Мнения

Либералы как квазисубэтнос

Семён Резниченко об истоках антигосударственных настроений

4473
Либералы как квазисубэтнос

Поведение русских либералов и других категорий интеллигентов вызывало и вызывает немало недоумённых вопросов.

Многие из этих затруднений могут быть разрешены, если осознать наличия у российских либералов собственной этничности, и не какой-нибудь инородческой и ассимилиятивной, а в форме традиционного для русских (квази)субэтноса, стремящегося к эмансипации. Наподобие того же казачества.

Есть мнение, что период существования интеллигенции занимает более столетия (60-е годы XIX в.- 90-е годы XX в.). Оформилась она в пореформенной России, хотя основы для её появления были заложены ещё в конце восемнадцатого столетия. Но именно в этот период начался небывалый взлет науки, искусства, издательского дела. Расширилось поле общественно-политической деятельности. Благодаря этому взлёту выходцы из среды духовенства и дворянства, дети офицеров, мещан и военных кантонистов смогли оставить занятия своих отцов и найти новые (науку, искусство преподавание, инженерно-технические специальности, журналистику, общественно-политическую деятельность). К ним присоединились образованные евреи, не скованные чертой оседлости. Как когда-то первые казаки, эти люди покидали привычную социальную среду на свой страх и риск. Они очень нуждались в единстве, но не могли смириться с традиционными условностями и несвободой. Интеллигенты хотели спастись от униженности, рутины, невозможности реализовать свои способности и желания. Интеллигенция была новой социальной группой, основанной во многом на старых принципах. Она была социальной группой — убежищем, противопоставившей себя традиционно сложившемуся обществу. Сущность интеллигенции с самого начала была противоречивой. Феодальные традиции и особенности русской ментальности толкали её к превращению в замкнутую корпоративную структуру с четкими правилами внутренней жизни, жесткому противопоставлению себя остальному миру. И действительно, значительной части интеллигентов была присуща нетерпимость к инакомыслию, иному образу жизни (например, борьба с так называемым «мещанством»). Идеал «служения народу» был по сути дела феодальным. Он — лучший индикатор аристократических корней интеллигенции.

С другой стороны это «квазисословие» было создано для защиты личной индивидуальности, свободы, непохожести.

Поэтому интеллигентами были террористы и непротивленцы злу, атеисты и религиозные деятели, космополиты и патриоты. Хорошо организованные боевые группы соседствовали с клубами по интересам. Нетерпимость была необходима для самоидентификации. (Например, оппозиция по отношению к властям и социальным группам, на которые они опирались.) Однако маргинальное «квазисословие» осознавало острую нужду в союзниках и новых членах. Надо было отвоёвывать а потом защищать свою социальную нишу. Новой оппозиционной силе это давалось не просто. Поэтому интеллигенция боролась «за права угнетенных масс». Она защищала крестьян рабочих, евреев старообрядцев, братьев-славян, казачьи вольности и т. д. Эта «защита» помогала скрыть корпоративный эгоизм и самоутвердиться в непохожести на другие, не столь прогрессивные социальные группы.

Какие же идейные принципы объединяли столь разных людей? Прежде всего, это вера в силу и праведность человека и возможность земного счастья. «Человек — это звучит гордо. Человек создан для счастья, как птица для полёта». Эти афоризмы как нельзя лучше выражают мировоззрение интеллигента. Движимые этими принципами большевики боролись «за счастье трудового народа», а баптистские лидеры проектировали «город Солнца». Казалось бы, немного. Но в эпоху, когда привычный мир уходит, а новый можно строить самостоятельно, этого было достаточно. Таким образом, интеллигентов объединял активный гуманизм.

Интеллигенция прошла несколько этапов развития. Первый можно назвать «вольноинтеллигентским». Он охватывает период от «великих реформ» 60-х годов XIX в. до победы советской власти. В это время интеллигенция организовывалась и формировала мировоззрение. Пользуясь социальными сдвигами, она теснила традиционные социальные группы.

Второй этап — «служилый», включает период от победы большевиков до начала перестройки. Интеллигенция покорна советской власти. Она становится гораздо более однородной. В обмен на лояльность власть позволяет ей исповедовать важнейшие идеалы в «своём кругу» и в ходе профессиональной деятельности (например, педагогической). Ранние традиции продолжают диссиденты и эмигранты.

Третий этап — период перестройки. В ходе её одна часть советской номенклатуры использовала интеллигенцию для сокрушения другой. Индивидуализм и нигилизм разлагает интеллигенцию изнутри.

Четвертый этап, постперестроечный — «разинтеллигенчивание». Под влиянием вестернизации индивидуализм разрастается на столько, что уничтожает корпоративную солидарность. Всеобщая деградация разрушает веру в человека и возможность счастья. К тому же оказался несостоятельным миф о коммунизме. Новые принципы не пользуются доверием. Растёт презрение к миру и человеку. Одновременно прежние «интеллигентные» профессии становятся невостребованными обществом.

Место интеллигента занимает интеллектуал. Это работник умственного труда, человек с интеллектуальными интересами. Интеллектуалы не связаны между собой узами корпоративной солидарности или общими идеологическими установками.

Интеллигенция окончательно разваливается на «идейные течения», течения — на группы и подгруппы.

Наиболее обширная и консолидированная постинтеллигентская структура — либералы. Они тщатся объединять под своей эгидой всю интеллигенцию. Чего у них никогда не получалось и не получится.

В формировании современного российского либерализма ведущую роль сыграли представители коммунистической элиты разных периодов. Которые протестовали против оттеснения их «выдвиженцами» и хотели приобрести политическую субъектность и социальный статус, не зависящий от положения во властной иерархии, своеобразную сословность. А сословность, которую ставят под сомнение и за которую приходится бороться, в русской традиции начинает этнизироваться. Как тоже казачество накануне революции и в эмиграции. Тем более что социальное положение у русских этнизируется, а национальность сближается с социальным статусом…

Либералы всегда были близки к власти и во многом её копируют. Та же тотальность, последовательная нетерпимость к инакомыслию. И это всегда раздражало многих интеллигентов, наиболее талантливых и свободолюбивых, склонных к индивидуализму. Именно они всегда шли либо в патриоты и консерваторы, либо в крайне левые.

Из-за чрезмерного свободолюбия и индивидуализма они по большей части образовывали весьма полицентричные и рыхлые структуры, которым трудно было тягаться с либералами. Поэтому многие из них заключали вынужденный союз с «правительственным началом», которое им само по себе было всегда более чуждым, чем либералам. Поэтому отношения с ним всегда были натянутыми и противоречивыми.

Это очень напоминало союзные отношения древнерусского Пскова с Москвой, на которые толкало желание эмансипироваться от Новгорода. При почти полной несхожести союзников. Государственничество у очень многих патриотов по сути вынужденное.

Либералов от казаков или сибиряков отличает и делает скорее квазисубэтносом а не субэтносом отсутствие собственной территории. Нет в России такого субъекта Либералии. А так же официально закреплённого правого статуса…

Либералы в принципе не способны к автономному проживанию и делят условно «свою» территорию со многими другими, которые на не менее веских основаниях считают её своей. Так же род занятий и социальный статус либералов не закреплён исключительно за ними.

Всё это очень остро ставит вопрос о субэтнических границах, которые зыбки и не определенны. Это заставляет либералов активно противопоставлять себя всем остальным русским, искать союзников за пределами русского народа и даже исключать себя из него. Свою специфику и права либералы отстаивают каждую минуту, даже если на них никто не покушается. Потому что сами сомневаются в своей легитимности…

Фото: Сергей Коньков/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article