Мнения / День в истории

Про войну, немцев и гниль

Политолог Михаил Синельников-Оришак о лицемерии политических наследников нацистов

  
7309
Праздничный салют в честь Дня Победы в Москве
Праздничный салют в честь Дня Победы в Москве (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС)

Существует гнилое мнение, что День Победы современная Россия не должна отмечать так, как она отмечает. Дескать, нечего здесь «праздновать», пусть и со слезами на глазах, когда столько народа полегло.

А я вам отвечу, почему 9 мая для нас, словно Пурим для евреев, который те справляют уже две с половиной тысячи лет. Ещё тогда загадали всем своим будущим потомкам, и выполняют до сих пор. Потому что, помнят через тьмы веков своё спасение от полного истребления персами. И ежегодно устраивают по этому поводу карнавалы «пуримшпиллеров», невзирая на то, что в еврейской истории существует ещё много трагических дат.

Наш день скорби — это 22 июня, и в этот день действительно неуместны любые, бравурные настроения. Только молчать и поминать. А вот 9 мая надо праздновать хотя бы то, что мы остались живы. Пусть и не все.

Читайте также

Когда я читаю, про «зверства Красной Армии в Германии», то очень жалею, что не могу дотянуться до авторов. Нет, переубеждать моральных уродов — занятие бесполезное, но очень хочется получить их комментарий относительно статистических данных. Ведь должна же быть хоть какая-то логика даже у них.

Конечно, разные источники называют разные цифры, но общий масштаб потерь среди мирного населения СССР и Германии сохраняется, что в наших исследованиях, что в зарубежных.

Для «чистоты эксперимента» возьмём данные «беспристрастной» Википедии, ибо в ней же содержатся те самые главы про «зверства Красной Армии». Внимание, ещё раз для тех, кто «в танке»: речь пойдет исключительно о гибели МИРНОГО НАСЕЛЕНИЯ, без учёта потерь военнослужащих.

СССР — 15 760 000

Германия — 1 440 000

ПЯТНАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ СЕМЬСОТ ШЕСТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ советских граждан-нонкомбатантов против одного миллиона четырёхсот сорока тысяч немецких. Причём, у них это вместе с бомбардировками союзников, которые мирное население Германии, мягко говоря, не щадили.

Почему такое соотношение получилось, ясно из выступлений двух главнокомандующих:

«Никакие действия служащих вермахта или же действующих с ними лиц, в случае произведения гражданскими лицами враждебных действий по отношению к ним, не подлежат пресечению и не могут рассматриваться как проступки или военные преступления…». Адольф Гитлер, 13 мая 1941 года на совещании по последнему этапу утверждения плана «Барбаросса».

«История учит нас, что всевозможные „Гитлеры“ приходят и уходят, но немецкий народ и немецкое государство остаются… Мы воюем с немецким солдатом не потому, что он немец, а потому, что он выполняет приказ поработить наш народ». Иосиф Сталин, приказ народного комиссара обороны СССР, 23 февраля 1942 года.

Те моральные уроды, что отказывают нам сегодня в праве праздновать Победу, практически повторяют слова Сталина про «плохого Гитлера» и «хороших немцев», которые «покаялись». Так и представляешь себе фюрера, в одиночку, бегающего за каждым солдатом вермахта и под дулом пистолета принуждающего «несчастного» жечь и вешать.

Вот для примера слова генерал-полковник Эриха Гёпнера (Erich Hoepner): «Целью этой борьбы должно стать уничтожение России, и потому она должна вестись беспрецедентно жестко. Любое боевое действие должно осуществляться с железной волей к беспощадному и полному уничтожению врага». (Для сомневающихся вот ссылка на немецкий источник).

Это тот самый Эрих Гёпнер, которого казнили за попытку переворота против Гитлера 20 июля 1944 года. То есть, искренняя ненависть к «фюреру» ничуть не заставила его усомниться в мысли, что граждан СССР надо «беспощадно и полно уничтожать».

Теперь о «покаянии немцев». А в чём, собственно, оно выражалось? Боевые действия продолжались практически до последнего. Нюрнбергский процесс? Так он был организован не нацистами, а НАД нацистами, улавливаете разницу?

Соответствующими законами Германии? А разве могло быть по-другому в побеждённом государстве, находящемся под управлением оккупационных войск? И приоритет международного права над местным, закреплённый в Конституции ФРГ от 1949 года — тому подтверждение.

Какие у нас ещё признаки «покаяния» — соответствующие заявления лидеров Германии? Но они в разные годы были разные, например, первый федеральный президент Теодор Хойс признавал, что Германия была одновременно освобождена и… уничтожена. А другой «начальник» поменьше — бургомистр города Кёнигсбрунна — утверждал, что ставить памятник Георгу Эльсеру, покушавшемуся на Гитлера, это увековечивать память о террористах.

До сих пор существует Фонд, аффилированный с Германским союзом бундесвера имени Теодора Моллинари — того, чье имя включено в «Коричневую книгу» о военных преступниках. Или, вы думали, что все немцы, взялись за руки и хором произнесли: «Простите нас, мы «погорячились?!»

Читайте также

Так называемое всеобщее покаяние и заявления «от лица всех» — не более чем откровенная глупость. Призывать к подобному — лицемерие, ибо искреннее раскаяние — всегда индивидуально. Всё остальное — от лукавого. Но я не собираюсь читать проповедь, я о другом.

Мне нет дела до ситуации в Германии, пусть живут, как хотят. В свою очередь, я не хочу слышать тех, кто затевает дискуссии о том, надо ли было оборонять Ленинград. Потому что, для таких выползней даже 15 760 000 погибших советских граждан среди мирного, ещё раз подчёркиваю, мирного населения — не аргумент.

А свои идеи по поводу того, что мы не должны праздновать (именно — праздновать!) День Победы, пускай попробуют изложить ветеранам…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Болкунец

Эксперт по проблемам российско-белорусских отношений, Высшая школа экономики

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня