Мнения / Новости Украины

Новая русская кровь

Игорь Старков о том, как «донецкие» изменят наше общество

10402
Новая русская кровь

Уже год назад можно было предположить, что «донецкие» станут неотъемлемой частью нашей жизни, но никто даже не мог предположить насколько это будет мощно — от рабочих до политиков, тысячи, сотни тысяч энергичных и цепких беженцев-переселенцев влились в наше общество. Некоторые россияне до сих пор не поняли масштаб переселения, сопоставимый с заселением Дикого Поля-Новороссии при Екатерине Великой, только тогда свозили людей на только что завоеванные земли, а сейчас, в том числе, их потомки, возвращаются.

Не нужно только говорить, что они здесь не нужны. Еще как нужны, как воздух нужны, точно так же, как и европейцам жизненно необходимы новые энергичные «граждане» Европы, с европейским обликом, взамен старых, по разным причинам отказавшихся размножаться. Человеческий ресурс в сытом бесплодном мире ценность не меньшая, чем углеводороды или технологии. Мы участвуем в этой борьбе за людей, хоть и не очень сытые, но вполне бесплодные, как и другие европейцы, променявшие человечность на комфорт.

Донецкие и многие украинцы еще помнят, какими должны быть мужчины и женщины, и рожают чуть за двадцать.

Украина — настоящий демографический Клондайк, поэтому очень жаль, что западной цивилизации удалось воспитать из многих украинцев своих сторонников и наших врагов. В этом есть наша вина и нет ее, мы сами были не в себе долгие годы, не то чтобы соседей и родню вспоминать, а они помнили про нас, хоть и забывать начали. Бойня на Донбассе помогла вспомнить все и потекли человеческие судьбы в Россию, за спасением и успехом. Одна только Москва приняла многие тысячи людских судеб. Выходцы из Донбасса трудятся от строек и салонов красоты до самых до высот.

Хотя нет еще никакого серьезного влияния донецких на российскую политику, но не нужно сомневаться, что оно появится. Через небольшой промежуток времени выходцы из Донбасса начнут оказывать серьезнейшее влияние на внутреннюю российскую политику. Сейчас это звучит смешно, но так будет.

Теперь они часть нашей жизни и нужно знакомиться и учиться жить в месте, тем более, что ребята они хорошие, хоть и тотально непосредственные. Нас, россиян, почему-то считают забитыми и хмурыми, что, возможно, и правда, но нам хочется верить, что у нас есть правила и из огнеметов сжигать конкурентов давно не принято. А у них девяностые пошли в другую сторону и вывели к войне, и нам с их привычками из 90-х тоже придется познакомиться.

Сейчас московские риэлторы собирают забавные байки про квартиросъемщиков с востока Украины, а через несколько лет будут конкурировать с «донецкой» квартирной мафией. Это касается всех сфер жизни и нужно признать, что непосредственность в сочетании с энергией и хваткой будут их конкурентными преимуществами перед старороссиянами, давно отрефлексировавшими тему 90-х и уже подзабывших про разборки и стрелки.

Они теперь у нас и с нами, вместе со своим пониманием мира и южным мелодичным произношением. Вроде бы и очевидно, что если они приехали, значит нужно делиться, но злобы это не вызывает, пока. Что будет потом, время покажет, но лично мне они нравятся гораздо больше многих докрымских соотечественников. Да, они непосредственные, что иногда раздражает, но у них есть человеческие понятия, про которые в России многие позабыли, а там их сберегли. Это имеет не только милую сторону, но всяко лучше, чем бородатые бабы.

Еще они в гораздо большей степени советские, чем мы, в хорошем смысле. У нас Советский Союз выродился в фантик, а у них «труд шахтера» и советские Дома культуры, похожие на античные храмы. Мы уже от этого очень далеки и если бы начали сносить памятники Ленину, до войны, то не вышли бы защищать Ильича мужики в Адидасе, с трудовыми мозолями на костяшках. Всем до фонаря Ленин, нет такой проблемы. Сталина хотим, да, но Ильич это просто памятник. А у них это реальный символ, как и георгиевская лента, к которой они относятся, как к награде или знаку различия. В России гвардейские ленты так не носят или вовсе не носят, просто уважая, в душе.

Так уж получилось, что значительная часть творческого класса Донбасса, оказалась на стороне Киева или просто в Киеве. Ничего удивительного в этом нет, с ними работали хорошие специалисты, на протяжении долгих лет. Поэтому среди перебравшихся в Россию все больше люди рабочих специальностей, но не нужно сомневаться, что они всему быстро научатся, да и перебравшиеся в Киев могут к нам тоже переехать, вскоре. Осознав, что в России лучше и надежнее. Это вопрос года или двух. Через пару лет они изменят наше общество до неузнаваемости, а на телевидение будут брать ведущих с южным выговором, чтобы телезрителям нравилось.

Женщины там действительно красивые и женственные, с внешностью античных богинь. Они умеют быть простыми и терпеливыми как уральские бабы в прошлую войну. Такие женщины рожают красивых и сильных детей. И лучше, если это будут наши дети, а не приемыши для европейских гомосексуалов и неопределившихся с полом и нацией.

Люди дороже нефти и можно только радоваться новым людям, даже если поводом стал ад на их Родине. Тысячи молодых и сильных людей снимают квартирки в складчину, ютятся в гостях и пробивают социальные стены, адаптируются, удивляются и точно хотят остаться. Их здесь не считают за чужих, как в Киеве. Воспринимают, как своих, в том числе, благодаря государственной пропаганде, объяснившей россиянам, что они очень наши. Это, конечно, так, «свои», но нужно помнить, что они выросли в другой стране и часто они другие, хоть и более советские, чем мы. Получается такой странный донецкий парадокс, иностранцы, которые больше мы, чем мы сами.

Они еще пруд называют «ставок» и повторяют «ну такое», тянут слова и у них существует забавный термин «отморозиться», которым они обозначают разные ситуации. Вместе с ними, к нам придет и Украина, родная для многих «донецких», как бы это странно не звучало, после тонн металла сброшенного на Донбасс. Родня на той стороне у многих есть, друзья, одноклассники, с которыми они держат связь и переписываются. И уж поверьте, про войну они знают больше чем мы. Тысячи и тысячи людей без кожи, лишившихся Родины и всей жизни живут среди нас и наблюдают, как мы относимся к ним и все запоминают.

Когда какой-нибудь очередной депутат в сшитом на заказ итальянском костюме ведет к телекамерам очередных беженцев с Донбасса, замученных, уставших от ужаса и безнадеги, то не нужно думать, что они это забудут. Они не разорвут связь с Украиной, невзирая на боль и кровь и не простят нам высокомерного отношения к ним, даже если мы не виноваты в «более лучшей одежде» и безразличии.

Германия объединилась давным-давно, а все еще есть восточные и западные немцы. Это проблема на поколения, которую пытаются решить многие умы неглупой страны Германии. Мы не немцы и вроде не дураки, но додуматься до интеграционных программ вряд ли сможем. Возможно, это и есть наша интеграционная программа, прогнать людей через ужас, а выжившим даровать право быть российскими, коренными. В принципе, у нас так всегда интегрируют, через ад, выжил — русский. Они-то докажут, что русские, и на фронте, и здесь, а мы сможем?

И дело не в георгиевских лентах, а в духе и умении терпеть, они же пережили 90-х в два раза больше, чем мы и Союз лучше помнят, понимая Украину. Это будет частью нас, странное понимание советского, лихие приколы, украинские словечки и песни «Океана Ельзи» в наушниках, выросших в другой стране, но наших.

Нужно ли нам это? Уже поздно решать, перемены происходят быстрее, чем их понимают, в России уж точно. Наше общество уже изменилось и динамика невероятная. Скоро выходцы из другой Украины подоспеют в помощь западноукраинским штукатурам — неудавшимся ветеранам АТО. Россия еще не поняла, насколько ее изменил Донбасс, а уже украинцы едут, не забывая драться за работу с бывшими соотечественниками, перенося к нам свою войну. Недавно был такой случай в Подмосковье. Сошлись в поединке западенцы, таджики и бывшие жители востока Украины. Только один случай, промелькнувший в прессе, а их наверняка побольше, а переехавшие шоумены и журналисты только вершина айсберга. Господа, их тысячи, потерявших свой мир и нужно констатировать, свой мир мы тоже потеряли, разделившись на сторонников и противников. Наше общество еще не осознало, что жители Востока Украины уже часть нас, неотъемлемая.

Потому нужны интеграционные инструменты и программы, кроме традиционных, на выживание. И, самое главное, нужно поскорее понять, что они это теперь мы, ведь они нам нужны.

Фото: Валерий Матыцин/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Иван Капустянский

Ведущий аналитик Forex Optimum

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article