Как стать народным депутатом

Промышленность Украины разворовали люди, которые сегодня готовы принимать законы

  
931
На фото: Херсонский комбайновый завод имени Г.И. Петровского", 1984 год
На фото: Херсонский комбайновый завод имени Г. И. Петровского", 1984 год (Фото: Г. Ячменев/ ТАСС)

Владелец бывшего гиганта индустрии «Херсонские комбайны», отправлявшего высоколиквидную продукцию в 140 стран мира, а сегодня его жалкого подобия, территория которого распродана под элитное жильё, пытается стать народным депутатом.

В конце прошлого столетия ордена Трудового Красного знамени Херсонский комбайновый завод гремел на весь бывший Союз, пишет колумнист украинского еженедельника «2000» Владимир Марус. В год с заводского конвейера сходили по 25 тысяч только зерноуборочных комбайнов. Многотысячный коллектив предприятия, а также выпускаемая им продукция регулярно удостаивались орденов и золотых медалей многочисленных отечественных и международных выставок.

Ещё недавно это был единственный на Украине промышленный гигант, выпускающий зерноуборочные комбайны по полному циклу — начиная от изготовления большинства комплектующих и заканчивая полной сборкой. И некогда флагман сельхозмашиностроения, переживший трудные времена, однако уже начавший было подниматься с колен, пытаясь встать во весь рост, снова угроблен.

Ибо на Украине любой положительный процесс напоминает бег с искусственно создаваемыми препятствиями. Как только на завод пришёл нормальный, настоящий инвестор, ему тут же начали ставить не просто палки в колёса, а оглобли, железные сваи, подкладывать под колёса взрывчатку.

То, что увидели новые инвесторы, придя на завод, повергло их по меньшей мере в шок. Во — первых, большая часть ещё не разворованного оборудования давно морально устарела. Несколько гектаров, например, занимала венгерская линия предпокрасочной подготовки деталей. На момент монтажа она стоила около 100 миллионов у.е.

Читайте также
Подрыв России Подрыв России

Сергей Шаргунов об Ирине Воронцовой, которая ждёт выдворения на расправу

Однако всё уникальное оборудование с неё было украдено, и она представляла собой прекрасный интерьер для съёмок «Терминатора». Одна из крупнейших мировых автомобилестроительных корпораций в первые месяцы работы обратилась тогда с предложением делать на предприятии мосты для них. Но, как оказались, прессы для штамповки основных деталей для них давно проданы.

Такие же предложения поступали по совместному производству мостов для троллейбусов и автобусов — ситуация аналогичная. Уже упомянутая венгерская линия — это тысячи тонн проржавевших металлоконструкций. И только чтобы вырезать её на металлолом, надо потратить не один год. Это потребует вложения нескольких миллионов у.е. А иного выхода нет — придётся освобождать от хлама не меньше половины заводской территории.

Однако это связано ещё с одной проблемой — все контролирующие организации даже при малейшем намёке на вывоз металлолома требовали долевого участия. И, ещё ничего не начав трогать, всем приходилось объяснять и доказывать, что здесь всё прозрачно и законно. До появления инвесторов завод кое — как едва вымучивал по одному комбайну в месяц, а на его территории в открытую работали… пункты приёма металлолома, продажи водки и даже самогона.

Но как только инвесторы начали инвентаризацию заводских территорий и объектов, на них началось сумасшедшее давление. Пошли бесконечные комиссии, проверки, какие-то непонятные мелочные придирки. Давление резко возросло, когда начали направлять в правоохранительные органы и спецслужбы заявления о десятках выявленных фактов воровства и мошенничества прежних руководителей в особо крупных размерах.

Одновременно с этим начался тщательно организованный судебный прессинг. Например, в Запорожье находится держательница… 10 акций предприятия. От её имени подаётся судебный иск о признании незаконными результатов собрания акционеров. Затем такие же суды, а также непонятные акционерные собрания организуются в Сумах, Виннице, Чернигове, Полтаве.

Один из бывших руководителей предприятия специально прописывается в Николаеве, чтобы иметь возможность подать судебный иск и там. Расчёт всех этих действий был прост — дезорганизовать и максимально затруднить работу по оздоровлению предприятия, поэтому работали в состоянии постоянного цейтнота. А отвлечение сил ещё и на судебные тяжбы приводило к катастрофическим потерям времени, необходимого для решения производственных задач и вносило дополнительное напряжение.

Иногда оппонентам удавалось в обеспечение какого-либо из исков добиться блокирования счетов предприятия и вообще каких-либо финансовых операций. В это же время среди коллектива предприятия усиленно распространялись клеветнические слухи, что завод умирает, денег платить не будут и т. д. Однако, пусть с огромным напряжением, удавалось более-менее стабильно выплачивать зарплату.

Начато производство «Славутич», КЗС-9, спроектированного изобретателями Изакссоном и Ярмашевым в рамках конверсионных программ, адаптированного к современным условиям в КБ «Южное» (КБ Днепропетровского завода Южмаш, некогда одного из Всесоюзных центров ракетостроения), доведённый до высоких технических кондиций заводскими конструкторами и технологами, представляет собой действительно теоретически совершенную уборочную машину. Требующую, конечно, определённой доводки в заводских условиях.

Полностью спроектирован и доработан технологически комбайн нового поколения «СКИФ». На несколько пробных образцов уже полностью были заготовлены комплектующие, двигатели, электроника, электрооборудования. Были доведены до стадии промышленного производства техпроцессы, конструкторские и технологические разработки, чертежи — всё.

Кроме того, пожалуй, нет в мире такой компании, выпускающей зерноуборочную технику, руководство которой не обращалось бы с просьбами к конструкторской группе «Херсонских комбайнов» приспособить наши жатки для их детищ. Включая самые известные из них — «Джон Дир», «КЛААС», «Дон», «Енисей», «Вектор», «Полесье» и т. д.

Они у херсонцев получились настолько удачными, что сейчас практически все самые крупные в мире производители зерноуборочных комбайнов хотят иметь у себя нашу жатку. За все годы заводом выпущено их более 70 тысяч штук. Руководитель Международной программы TASIC Реми Блок назвал херсонскую жатку лучшей в Европе, так как она, кроме всех прочих достоинств, ещё и практически не имеет при работе потерь зерна.

Уже менее чем через год работы инвестора коллектив добился выпуска полутора комбайнов не в месяц, как это было до того, а в сутки. И даже при наличии большого количества проблем, в том числе и исходящих из высших эшелонов власти, работая в полностью агрессивной среде, были уверены, что доведут до логического завершения то, что начали.

Но, как говорят, «Не так сталося, як гадалогся». При условии, что выпуск только самой сложной и низколиквидной продукции, такой как зерноуборочные комбайны, увеличился за полтора года более чем в 30 раз, а комплектов заготовок уже было на 2 000 единиц, руководство страны имело на предприятие совсем иные планы, не предусматривающие развитие производства.

И успешно развивающееся предприятие попало к белоцерковскому «бомбиле», имеющему в активе только суды и банкротство, Александру Олейнику. Всё, что произошло вслед за этим, не укладывается в рамки не только хотя бы элементарного здравого смысла, но даже обычной формальной логики, недоступно ни пониманию, ни объяснению.

Практически сразу, практически в первый же день было объявлено о закрытии предприятия и увольнении на тот момент 2 500 работающих. Само собой разумеется, трудовой коллектив, ещё сохранивший славные рабочие традиции боевого пролетариата, захватил административное здание. Олейник огородами сбежал к себе в Белую церковь, дабы пересидеть взрыв народного гнева.

Сбив накал страстей, коллектив постепенно всё же был уволен, на выходе остались 100 охранников и всего 100 работающих. Но поскольку им не платили зарплату, они как на работу ходили на митинги протеста к городской госадминистрации. Уголовные дела сыпались как из рога изобилия, рабочие заявляли на коллегии, что каждую ночь с бывшего завода уходят эшелоны с металлоломом.

Читайте также
Как вылезти из ямы Как вылезти из ямы

Похоже, Украину может спасти решимость, «тройка» НКВД, и взвод пулеметчиков

И вот что характерно — никаких проверок, никаких претензий, никакого судебного прессинга, никакого психологического давления. В то же время Кабмин постоянно выделяет десятки и сотни миллионов гривен совершенно непонятно на что. Значит, с самого начала так и было задумано, никакие комбайны, кроме народа, сто лет никому не были нужны.

Из некогда мощнейшей инфраструктуры у завода не осталось ровным счётом ни — че — го! Нет профилактория в самом центре города, нет учебного центра на Илюши Кулика, нет автозаправочного комплекса 0.7 га с подземными ёмкостями и ж.д. веткой в самом центре города, нет пожарного депо, нет пансионата на самом берегу моря в Скадовске площадью 9.5 га, нет общежитий, нет 18, 19 и 20 пролётов с выходом на Кулика — нет ничего.

Все проходные наглухо заколочены, все бывшие производственные здания и земля проданы под элитную многоэтажную застройку. Достаточно обойти или объехать территорию бывшего гиганта индустрии, и вы убедитесь — это уже пустырь, как и бывший ХБК с рядом ещё не довырезанных и не вывезенных как металлолом эстакад.

Но самое непонятное — это то, что его владелец не сидит пожизненно там, где должен, а собирается баллотироваться в… народные депутаты Украины.


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Как вы проведете «майские каникулы»?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня