За что умер Хашогги

Убийство саудовского журналиста даст миру повод заинтересоваться попранием свободы слова на Украине

  
4378
На фото: протестующие после убийства журналиста Джамаля Хашогги
На фото: протестующие после убийства журналиста Джамаля Хашогги (Фото: Zuma/ ТАСС)

Своей посмертной судьбой зверски убитый саудовский журналист Джамаль Хашогги очень напоминает украинского Георгия Гонгадзе: он тоже становится орудием политических интриг с далеко идущими последствиями. И как это ни удивительно звучит, но ситуация вокруг Хашогги имеет определенную связь с Украиной, пишет колумнист украинского еженедельника «2000» Дмитрий Королев.

Почти за 20 лет, прошедших после исчезновения украинского журналиста, что запустило тогда механизмы подготовки «майдана-1», информационные технологии шагнули далеко вперед: от диктофона майора Мельниченко к часам Applewatch на запястье Хашогги, в автоматическом режиме передавшим аудиозапись последних минут жизни их владельца. В наше время, когда практически у каждого жителя цивилизованного мира при себе имеются и видеокамера, и диктофон, и выход в мировую информационную сеть, утаить что-либо определенно невозможно.

Это — важнейший фактор сегодняшней политической жизни. Вопрос лишь в том, поверит ли так называемое «мировое сообщество» во вскрывшуюся правду и даст ли ход скандалу. Ведь о том, что Королевство Саудовская Аравия — не самое свободное и демократическое государство, которое по уровню гражданских и политических свобод уж точно не превосходит, к примеру, КНДР, знали все. Но все делали вид, что ничего страшного не происходит, и успешно развивали сотрудничество с феодальным режимом. Так до сих пор поступали и ведущие демократии Европы.

Читайте также

Они наряду с Соединенными Штатами обильно снабжают саудитов оружием. Примерно полмесяца назад компетентные органы Германии одобрили поставку туда военной техники — даже несмотря на то, что в совместной декларации партий ХДС и СДПГ указывается на недопустимость экспорта оружия сторонам конфликта в Йемене, ведь он привел к ужасающей гуманитарной катастрофе.

Еще интереснее дела обстоят в Испании. Правительство социалистов долго отказывалось поставлять в Саудовскую Аравию управляемые авиабомбы, однако королевский дом Бурбонов, связанный с аравийской монархией, убедил кабинет пересмотреть это решение.

И только после убийства Хашогги ситуация, похоже, меняется. США, для которых Саудовская Аравия — один из важнейших союзников, конечно, очень хотели бы это дело замять. Трамп высказался предельно честно и цинично: весь вопрос в деньгах, на кону многомиллиардные военные заказы из Эр-Рияда.

Зато Старая Европа настроена нынче совсем по-другому: она выступает с гневным осуждением, требует проведения объективного расследования (а если провести его именно так, оно, несомненно, выведет на возможную причастность высших эшелонов власти Эр-Рияда) и даже угрожает введением санкций. В минувшее воскресенье Ангела Меркель уже заявила, что Германия после убийства Хашогги планирует отказаться от поставок оружия Саудовской Аравии.

Отчасти причина столь неожиданной принципиальности в том, что убили «не того, кого можно было убивать»: респектабельный либеральный журналист, представляющий Washington Post и вдобавок происходящий из семьи миллиардеров, — фигура серьезная, даже можно сказать — священная. Это вам не женщин за супружескую измену камнями побивать!

Но все же дело скорее в другом. Различие позиций официального Вашингтона и Брюсселя—Берлина видится проявлением нарастающих разногласий между трамповской Америкой и Старой Европой. Эти противоречия могут резко усилиться в связи с намерением Трампа выйти из договора по ракетам средней и малой дальности (РСМД): Штаты попросту подставляют европейских партнеров по НАТО под ядерный удар, пугая их перспективой «войны до последнего европейца».

Разумеется, эти противоречия вовсе не носят характер антагонизма, и Европа никогда не решится пойти против заокеанского партнера открыто. Однако она — действуя заодно с клинтоновско-либеральной вашингтонской оппозицией — может наносить уколы трамповской администрации в «третьих странах».

Инцидент с Хашогги предоставил европейцам такую возможность. Тем более что убитый журналист сам был тесно связан в США с проклинтоновским кругами. Раскручивание дела Хашогги бьет по позициям Трампа — раз уж он всячески пытается «отмазать» саудовский правящий режим, с которым его связывает, можно сказать, дружба семьями.

Интересно и то, что реальный руководитель страны принц Мухаммад бин Салман до сих пор считался как раз правителем умеренно-либеральным, ориентированным на проведение реформ, сделавших бы его государство «более западным», «более цивилизованным». Однако международный скандал вокруг убийства журналиста способен привести к переформатированию власти в Саудовской Аравии, снова подняв крайне запутанный вопрос о престолонаследии там, и повлияв на пути эволюции этого государства, в котором с немыслимыми богатствами и новейшими технологиями сочетаются средневековые порядки.

И тут в контексте этого нашумевшего дела неизбежно придется сказать несколько слов об Украине. Очевидно, что с приближением президентских выборов она тоже может представлять собой арену обостряющегося противостояния США и Европы. Здесь европейцы тоже могут попытаться вставить Трампу палки в колеса. Если предположить, что на украинских выборах Белый дом собирается поддержать Порошенко, который всячески доказывает свою лояльность Соединенным Штатам, то Старая Европа — заодно с клинтоновскими кругами Демократической партии — может поддержать кого-то из перспективных альтернативных кандидатов.

Лучшая возможность для этого — очередной скандал. Вполне можно ожидать в европейской прессе новых разоблачений украинской коррупции. Да и тон публикаций об Украине может сделаться более критическим: в пятилетие «майдана-2» примутся говорить о том, что «революция достоинства» не оправдала возлагавшихся на нее надежд, что реформы буксуют — и надо, стало быть, произвести перестановки во власти, ввести туда новых, незапятнанных молодых политиков и т. д.

Читайте также

Как ни цинично об этом говорить, но убийство Хашогги, получившее международный резонанс, в сложившейся ситуации имеет положительное значение для борьбы за свободу слова на Украине. Оно создало прецедент, который заставит мировое сообщество реагировать и на другие случаи попрания свободы слова где бы то ни было более обостренно, чем это было до сих пор.

Рискну сделать вывод: закрыть под выборы более-менее оппозиционные СМИ теперь, скорее всего, не получится. В общем, если масс-медиа продолжат работу, донося до публики хоть какое-то многообразие мнений, — в этом, возможно, будет некоторая доля невольной заслуги покойного Хашогги.

Что ж, жертвы, приносимые регулярно журналистами, — неотъемлемая составная часть борьбы за свободу слова. Поэтому скажем по-христианскому обычаю: «Да будет земля пухом покойному мусульманину Хашогги».


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Как вы проведете «майские каникулы»?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня