Мнения
29 мая 2015 12:26

Примириться с американской империей

Политолог Джордж Фридман о внешней политике США

3650
Примириться с американской империей

Перевод Станислава Варыханова

Империя — слово «запачканное». Поведение многих империй дает основания так считать. Но империя — еще и простое описание того состояния, которое редко планируется, но иногда достигается стихийно. Верно и то, что там, где империи создавались намеренно, как во Франции Наполеона или в нацистской Германии, долго они не просуществовали. Большинство империй не планируют таковыми стать. Они ими становятся, и только потом «замечают это за собой». Иногда осознание этого факта затягивается, в таких случаях отказ признать реальность чреват серьезными последствиями.

II Мировая война и рождение империи

Соединенные Штаты стали империей в 1945 году. Да, еще во времена Испано-американской войны Соединенные Штаты установили контроль над Филиппинами и Кубой. Правда и то, что уже в те годы Америка воспринимала себя империей, хотя ею еще не являлась. Куба и Филиппины были всего лишь имперскими фантазиями, эти иллюзии развеяла I Мировая война, последовавший за ней период изоляционизма и Великая Депрессия.

Настоящая американская империя появилась позже, она стала побочным продуктом ряда событий. Ее появление не было результатом никакого великого тайного сговора. Можно даже сказать, что обстоятельства, в которых создавалась американская империя, укрепили ее мощь. Благодаря II Мировой войне Европа пережила коллапс, была оккупирована русскими и американцами. Такое же развитие событий предваряло оккупацию Японии с последующим прямым и фактически колониальным правлением США и наместником в лице генерала МакАртура.

Соединенные Штаты осознали себя частью необычной империи, от которой стремились оторваться. Это было естественным порывом без признаков пропаганды. Во-первых, Америка была первым антиимперским проектом в современной истории, несовместимым с имперским статусом. Еще важнее то, что этот статус не способствовал росту благосостояния Америки, а лишь отбирал ее ресурсы. II Мировая война разорила Японию и Восточную Европу, для Соединенных Штатов взятие этих государств на содержание приносило мало экономической пользы, если приносило вообще. Война практически не затронула Соединенные Штаты, в конечном итоге они оказалась одной из тех немногих стран, которым война принесла выгоду. Но деньги можно было зарабатывать в Соединенных Штатах, а не в империи. Солдаты и генералы стремились вернуться домой.

На сей раз, в отличие от периода после I Мировой войны, американцы не могли себе этого позволить. Та, «старая», война — нанесла удар почти по всем участникам. Ни у кого не было достаточно сил для того, чтобы добиваться гегемонии. Соединенные Штаты ушли из Европы, предоставив политическому процессу возможность развиваться по собственному сценарию.

II Мировая война завершилась иначе. Советский Союз понес потери, но сохранял могущество. Он был гегемоном на востоке, а в случае ухода Соединенных Штатов смог бы доминировать во всей Европе. Это представляло угрозу для Вашингтона, поскольку добровольно объединившаяся Европа — в качестве эффективной федерации равноправных субъектов или ведомая какой-то одной страной — располагала бы ресурсами, достаточными для того, чтобы стать вызовом американскому влиянию.

Америка не могла уйти просто так, хотя и не собиралась играть роль имперского надсмотрщика в регионах своего влияния и оставила государствам больше возможностей проводить собственную политику, чем это сделали Советы. Кроме того, помимо военного присутствия, Соединенные Штаты выстраивали европейскую экономику, участвовали в создании системы европейской безопасности. Однако если сутью суверенитета является возможность выбирать идти не войну или не идти, то центры принятия решений находились не в Лондоне, Париже или Варшаве. Они располагались в Москве и Вашингтоне.

Организующим принципом американской стратегии стало сдерживание. В ситуации, когда вторжение в Советский Союз было невозможно, стратегией Вашингтона по умолчанию являлось наблюдение за ним. Американское влияние распространилось от Европы до Ирана. Советская стратегия заключалась в поддержке повстанческих и союзных движений там, где только это было возможно. Империи европейских стран рушились, распадались на фрагменты. Советы стремились сложить из этих фрагментов союзническую структуру, американцы этому препятствовали.

Экономика империи

Одной из положительных сторон союза с Советами, в особенности для повстанческих групп, были щедрые поставки оружия. Преимуществом союзничества с Соединенными Штатами было вхождение в зону динамичной торговли, доступ к инвестиционному капиталу и технологиям. Некоторые государства, такие как Южная Корея, получили от этого союзничества немалую выгоду. Другие — нет. Лидеры некоторых стран, наподобие Никарагуа, посчитали, что советская политическая и военная поддержка принесет больше выгод, чем торговля с Соединенными Штатами.

Америка была крупнейшей экономикой мира, она контролировала моря, строила базы по всему свету, располагала динамичной торговой и инвестиционной системой, приносившей выгоду странам, стратегически важным для Соединенных Штатов. Поэтому уже на заре холодной войны США начали вести себя как империя, временами осознанно.

География американской империи строилась на основе военного сотрудничества и в еще большей степени — на базе экономических отношений. Первоначально эти отношения не играли существенной роли для американского бизнеса. Однако по мере их развития ценность инвестиций (для американского предпринимательства — перев.) возрастала, равно как и ценность импорта, экспорта, рынков труда. Как в любой изначально успешной империи, ее рождение не сопровождалось ни величественным имперским «дизайном», ни даже мечтой об империи. Стратегические потребности порождали конкретную экономическую реальность в одной стране за другой, так в конечном итоге отдельные страны стали центрами ведущих индустрий. Классическими примерами могут служить Саудовская Аравия и Венесуэла, поставлявшие нефть американским нефтяным компаниям, благодаря чему — «отдельно» от стратегических интересов — стали для Америки важными экономическими партнерами. А потом и стратегическими.

По мере «взросления» империи возрастает ее экономический потенциал, особенно если это не противоречит интересам других стран. Такое противоречие дорого стоит и перечеркивает смысл «взросления». Идеальной колонией является не собственно колония, а нация, которая черпает выгоду от экономических отношений как с имперским центром, так и с другими частями империи. Что касается военного сотрудничества, то оно изначально выстраивается так, что либо представляет взаимный интерес, либо позволяют стране-клиенту опираться на мощь имперского государства.

Таким государством стали Соединенные Штаты. Во-первых, потому что Америка была показательно благополучной и сильной. Во-вторых, потому что у нее был потенциальный противник, способный бросить вызов в мировом масштабе, на территории многих стран. В-третьих, США использовали экономическое преимущество для вовлечения некоторых из этих стран в свою экономическую, политическую и военную орбиту. Наконец, потому что эти страны представляли интерес для различных секторов американской экономики.

Пределы американской империи

В период холодной войны Америка была готова вести реальную войну в составе коалиции, приняв на себя основную тяжесть. Этот базовый принцип холодной войны сохранялся во время операции «Буря в пустыне» в 1991 году: боевые действия вела коалиция, в центре которой была Америка. После терактов 9/11 принимается решение вести боевые действия в Афганистане и Ираке по той же формуле — силами коалиции, главным боевым отрядом которой были подразделения американцев. Предполагалось, что для других участников коалиции станут очевидными экономические выгоды взаимодействия с Америкой. Военные конфликты, последовавшие за 9/11, во многом унаследовали базовую схему II Мировой войны. Стратеги иракской войны открыто обсуждали опыт оккупации Германии и Японии.

Никакая империя не выдержит ношу прямого правления. Лучше всего это иллюстрирует нацистская Германия — она напрямую управляла Польшей, оккупировала часть территории СССР, поставила Виши править целой Францией и т. д. А вот Индия в составе Британской Империи управлялась тонкой прослойкой английских чиновников и офицеров, а также широким слоем предпринимателей, искавших удачу в этой колонии. У британцев все получалось лучше. Немцы «выдохлись» не только благодаря тому, что перешли границы своих возможностей, но и в силу того, что часть их вооруженных сил и административного аппарата осуществляла контроль над целым рядом стран. Британцы смогли трансформировать свою империю в нечто принципиально важное для мировой системы. Немцы же сломались не только под ударами своих врагов, но и под тяжестью своих завоеваний.

После 1992 года Соединенные Штаты стали единственной глобальной силой, единственной нацией, утвердившей в мировом масштабе свою экономическую, политическую и военную мощь. Но этого еще не достаточно для всемогущества. Когда американские политики обсуждают Россию, Иран или Йемен, создается впечатление, что власть Америки беспредельна. Однако пределы есть всегда, и выживают только те империи, которые их признают и уважают.

Пределом американской империи, как и Британской, и Римской, является демография. Население Евразии, т.е. Европы плюс Азии, превышает население Америки. Американская военная машина способна уничтожить врага раньше, чем враг попытается уничтожить даже небольшие подразделения войск США. Иногда подобная стратегия работает. Но в долгосрочной перспективе — нет. Враг может оказаться более выносливым, чем небольшой американский контингент, этот урок преподали Вьетнам, Ирак, Афганистан. Население Ирака 25 миллионов человек. Американцы отправили туда 130 тысяч военнослужащих. Истощение сил американского контингента было неизбежным. Да, миф о том, что американцы неспособны воевать, опровергнут во Вьетнаме, где США воевали 7 лет, и примерно столько же в Ираке. Однако в некоторых случаях фактор неизбежности истощения сил перечеркивает политические цели.

Вторжение вооруженных сил США в Евразию не имеет смысла за исключением тех особых ситуаций, когда превосходящие силы американцев способны одержать быструю победу там, где она особенно важна. Таких ситуаций не много. В остальных случаях единственной стратегией являются такие боевые действия, которые ведет не сама Америка, а те, кто желает их вести или не может этого избежать. В первые годы II Мировой войны эта тактика воплотилась в поддержке Великобритании и Советского Союза, воюющих против Германии.

У войны чужими руками есть две разновидности. Первая — это поддержка местных сил, чьи интересы совпадают с американскими. Так делалось на ранних стадиях войны в Афганистане. Другая разновидность заключается в создании нужного Америке баланса сил между нациями. Мы это наблюдаем на Ближнем Востоке, где Соединенные Штаты маневрируют между четырьмя региональными центрами силы — Ираном, Саудовской Аравией, Израилем и Турцией, поддерживая то одну из этих стран, то другую. В Ираке американские войска наносили авиаудары одновременно с проведением иранской армией наземных операций. В наши дни в Йемене Соединенные Штаты поддерживают бомбардировки саудовской авиацией позиций хуситов, тренировавшихся в Иране.

В этом сущность империи. Британцы говорят, что у их страны нет постоянных друзей, нет постоянных врагов, есть только постоянные интересы. Это старое клише верно, как большинство старых клише. Соединенные Штаты учат этот урок. Во многих смыслах Америка выглядит более привлекательно, когда открыто называет своих друзей и врагов. Но подобную роскошь империи позволить себе не могут.

Выстраивая равновесие

Мировая держава не может позволить себе быть напрямую вовлеченной в конфликты, вспыхивающие по всему миру. Так она быстро истощится. Используя различные механизмы, мировая держава должна выстраивать региональное и глобальное равновесие без узурпации суверенитета стран. Трюк состоит в том, чтобы моделировать ситуации, в которых другие страны стремятся к тому, что отвечает интересам США.

Это сложно. Первым шагом в этом направлении является использование экономических регуляторов «поведения» стран. С этой задачей способно справиться пусть не Министерство торговли, но американский бизнес. Следующий шаг — оказание «колеблющимся» странам экономической помощи. Третий — оказание военной помощи. Четвертый — «командировка» советников. Пятый шаг — отправка в регион военной силы, превосходящей боевую мощь местных армий. Переход от четвертого шага к пятому — самый сложный. Военная сила не должна использоваться практически никогда. Однако когда советники и экономическая помощь не решают проблему, требующую срочного решения, военная сила является единственным выходом. Римские легионы использовались редко, но когда до этого доходило, сопротивление было бессмысленно.

Ответственность империи

В этой статье я намеренно называю Соединенные Штаты империей, хоть и отдаю себе отчет в том, что этот термин неоднозначный. Те, кто называет Америку империей, обычно в чем-то ее обвиняют. Другие стараются использовать другой термин. Однако следует смотреть реальности в лицо. Честным быть полезно, особенно по отношению к самому себе. Еще важнее то, что если Соединенные Штаты мыслят себя в качестве империи, то они должны брать уроки имперской власти. Трудно представить себе нечто более губительное, чем империю, которая использует свою власть безграмотно.

Правда то, что изначально Америка не желала становиться империей. Правда и то, что подобное нежелание ничего не меняло. Обстоятельства, история и геополитика создали субъект, который, даже если он не империя, то очень на нее похож. Империи не всегда репрессивны. Например, мировоззрение древних персов было достаточно либеральным. Нельзя сказать, что принципиально отличаются американская идеология и американская реальность. Необходимо отдавать себе отчет в двух вещах:

Во-первых, Соединенные Штаты не могут отказаться от той власти, которой обладают.

Во-вторых, с учетом мощи этой власти, — отказ от нее вовлечет Америку в новые конфликты, желает она того или нет.

Империи часто вызывают у мира страх, иногда уважение, и никогда — любовь. Но притворяться, что ты не империя, бесполезно, если ты ею являешься. Нынешнее маневрирование Америки на Ближнем Востоке иллюстрирует фундаментальную стратегию — выстраивание баланса сил. Процесс не всегда до конца продуман, но он развивается. Крик «американцы идут!» будет звучать все реже. Соединенные Штаты не вторгнутся в ваши пределы. Они будут создавать ситуации, выгодные то одной стране, то другой.

Оригинал статьи: Coming to Terms With the American Empire

By George Friedman

Geopolitical Weekly

Фото: Zuma/ ТАСС

Последние новости
Цитаты
Денис Парфенов

Секретарь Московского горкома КПРФ, депутат Госдумы

Лариса Шеслер

Председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины

Виталий Омельяновский

Профессор института прикладных экономических исследований РАНХиГС

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня