Как нам обустроить Россию

Программа кандидата в президенты (отдадим в хорошие руки, бесплатно)

  
4418
Как нам обустроить Россию
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Давайте все вместе напишем программу для будущего президента. В качестве заготовки программы, предлагаю эту свою статью.

Блок 1. Политический.

Государство должно соблюдать баланс интересов всех групп населения. Также государство должно регулировать трудовую деятельность населения без ущемления самой деятельности.

Если государство игнорирует интересы или не умеет соблюдать их баланс, тогда в государстве возникают напряжения от дисбаланса. А если государство ущемляет трудовую деятельность, то это ведет к ее подавлению и, как следствие, напряжению в обществе от нереализованной деятельности. Складываясь, эти напряжения ведут к деградации государства — чем больше напряжения, тем оно больше деградирует. А если напряжения очень велики, то может наступить и разрушение государства. Самый яркий пример — революции 1917 года.

Должны быть площадки, где обсуждаются балансы интересов.

Какие это площадки? Гос. Думы явно недостаточно.

В настоящий момент в нашей стране присутствует как ущемление трудовой деятельности, так наблюдаются и следующие основные дисбалансы:

  1. Между финансовым и реальным секторами экономики.
  2. Между олигархами, привилегированным классом и трудовым населением.

Кандидат обязуется устранить ущемление деятельности и дисбалансы интересов согласно нижеприведенным блокам своей программы.

Читайте также

Блок 2. Государственное регулирование трудовой деятельности.

Гос.регулирование — это первое, что нуждается в реформировании. Без этого никакие другие новшества и инновации не достигнут цели — улучшение жизни граждан РФ до уровня развитых стран. Потому, что все благие устремления утыкаются в заскорузлую государственную машину. Какая бы политическая партия, пусть даже с самой демократичной программой, не пришла к власти, без реформирования государственной машины, она не сможет сколько-нибудь заметно улучшить жизнь в стране.

Исторически сложилось так, что государственное регулирование трудовой деятельности в России всегда было разрешительным, но на практике разрешительная система всегда превращалась в запретительный механизм.

Нынешний механизм государственного регулирования трудовой деятельности таков: правила — контроль — наказание.

Для того, чтобы организовать бизнес и заниматься трудовой деятельностью, нужно получить разрешение в том или ином виде у государства и соблюдать правила, установленные государством для данного вида деятельности. Государство контролирует соблюдение правил (разрешения и проверки) и наказывает за их нарушение — штрафами или запретом деятельности.

Главный недостаток этого механизма заключается в том, что в нем у государства нет никакой ответственности за свою запретительную функцию.

К примеру, в настоящее время единственная (!) государственная функция строительства жилья — запрет этого строительства. Реальность такова, что этот запрет можно преодолеть только с помощью взяток, ну или больших связей, что равнозначно взятке. На строительном рынке доминируют большие строительные холдинги, потому что только у них есть возможность проплатить все взятки всем властным структурам. Сам процесс взяток закамуфлирован, отшлифован до совершенства. Малые предприятия по определению не могут вписаться в этот процесс и вытесняются из рынка автоматически. Это первая основная причина, по которой не развивается малый бизнес в России.

Подобным образом функционирует государственное регулирование не только строительства, но и всех других видов деятельности.

Предприниматели и население всегда работают и действуют не при помощи, а под гнетом государственных чиновников. Если что-то развивается в стране, то не благодаря, а вопреки государственному регулированию — под действием так называемого «ручного управления». Это когда запреты на деятельность снимаются приказом высокого начальства. Современный регулирующий госаппарат в России — это, по сути, бездушный робот, работающий по программе (правилам), обязанность которого — запрещать. Чиновники — это просто роботы, они не имеют права отклониться от закона ни на букву. Поэтому, не приходиться удивляться их черствости и бездушии по отношению к населению. На другое отношение у них просто нет полномочий — у них нет работы, кроме как наказывать и запрещать.

Еще один недостаток существующего механизма регулирования — его неотъемлемой частью является коррупция. Механизм коррупции работает следующим образом. Так как законы и правила, регулирующие деятельность, пишутся организациями, у которых нет никакой ответственности за них, то эти правила изобилуют несуразностями. Такие правила-несуразности невозможно выполнить. Любой предприниматель может привести массу примеров таких несуразностей в государственных правилах. Запрет за несоблюдение таких правил можно снять только с помощью взяток чиновникам-коррупционерам, ну или родственных связей с ними. Кстати, из этого следует, что чиновники-коррупционеры, которых полно в государственной системе, материально заинтересованы в большом количестве несуразных правил. Есть даже такой термин «взяткоемкость» закона. Поэтому государственные правила полны «взяткоемких» положений.

Коррупция — это главный парадокс существующей системы госрегулирования. Все понимают, что коррупция это неприглядное, противоправное явление. Но предприниматели, которые хотят организовать какую-то деятельность, сталкиваются со стеной невыполнимых правил. И у них есть два основных пути преодоления этой стены — взятки или быть родственником или приятелем крупного чиновника или влиятельного человека. Практически все предприятия, которые легально работают в стране — прошли по одному из этих путей или по обоим вместе. Поэтому в современной России, если и найдется предприятие, которое работает без взяток, кумовства и лазеек, то это просто недогляд госорганов.

Так что, если полностью ликвидировать коррупцию и кумовство в существующей системе, то трудовая деятельность в стране просто остановиться. В этом и заключается парадокс.

Еще одна сторона этого парадокса заключается в том, что если чиновники будут честными и деятельными, то ничего хорошего из этого не получится. Потому, что в существующей системе у них ни на что нет полномочий, кроме запретов. И всю свою кипучую деятельность они могут направить только на контроль и запреты за неизбежное невыполнение правил, ну или на изобретение новых запретов.

Долгожданная реформа в России — это реформа функций государственного регулирования.

Нынешний механизм государственного регулирования трудовой деятельности должен быть дополнен функцией помощи и выглядеть следующим образом: правила — помощь — контроль — наказание.

Вообще, государственная помощь — это не чужеродная функция в государственном механизме. Она присутствует во всех развитых странах. И там государственные и муниципальные органы власти помогают предприятиям организовать свою деятельность в части соблюдения государственных законов и правил.

Функция помощи должна быть такой же обязательной, как запретительная функция. Смысл ее заключается в следующем. Если государство вводит какое-то правило, регулирующее деятельность, то оно обязано помочь его выполнить.

Правила должны в обязательном порядке комплектоваться ресурсами для их выполнения. — только тогда это будут правила, а не взяткоемкая фикция, как сейчас.

Функция помощи, во-первых, вводит ответственность чиновников за свои правила — пропадает смысл вводить несуразные правила, которые невозможно выполнить. Во-вторых, не запрещает деятельность, а наоборот, помогает ей.

Ведь правила существуют не ради правил. А для организации деятельности, чтобы эта деятельность была безопасной и не наносила вред, но в то же время правила не должны препятствовать самой деятельности. Поэтому помощь — это очень логично, если речь идет о способствовании жизнедеятельности общества. Помощь закладывает развитие в структуру госаппарата. Это коренное отличие от существующей системы, в которую заложен только запрет — тормоз развития, палки в колеса любой деятельности.

Итак, у нашего государства не хватает одной функции — помощи. Эту функцию и необходимо внедрить в госаппарат.

Позволю себе небольшое рассуждение. Почему же так вышло, что в механизмах регулирования развитых стран есть оба компонента — запрет и помощь, а в российском — только запрет?

Во-первых, механизм регулирования никто не изучает на предмет эффективности, особенностей в каждой стране, его принимают, как данность. Этот механизм в каждой стране формировался десятилетиями, если не столетиями, многими поколениями чиновников. И даже в развитых странах, функция помощи формировалась лишь под давлением населения и предпринимателей. Поэтому эта функция в разных странах и в разных видах деятельности присутствует по-разному. И во многих развитых странах предприниматели недовольны большой громозкостью и бюрократизмом механизма регулирования в отдельных видах. Кстати, Трамп в августе подписал указы как раз в сфере работы госаппарата в некоторых видах деятельности, согласование в которых «длится годами».

Во-вторых, когда Петр I вводил в стране европейскую систему управления, а в то время помощь и там была едва заметна, российская «особенность» и проявилась в игнорировании помощи. В дальнейшем чиновники продвинутых стран, прислушиваясь к общественному мнению, усиливали функцию помощи, а российские чиновники исходя из своих соображений, усиливали функцию запрета. Потому, что российское население, в т. ч. предприниматели всегда имели небольшое влияние на своих чиновников. В итоге, основное отличие российского механизма от развитых стран следующее. Российский механизм подавляет трудовую деятельность, а коррупция несколько смягчает это подавление. Механизм развитых стран помогает трудовой деятельности за некоторым исключением, в пределах которого также имеется коррупция. Соотношение коррупции в России и в развитых странах, как 10:1.

В советское время отсутствие помощи в госмеханизме компенсировалось тотальным ручным управлением, когда стремление выполнить план и угодить начальству превалировало над стремлением следовать правилам. Советская история показала, что чем сильнее репрессии, тем эффективнее планово-ручное управление. Как только репрессии ослабли — сразу наступил застой. Но хорошо жить на репрессиях невозможно.

Постсоветский российский государственный механизм регулирования - это традиционный запретительный механизм с некоторыми советскими элементами ручного управления. По сравнению с развитыми странами он работает, как ржавый «запорожец» по сравнению с новенькой иномаркой. То, чего не смогли добиться население и предприниматели за предыдущую историю, придется сделать новому президенту. Если, конечно, Россия хочет быть в ряду развитых стран.

Какие последствия ожидают государство от такой реформы? Что оно приобретет?

Самое главное, наконец-то укрепит вертикаль управления. Ведь сейчас президент вовсе не всесилен, а как раз, наоборот, практически бессилен. Посудите сами. Проникнется, к примеру, президент проблемой нехватки жилья у своего населения. Что он может сделать? Он может дать команду соответствующим структурам усилить работу в этом направлении. А эти структуры могут только усилить контроль, т.е. усилить запрет на строительство. Ну, правда, может еще попытаться, напротив, ослабить контроль, как это делал в свое время президент Медведев — «прекратите кошмарить бизнес». Безусловно, это имело некоторый положительный эффект, но очень маленький.

А после реформы у соответствующих структур появится функция обеспечивать господдержку строительства — помогать в получении разрешительной документации. В этом случае, если президент озадачится помочь построить побольше жилья своему населению, у него для этого будут все рычаги. Нужно только распорядиться усилить работу госструктурам — и они усилят помощь строительным компаниям. Можно и еще более усилить эффект своих управляющих операций — распорядиться давать больше земли по адекватным ценам или даже бесплатно, давать госгарантии для кредитов в банках. Это будет реальное управление строительством жилья. Вот для такой работы чиновникам не грех платить хорошую зарплату, а если подкрепить ее ответственностью, вплоть до реальных сроков, то у чиновников будет мощный стимул не брать взятки, а делать дело. Ведь сейчас чиновники устранены от реальных дел, занимаются безрадостной, бюрократическо-запретительной работой.

А если встанет необходимость возродить наукоемкие отрасли — авиацию, космонавтику и другие? Увы, и в этой области нынешний госаппарат как говорится «сильно бессилен». Например, он не может организовать утерянное в свое время производство отечественных электронных компонентов для этих отраслей. Попросту потому, что организовывать некого. Частные компании ему не подчиняются, а госструктуры могут только контролировать. А вот в реформированных госструктурах это решалось бы просто. Президент отдает распоряжение соответствующим структурам подготовить пакет государственных мер, заинтересовывающих частные компании в организации производства. Таких мер, которые бы их реально заинтересовали. Вот примерный набор этих мер — снижение налогов на определенный период, предоставление льготных кредитов, помощь в обеспечении правил, сопровождение закупки импортного оборудования, помощь в привлечении трудовых ресурсов и пр. Давно известный и хорошо себя зарекомендовавший набор, но увы, в других странах. А у нас, и это наша «особенность», его невозможно применить в силу того, что нет соответствующих функций у соответствующих структур.

Сейчас государство эту проблему пытается решить другим путем — созданием госкорпораций. Этим корпорациям и надлежит осуществлять производство за государственный счет. Путь малоэффективный, потому что это — разрастание несвойственной государственной деятельности, которую трудно контролировать. А бесконтрольность порождает атмосферу воровства. Это поняли уже во всех развитых странах и там отказываются от госкорпораций, не оставляя им даже космос.

После реформы возможность управления появляется во всех отраслях — медицине, охране правопорядка и др. Набор государственных мер, естественно, свой для каждой отрасли. Это и есть вертикаль управления. А не вертикаль запретов, как сейчас.

Что даст реформа населению?

Ну, во-первых, власть, которая не будет вызывать раздражение.

Во-вторых, расцвет народной предпринимательской инициативы, а это рабочие места, строительство жилья, медицинские услуги без очередей в поликлиниках и пр. и пр.

В-третьих, представьте, вы приходите с какой-то инициативой в государственный орган. Не важно, с какой — открыть собственное дело, соорудить детскую площадку в своем дворе, закрыть наркоточку, главное, чтобы она (инициатива) не относилась к разряду противоправной деятельности. И этот госорган обязан вам помочь! Сказка? Да в общем-то, так живут все приличные страны, госорганы там обслуживают население. И чиновники наконец-то смогут «служить, а не прислуживаться».

Логика этой реформы такова, что в ней руководство страны должно быть заинтересовано не меньше, чем население. Как отсутствие одного колесика в часовом механизме приводит к прекращению его работы, так и отсутствие одной функции в государственном механизме приводит к потере управляемости. Кроме того, высокая предпринимательская активность населения, его лояльность власти — это существенное конкурентное преимущество страны на современной международной арене.

Да и вообще-то говоря, в современном, быстро меняющемся и взаимозависимом мире, это уже становится и вопросом выживаемости страны — привлекательность ее государственной системы. Мы видим, что теряем союзников, потому что наша заскорузлая государственная система проигрывает более продвинутым странам. Без реформирования этой системы невозможно создать эффективную современную экономику.

Блок 3. Финансовый и реальный секторы экономики.

Финансовый сектор — это банки и финансовые биржи. Реальный сектор — это предприятия, производящие материальные ценности и оказывающие услуги.

По логике, финансовый сектор должен быть вспомогательным, обеспечивающим деятельность основного — реального. Обеспечивать беспрепятственным движением средства обмена — денег — между предприятиями реального сектора. Т.е. финансовый сектор должен быть «кровеносной системой» экономики.

Но по факту исторически сложилось так, что финансовый сектор приобрел самостоятельное значение ввиду того, что он начал не обеспечивать, а «продавать деньги» реальному сектору. «Продажа денег» оказалось очень доходным и легким бизнесом, к которому желали приобщиться все больше и больше финансовых предпринимателей. За столетия сложилась большая, сложная, запутанная система бирж, кредитных организаций и других финансовых контор, функция которых — «деньги делают деньги». «Кровеносная система» обросла тромбами, разрывами жил, скапливанием крови в пазухах — периодическими финансовыми кризисами. А реальный сектор оказывается в значительной степени обескровленным.

К тому же, современный интернет дал возможность финансовым предпринимателям привлекать к своим финансовым манипуляциям практически всех жителей планеты. И это привело к тому, что финансовый сектор разбух до невиданных масштабов. Объем денег, блуждающих в финансовом секторе, в несколько раз превышает объем денег, циркулирующих в реальном. Представьте, что вместо 5 литров крови реально необходимых для жизнедеятельности человека, в нем циркулирует 20 литров. При этом, лишние 15 литров распределены по множеству больших и маленьких канистрочек, висящих по всему телу. Система этих канистрочек живет по своим правилам, пренебрегающими реальными потребностями всего организма.

Эти правила способствуют тому, что реальный сектор остается хронически недофинансированным

В этом и заключается дисбаланс.

Этот дисбаланс характерен для всего мира. Например, США — богатая страна, но сейчас выяснилось, что их богатства в значительной степени сконцентрированы только в финансовом секторе - в банках и у биржевых спекулянтов. А реальный сектор и его работники «ропщут». Сегодня работники ущемленных предприятий надеются, что Трамп сдвинет этот дисбаланс в их пользу. Не секрет, что политический истеблишмент не только в США, но и во всех странах, тесно связан с финансовым сектором. Это объясняется тем, что в финансовом секторе много легких денег, которые не жалко потратить на политические кампании. Конечно, финансовый сектор будет активно сопротивляться всем попыткам, если таковые будут, умерить их аппетиты, не желая ни на йоту уступить своего права «доить» реальный сектор.

Этот же дисбаланс присутствует и в ЕС.

Но нас больше интересует, как с этим обстоит в России. Так вот, в нашей стране этот дисбаланс на порядок больше общемирового.

Когда государство вводит запретительные пошлины на перемещение продуктов реального сектора, но при этом почему-то стоит на страже «свободного перемещения капитала» финансового сектора.

Когда власти вместо того, чтобы следить за полноценностью денежных потоков, начинают отслеживать инфляцию и уменьшают количество денег в системе, тем самым оставляя реальный сектор без оборотных средств. Это примерно то же самое, как если бы медсестра, борясь с кровотечением на пальце, перекрыла всю кровеносную систему.

Когда в период кризиса правительство значительно повышает (с 9% до 18%) цену денег для реального сектора, тем самым полностью перечеркивая свою функцию снабжения реального сектора деньгами. Сравните — ФРС США в период кризиса понизила ставку до 0% - значит, она понимает свою функцию не продажи, а снабжения деньгами реального сектора. И только когда все хорошо, ФРС повышает ставку до 1,25%, «изымая» эту часть денег у реального сектора в свою пользу.

Какой процент банки «изымают» в России — все знают эти цифры. Но ведь это даже не обескровливание, а удушение реального сектора. Не секрет, правительство стоит на стороне финансового сектора, т.е. принимает участие в этом удушении. Крупные предприятия еще имеют возможность как-то ослабить эту удавку, хотя бы с помощью «лоббирования» своих интересов. А малые предприятия вынуждены рассчитывать только на свои финансы, не имея шансов воспользоваться неподъемными кредитами. Да еще и есть постоянная угроза исчезновения своих финансов в «обанкротившихся» банках. Отсутствие доступа к кредитам по нормальной цене — это вторая основная причина, по которой не развивается малый бизнес в России, впрочем, как и средний и большой бизнес.

Новый президент обязуется навести порядок в этом бардаке. Никто не говорит про «отнять бизнес» у финансового сектора. А речь идет о том, чтобы государственным языком втолковать финансовому сектору, что его главная задача — снабжать реальный сектор деньгами. Зарабатывать деньги (деньги делают деньги) — это его второстепенная задача.

Блок 4. Олигархи, привилегированный класс и трудовое население.

В общем и целом, население в России довольно терпимо относится к богатым людям. Но у олигархов не должно быть иллюзий. Население раздражает другое. А именно то, что они свои состояния, нажитые в своей стране, тратят за рубежом и при этом наплевательски относятся к трудовому населению. И это раздражение нарастает. Парадокс в том, что в случае неудачного разрешения этого конфликта, привилегированный класс готовится уехать в страны, где этот конфликт решен цивилизованно, т.е. в страны, которые сам он объявляет «вражескими».

Читайте также

Необходим четкий сигнал для олигархов о переориентировании их прибылей на российские интересы.

При этом целью государства является не «отнять и поделить», а обеспечить условия для предпринимательской деятельности в нашей стране более привлекательные, чем за рубежом. Предпринимательство, частная инициатива — это краеугольный камень развития государства. Поэтому нужно создать условия для предпринимательства, реформируя государство, согласно положениям этой программы.

А олигархи должны понять, что надо у себя в стране налаживать балансы и не уподобляться незатейливому персонажу из поговорки «жадность фраера сгубила». Напомним, подобных «фраеров» жадность уже однажды подвела, это случилось ровно 100 лет назад — в 1917-м. Можно вспомнить и 90-е, когда олигархи учили друг друга «делиться». А сейчас пора «поделиться» и со своим населением.

И в заключение.

Жизнь в нашей стране организована из рук вон плохо. Экономика, т.е. наша трудовая деятельность, разбалансирована, и работает так же, как звучит расстроенная гармошка. Если ситуация с подавлением трудовой деятельности и дисбалансами интересов будет продолжать идти «самотеком», то это закрепит тренд на деградацию государства. В дальнейшем, по какому сценарию и когда произойдет разрушение — это вопрос времени и стихийного развития событий.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня