трудно или даже невозможно. И, ставя перед собой этот вопрос, человек прежде всего должен отдать себе отчёт в том, что он не просто хочет выбрать профессию. Быть поэтом — обязательно значит быть замечательным мастером своего дела. Нельзя быть средним, посредственным поэтом, ибо средний уровень и поэзия несовместимы. Ещё две тысячи лет назад великий римлянин Гораций сказал, что поэзия:

Чуть лишь сойдёт с высоты, —

Упадёт до самого низа.

Поэзия — это искусство!

Ннельзя научить писать стихи. Для того, чтобы стать поэтом на деле, нужно быть ещё «поэтом в душе», а не только владеть словом."

Почему я сделал эти выписки? Потому, что «поэтом», этим высоким именем, стал называть себя любой, сумевший срифмовать несколько пар слов, любой, кто смог достать для печатания своих виршей деньги. Что греха таить, даже из людей, как-то сумевших стать членами Союза писателей России — не все могут считаться поэтами. Стихослогателями — да! Версификаторами — да! Но не поэтами! Поэт — это от Бога! Это — Судьба!

Я не враг тем, кто пишет стихи. Ради Бога! Никто не волен запретить человеку выражать свои чувства, переживания через написание стихов. Но не называйте себя поэтами. Не уничижайте это великое звание! Я и сам пишу под настроение. Но, те, кто разбирается в поэзии, кто может адекватно и честно оценить своё творчество, назваться поэтами не посмеют, как не посмеют и печататься. А будут читать свои творения в семье, друзьям, писать спичи и поздравления — так делают многие, я знаю. Но настоящим графоманам этого мало! Им, чтобы потешить своё больное самолюбие, надо печататься и только печататься! И, что страшно, бездарность всегда нахальна и агрессивна. Бывая в литературных кругах, я знаю, что «надежду» графоманам мы подаём сами. Стараться не делать людям зла, не обижать их — это нормальное человеческое свойство. Но, лицемерно хваля сочинения таких стихотворцев только из-за того, чтобы их не обидеть, или просто молча принимая написанное, не делаем ли мы им «медвежьей услуги», которая превращает жизнь самих пишущих и тех, кому они потом несут свои листки, требуя печатать, просто в кошмар? Не милосерднее было бы как-то корректно сказать стихотворцам правду, как не горька бы она была?! Сказать так, чтобы они сумели понять, и не мучились потом всю жизнь сами, и не мучили других?! Или как-то по другому показать их несостоятельность?!

Может это сделать так, как сделал это известный критик А.Н. Макаров — старший друг В.П. Астафьева. Привожу отрывок из книги Астафьева «Зрячий посох»:

«.Сотрудники журнала «Знамя» долго не могли втолковать одному графоману, что у него нет данных для поэзии, что стихи он писать не умеет. Но толковали неубедительно, робко, и графоман осаждал «Знамя» всё настырней, пока его не сплавили к замредактору Макарову. Прочитавши добросовестно целые «портянки» стихов, Александр Николаевич поинтересовался: «Можно начистоту?» — «Дуйте!» — разрешил графоман. «Это рифмоплётство. Такие стихи можно писать сколько угодно».

Гость поймал Макарова на слове: «Вот и напишите!» — «Пожалуйста!» — ответил Александр Николаевич и взял несколько листов бумаги. «Только тему я сам придумаю»" - наседал графоман. «Это ещё даже лучше и проще». Эх, не знал он, что за отсутствием материалов и авторов в журнале «Краснофлотец» приходилось порой Макарову делать журнал от корки до корки, писать и передовицы, и рассказы, и стихи. Графоман барственно указал заму главного редактора в окно, выходящее в узкую щель Гнездниковского переулка, и потребовал описать стихами то, что видел. Через полчаса в руках графомана было три страницы стихов, написанных к тому же в форме сонетов. Графоман прочёл, и дух занялся: «И вы!.. И вы такие стихи не печатаете?!» — «Да Боже упаси!..» Графоман забрал свои бумаги, надел каракулевую папаху, удалился, и более его ни в одной редакции не видели".

Печатание в газетах и журналах «графоманской продукции» — это очень больная тема! Мы, за много десятилетий привыкли, что уж если напечатали — то это настоящее. Что же происходит сейчас? Редакторы, сами очень слабо разбирающиеся в литературе, печатают на страницах своих изданий такое рифмоплётство, что диву даёшься! Не думая при этом, что они совершают настоящее преступление перед культурным будущим страны. При этом многие журналисты, порой возмущаются: «Зачем печатать и изучать творчество не местных поэтов, когда у нас своих много? Надо их поддерживать!» Во первых сразу хочу сказать, что печатать стихи лучших современных русских поэтов просто необходимо, чтобы показать истинную поэзию и через неё прививать вкус, воспитывать на ней молодых поэтов, и, чтобы, наконец, было с чем сравнивать графоманские опусы. Во вторых — я очень сомневаюсь, что у нас в городе много настоящих поэтов, а в третьих — я совсем не против поддержки, но только талантливых. Найти их — вот самая высокая цель тех, кто руководит литературными клубами, студиями. Но опять же, эти руководители сами просто обязаны очень хорошо разбираться в поэзии, и точно знать: где настоящее, а где ложное. Есть ли такие люди? Я думаю, что есть. Как есть и молодые поэтические таланты, про которых мы ещё пока ничего не знаем.

Чтобы немного развеять негатив, поднять настроение и повеселить читателей, я хочу представить отрывки из книги замечательного поэта, ныне уже ушедшего, Николая Старшинова — «Что было, то было…». Старшинов много лет собирал не только частушки, но и курьёзные графоманские «перлы».

…Но среди этого сплошного серого потока иногда попадались такие находки, которых не найдёшь и у талантливых поэтов, такие сюжетные повороты, каких и не придумаешь… Вот лирика одного пожилого бухгалтера. Стихотворение называется

«Вкусна!»

Мне улыбка тянет губы,

Как прилипла, не сошла,

Потому, что моя Люба

Вся из отпуска пришла!

Предъявила свои части,

Ничего не утаив,

И стоит, сияя счастьем:

«Вот они — и все твои!

Вот улыбка, губки, глазки,

Вот и всё округлое".

Загорела, жаждет ласки-

Нежная, упругая!

Всё, что мнилось мне спросонок,

Всё вернулося назад.

Загорела, как чертёнок,

И вкусна, как шоколад!

Не будь в первой строфе слова «вся», она оказалась бы обычной, проходной. Но посмотрите, как оживляетеё это одно маленькое, односложное сдлово! Оно заменяет десятки других… Сначала я думал, что эта находка у А.Т. случайна. Но оказалось, что почти в каждом «лирическом» его опусе были подобные «всплески»…

Вот стихотворение об опоздании на свидание, так сказать, оправдание перед любимой:

Слишком долго ожидала?

Не сердись, что опоздал:

Электричка запоздала,

Где-то прятался вокзал.

Не сверли глазами стену,

Здесь я весь, как штык, стою.

Поверни ко мне систему

Ты капризную свою.

И не хмурь напрасно глазки,

Взглядом жарким озари.

Принимай мужские ласки

Хоть до утренней зари!

Действительно, в этих стихах, как писал А.Т., выражены «самые высокие и нежные чувства»! К ней же, к любимой, обращены и такие пронзительные строки:

Тараканы глаз твоих

Так по мне и шарят…

Может, мне влюбиться в них-

Ласкою одарят.

Но вот, пожалуй, самое нежное и трогательное, это уже «лирика чистой воды»:

Не уходи!..

Ты уйдёшь — твой след притопчется,

Будто вовсе не была.

Ты уйдёшь, виляя копчиком, —

Жизнь ведь тела не дала!

Ты уйдёшь со всей напевностью,

С редким голосом своим…

И едва ли высшей ценностью

Мы знакомство закрепим…

Ты уйдёшь, с другим целуяся,

Напевая на ходу…

Ну, а я — с другой рифмуяся, —

Где такую я найду?

«Талантливые графоманы» — так назвал эти зарисовки в своей книжке Н. Старшинов.

Так что есть, есть кой у кого надежда попасть и в «талантливые»!

В своей заметке я не называю никаких имён и не привожу примеров из «творчества» своих земляков, которые называют себя «поэтами». Пусть те, кого мои слова заденут, задумаются над своим стихослогательством, и над тем, что стоит ли пополнять, печатая свои опусы, макулатурный массовый рынок. А те, кто хотел бы сказать об этой проблеме своё слово — пусть напишут

Количество печатного хлама давно уже испортило литературные вкус и слух наших читателей, особенно молодых. Вот это меня задевает и тревожит! Я думаю, что всех серьёзных литераторов и читателей эта тема должна волновать тоже!

В конце — хочу порекомендовать, не только графоманам, но и всей пишущей братии вспомнить великого А.П. Чехова и прочитать его рассказ «Драма». Не помешает!

А тем, кто только начинает нелёгкий путь в мире изящной словесности, привести наказ поэта старшего поколения:

Возьмите слово за основу

И на огонь поставьте слово.

Возьмите мудрости щепоть,

Наивности большой ломоть,

Немного звёзд, немножко перца,

Кусок трепещущего сердца.

И на конфорке мастерства

Прокипитите раз и два…

И много-много раз всё это!

Теперь пишите. Но сперва

Родитесь всё-таки Поэтом!

Фото: Юрий Смитюк/ ТАСС

Последние новости
Цитаты
Александр Саверский

Президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов»

Родион Мирошник

Официальный представитель Луганской Народной Республики в рабочей группе на минских переговорах, советник главы ЛНР

Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня