Мнения
27 февраля 2015 14:04

Дружили жаба с гадюкой

Дмитрий Кумбриков о распавшейся оппозиции

5664
Дружили жаба с гадюкой

В развитом обществе политическая борьба обычно идет вокруг разных идеологических концепций и ценностей. Между левыми и правыми, либералами и консерваторами, социалистами и сторонниками свободного рынка. Каждая партия предлагает свои рецепты решения текущих экономических и внешнеполитических проблем, свой взгляд на ценность семьи, принципа разделения властей и государственных институтов. Такой политический процесс характерен для развитой демократии. Но если общественный строй другой, то это вовсе не означает, что политической борьбы нет. Просто она принимает другие формы. К примеру, если в государстве абсолютная монархия, то между разными кланами идет борьба за то, какой наследник станет следующим королем и каких советников он будет слушать. Сегодня в России сложилась парадоксальная ситуация. У нас органы исполнительной и законодательной власти избираются, существуют политические партии, а дискуссий о выборе идеологии развития практически не осталось.

Для «девяностых» и «двухтысячных» было характерно состязание программ различных политических сил. Программы основных партий отличались кардинально.

Коммунисты открыто говорили, что не признают «контрреволюционный переворот» 1991 года, продолжают считать своей Родиной Советский Союз, который временно оккупирован. В случае прихода к власти коммунисты обещали восстановить СССР, сменить триколор на красное знамя с серпом и молотом, оставить только мелкий бизнес, а крупный национализировать. Принципиально обещали изменить идеологию государства. Народ должен гордиться тем, что живет и трудится в большой стране, раскинутой на огромных пространствах, гордится Октябрьской революцией, коллективизацией и индустриализацией, Победой в Великой Отечественной войне, вождями прошлого Лениным и Сталиным, которые, конечно, вечно живые. Государство должно обеспечить массам широкие социальные гарантии. Общество будет строить новый мир и презирать частнособственнические замашки. Все с малолетства будут чтить семейные ценности и принципы русского домостроя. Активисты коммунистических движений брали свое духовное начало у баррикад защитников Дома Советов 1993 года.

Либеральные партии, или как тогда говорили «демократические», обещали забить «последний гвоздь в крышку гроба коммунизма». Народу говорили о капиталистическом рае на Западе, преимуществах свободного рынка, вековой отсталости России, толерантности и мультикультурализме. Бедных призывали больше трудиться и равняться на богатых. С восторгом вспоминали свое стояние у Верховного Совета в 1991 году.

Консерваторы ходили на митинги с портретами последнего русского царя и хоругвями. Обещали восстановить монархию, вернуть в школах изучение «Закона Божия», с трепетом отзывались о сословном делении общества, ругали масонов и «мировое правительство».

Потом оказалось, что все эти идеологемы теряют популярность. На рубеже веков появились партии региональных элит «Отечество — Вся Россия» и «Единство». Обе получили большое количество голосов на парламентских выборах 1999 года, вызвав серьезное недоумение у коммунистов и демократов, привыкших к тому, что все вместе они заполняют почти все политическое пространство.

Вскоре «Отечество — Вся Россия» и «Единство» логично объединились в «Единую Россию». Новая партия стала уверенно побеждать на многих выборах. Но левый и либеральный фланги продолжали верить в то, что будут востребованы и их идеи. Над «Единой Россией» все старожилы нашей политики открыто издевались, называя новое образование «партией без идеологии».

После выборов 2011 года левые, правые и консерваторы, казалось, вновь становятся серьезной политической силой, способной бросить вызов власти. «Единая Россия» получила менее 50% голосов, а многие жители крупных городов явно чувствовали усталость от «партии чиновников». Было ощущение, что еще немного, и все в стране поменяется кардинально.

Проблема состояла в том, что «болотная оппозиция» могла представлять силу только при условии совместных действий представителей всех идеологий сразу. Что ужа с ежом скрестить невозможно, думать особо никто из участников массовых протестов не думал. Все старались в своей риторике как-то сгладить углы. И социальная справедливость нужна, и национализация имущества олигархов, и триколор в качестве государственного символа, и западная модель разделения властей, и свобода пропаганды своих взглядов сексуальными меньшинствами, и батюшка-царь.

Вполне возможно, что в таком бы виде оппозиция существовала бы еще долгое время. Но на Украине произошла смена власти. Само по себе это событие не раскололо активистов Болотной. Но случилась трагедия в Одессе. Некоторые поспешили радоваться «смерти колорадов», чем отвернули от себя значительную часть общества. Многие политические силы поняли, что нельзя быть с теми, кого напрочь не воспринимает народ, и единство оппозиции распалось. Тут началась гражданская война на Украине, а Запад показал свой оскал…

И получилось, что сегодня прежний калейдоскоп идей разномастной оппозиции «девяностых» стал прочно ассоциироваться с курсом власти, той самой «партии без идеологии». По телевидению показывают патриотические передачи, славят белогвардейцев, возносят Сталина, гордятся советским опытом, крутят фильмы про доблестных чекистов, возносят семейные ценности, говорят о борьбе с буржуазным и растленным Западом.

Многие коммунисты, социалисты, либералы, демократы, консерваторы по факту сплотились вокруг власти, поддерживают ее политику, а причину бед видят в таинственной «пятой колонне», которая очевидно есть, но многие не осмеливаются назвать имена. Никто уже не вспоминает, кто был по какую сторону баррикад в 1991 и 1993 году, и просто не задумывается, под знаменем каких цветов надо бороться за светлое будущее.

Публичная политика свелась к тому, что публично говорить якобы от имени власти. «Да здравствует красная империя, слава нашему президенту», — говорит на телешоу один, и страна думает, что наш президент за красную империю. «Ввести религиозное обучение в школах, всем надеть платки, поддержим курс президента», — убеждает сограждан звезда политики «девяностых». «В Донбассе мы построим народную власть, демократическую, как прописано в российской Конституции и как нас учил Сталин, спасибо Кремлю за понимание», — утверждает ополченец…

Только долго ли такое положение может продлиться? Все понимают, что против власти не пойдешь. И все понимают, что власть молчит, никаких конкретных концепций не выбирает.

Фото: Зураб Джавахадзе/ ТАСС

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Алексей Пушков

Общественный деятель, председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике

Семен Багдасаров

Политический деятель

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня