Торговые войны или новая глобализация. Место России

Стоит ли тратить силы на улучшение нынешних институтов развития, пораженных коррупцией?

  
3482
Торговые войны или новая глобализация. Место России
Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

В нашей предыдущей статье «Кому нужен развал ВТО» говорилось, что набирающая силы четвертая промышленная революция, возвышение Китая плюс трамповская политика протекционизма и деглобализации дали старт процессу перехода мировой экономики к новой стадии глобализации. «Могильщиком» старой глобализации («по-американски») выступает Китай и поддерживающие его страны.

Спровоцированные беспардонным протекционизмом Трампа торговые войны США против Китая, России и даже Евросоюза несут угрозу нестабильности и замедления всей мировой экономики, кризис институтов ее регулирования и ощутимые потери для самой Америки. По этим причинам они вряд ли имеют перспективу. Агрессивную торгово-политическую активность США можно рассматривать скорее как превентивные меры не допустить Китай и его союзников, в т. ч. Россию, стать лидерами новой, более демократичной, сбалансированной и взаимовыгодной глобализации.

На этом фоне нарисовать картину будущего мировой экономики и место России в ней пытались и пытаются многие зарубежные и российские экономисты и политики. На наш взгляд, наиболее убедительной, т.е. научно-обоснованной, она выглядит в исследованиях член-корреспондента РАН Андрея Спартака, в т. ч. в его книге «Современные трансформационные процессы в международной торговле и интересы России» и статье «Россия: шансы достойно вписаться в экономику будущего», опубликованной в журнале «Международная экономика» (№ 12, 2018).

Суть этого анализа, во многом совпадающего с нашим, сводится к следующему.

Читайте также

По мере ускорения цифровизации и распространения технологий четвертой промышленной революции в глобализационном процессе неизбежно появление невиданной ранее высокой мобильности и доступности ключевых факторов производства. В комбинации «распределенного производства» (т.е. его приближения к потребителю), поддержанного технологиями 3D-печати, робототехники, искусственного интеллекта и т. п., перестанут действовать многие парадигмы предыдущих этапов глобализации. Новая децентрализация и локализация производства вкупе с глобальными коммуникационными сетями означает продолжение глобализационного процесса, но с акцентом на «распределенное производство», развитие его инфраструктуры, формирование новых, гибридных (децентрализованных) черт в виде локальных точек производства, максимально приближенных к потребителям и участие последних в процессе создания добавленной стоимости. Такая «гибридная глобализация» в силу децентрализации производства и «надграничной» (через Интернет) взаимосвязанности всех его элементов будет, с большой долей вероятности, означать размывание страновой принадлежности его участников. Это, в свою очередь, поставит (уже ставит) вопрос о поиске форм совмещения институтов новой глобализации с экономическим суверенитетом стран-участниц. Особенно наглядно это проявляется при формировании региональных торговых соглашений (интеграционных объединений) по формуле «ЗСТ+» и «ВТО+».

Переход сегодняшней, «старой», глобализации в ее гибридную фазу займет значительное время и будет зависеть как от технологических и других преимуществ субъектов глобализации (стран и ТНК), так и геополитических преимуществ государств-лидеров, готовых взять на себя ответственность за будущее.

С учетом сказанного, первоочередная задача для России сегодня — это выполнение Указа президента от 7 мая 2018 г., особенно в части п. 14 о развитии международной кооперации и экспорта с доведением к 2024 г. вывоза несырьевых неэнергетических товаров до 250 млрд долл. и услуг — 100 млрд долл. в год.

Задачи, поставленные перед правительством, являются серьезным вызовом и потребуют для их успешного решения не только больших финансовых средств, но и переориентации промышленной, финансовой и внешнеторговой политики на создание конкурентоспособного высокотехнологичного экспортного сектора. Эти задачи, несмотря на их важность, по существу — среднесрочные, «домашнее задание» правительству. Необходимо еще встроить названные цели в долгосрочную стратегию достойного участия России в глобальной экономике и торговле, которой (стратегии) пока не существует в природе. В этой связи исследования Андрея Спартака и других экспертов, на наш взгляд, заслуживают пристального внимания и практического учета.

Институционально-регуляторная готовность России к новому («цифровому») мировому порядку представляет собой исключительно сложный блок вопросов. Так, успешное продолжение традиционной торговли будет зависеть от того, насколько эффективно страна сумеет воспользоваться достижениями цифровизации и четвертой промышленной революции. Сегодняшняя страновая специализация в международном разделении труда в будущем, по-видимому, сохранится лишь в торговле (причем сокращающейся) природными ресурсами и ресурсоемкой продукцией, а также в торговле уникальными продуктами, оборудованием и разработками (услугами), необходимыми для функционирования новых секторов деятельности.

Читайте также

При этом для России стратегия диверсификации производства и экспорта надолго будет приоритетной с условием реализации имеющихся интеллектуально-технологических преимуществ. Ведь в ОПК и связанных с ним отраслях авиакосмической, атомной промышленности и «софтвера» сосредоточен огромный технологический потенциал (высокой степени апробации мировым рынком), который, по словам президента, «вытащит гражданку». Но, как пишет в своей статье А. Спартак, иметь потенциал для рывка и эффективно его реализовать — две разные вещи: «Нужна не просто адекватная государственная политика, а политика, рассчитанная на опережение… Речь идет о серьезных инновациях в сфере госуправления, его переосмыслении и обновлении».

Предсказываемое экспертами замедление в будущем дальнемагистральной торговли (по логике «распределенного производства») должно привести к повышению роли приграничного и прибрежного торгово-экономического сотрудничества, особенно перспективных для России, с учетом ее географии. В результате возникнет потребность в корректировке концепций внешнеэкономических связей, в т. ч. интеграционного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза.

Перечень составляющих мозаику новой глобализации и места в нем России не ограничивается сказанным. Но в любом случае не обойти такой важный для России вопрос: стоит ли тратить силы на повышение качества существующих институтов развития, пораженных коррупцией, или форсировать тотальную технологическую модернизацию путем внедрения цифровых и других технологий, подрывающих основы этой коррупции?

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Роман Блинов

Руководитель аналитического департамента Международного финансового центра (Москва)

Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня