Евросоюз превращается в группу химер

В Старом Свете наметились новые линии политического раскола

  
5145
Евросоюз превращается в группу химер
Фото: DPA/ ТАСС

Брекзит остается зеркалом европейского кризиса — Британия не может выйти из ЕС и не может там оставаться. Британия вынуждена только имитировать хоть какую-то деятельность в этой области, хотя куда двигаться, она не знает, пишет колумнист украинского еженедельника «2000» Александр Леонтьев.

Макрон: «Еще никогда Европа не была в такой большой опасности. Символом этого стал Брекзит. Он символизирует кризис Европы, которая не смогла отреагировать на потребность своих народов в защите от крупных потрясений современного мира. Он также символизирует европейскую ловушку… Кто рассказал британцам правду о их будущем после Брекзита? Кто с ними поговорил о потере доступа к европейскому рынку? Кто упомянул риски для мира в Ирландии после восстановления прежней границы? И эта ловушка угрожает всей Европе…»

Макрон в своем пространном «Обращении к французам и европейцам», перечисляя актуальные политические и общественные проблемы, сумел ни разу не упомянуть движение «желтых жилетов». А ведь многие эксперты сравнивают их по масштабу и вероятным последствиям с событиями 1968 г., приведшими к отставке де Голля. И фактической смене политической элиты Франции.

Читайте также
«Собирайте чемоданы, господа русскоговорящие. Было не сахар, а станет еще хуже» «Собирайте чемоданы, господа русскоговорящие. Было не сахар, а станет еще хуже» Что ждет наших соотечественников в Казахстане после ухода Назарбаева

Британия действительно так и не смогла выработать приемлемый для всех план Брекзита. Крайний срок по выходу Туманного Альбиона из Евросоюза назначен на 29 марта. Брюссель считает, что он не должен вести переговоры с Лондоном, которые могут тянуться неделями и месяцами. С другой стороны, как отмечал Жан-Клод Юнкер, ЕС может предоставить Британии некоторую отсрочку с решением столь серьезного международного вопроса, как Брекзит. Более того, в самой Англии даже рассматривают возможность по выходу британской короны из ЕС лишь в 2021 г.

События вокруг Брекзита действительно привели Британию на порог, возможно, самого серьезного системного кризиса за всю послевоенную историю. В ближайшее время страну могут ждать отставка Терезы Мэй, либо новый референдум о членстве в ЕС. Но хуже всего — потеря контроля над социумом.

Европа живет по Шпенглеру и неуклонно катится к своему очередному закату, как ей и было им предначертано, сколько бы она ни пыталась выдавать это свое движение за прогресс и развитие. Впрочем, в глобализованном мире эта тенденция касается и всего остального Запада.

Процессы это небыстрые, длительные, но в некоторые моменты они приобретают неожиданное ускорение.

Но Европа (и мир, конечно) живет еще и по Льву Гумилеву, по его теории пассионарности и взаимодействия «суперэтносов» («суперкультур»), хотя, возможно, даже и не подозревают об этом факте.

Нежизнеспособные химеры возникают на месте бывших нормальных государств, систем (и союзов) с пугающей скоростью. Брекзит, шотландский и каталонский сепаратизм (и еще десяток иже с ними) создают из ранее относительно устойчивых государств и союзов те самые нежизнеспособные химеры.

Нормальные государства создавали в свое время пассионарии, опиравшиеся на какие-то идеи, а химеры создают прорвавшиеся к власти субпассионарии, которые на самом деле могут и не понимать последствий своих действий и при этом руководствоваться как бы самыми благими намерениями. Насколько это соответствует их культурному уровню и определяемым им (культурным уровнем) мировоззрением. Субпассионарии ищут себе комфорта и драйва — и ничего более. В Британии, Шотландии, Каталонии и далее повсюду.

Главными фигурантами в мировой политике являются, по Льву Гумилеву, не столько страны и народы (на которые Бог, как известно, поделил мир), сколько «суперэтносы», которых он насчитывает некоторое количество. Граница же между латинским и кирилличным «суперэтносами», внесшими (каждый по-своему) свой несомненный вклад в формирование европейской культуры проходит, собственно, по телу Украины. Так уж исторически сложилось.

И практическая история — это, по сути, периодическое колебание, перемещение этой «суперграницы» (с востока на запад и с запада на восток), происходящее в результате их противостояния, относительно естественной (географической) границы, пролегающей в Европе по нулевой изотерме января. Как бы мы к этому ни относились, но исторический процесс географически детерминирован.

Суперграница периодически (в исторических ритмах) перемещается то на запад, то на восток фактически внутри Украины: с западной на восточную ее границу. Таким же образом движется эта граница и по странам так называемого Троеморья. Перемещения эти (которых можно насчитать в истории немало) проходят очень болезненно. Достигнув некоторого своего максимума, они непременно откатывались назад. Потому-то праздновать очередную свою победу очередным победителям приходилось по историческим масштабам совсем недолго.

Европа после процесса Брэкзита и распадающейся Испании (которая Каталонию вряд ли сможет долго удержать) — это распадающийся союз с франко-германским ядром и странами европейской периферии (так называемых стран второй скорости), где все более явственно проявляется раскол. Как по фактически признанным пресловутым «скоростям» (север — юг), так и по линии Троеморья: новоевропейцы (или младоевропейцы) группируются при активном участии США вокруг целей, мягко скажем, не совсем совпадающих с интересами ядра ЕС.

Что же происходит в самом ядре ЕС? Франция переживает сегодня жесточайший кризис доверия к власти. В Германии Ангеле Меркель, победившей на парламентских выборах (благодаря скорее инерции политического мышления немцев, чем реальной внутриполитической обстановке в стране), пришлось все же объявить о своей отставке.

В Европе (и в западном мире в целом) происходит смена элит. Этот процесс далеко не всегда положительный, но всегда болезненный. Процесс происходит обязательно — такова природа, пришло его время. Дело здесь совсем не в возрасте конкретных политиков. Трамп в летах, а Макрон молодой, но Трамп выражает интересы новой элиты, а Макрон защищает политику уходящей. И новая элита будет вынуждена восстанавливать потерянный старой элитой контроль над обществом.

Эммануэль Макрон ничего не может поделать с «желтыми жилетами». Ему пришлось дать весьма расточительные обещания французскому народу — и снизить налоги, и повысить зарплаты, и расширить социальные гарантии.

Кроме того, на организацию так называемых национальных дебатов о будущем Пятой республики предполагается потратить миллиарды евро. Из фискального «ястреба» Макрон за короткое время превратился в лидера, заливающего проблемы страны деньгами, чем тут же вызвал неудовольствие в Берлине и Брюсселе. Тем временем его рейтинг остается рекордно низким.

Меркель и Макрону не удалось преодолеть проблемы падения доверия власти. И уже не удастся.

Меркель не только не удалось адаптировать, «окультурить» хотя бы некоторые позиции «Альтернативы для Германии» (и тем самым снизить процент ее поддержки и увеличить свой), но, более того, она не внесла практически никаких изменений в свою политическую программу, которые бы свидетельствовали об учете партией ХДС изменений, объективно происходящих в стране и мире.

Социал-демократы тоже потеряли свое влияние, что вполне соответствует общей западной тенденции потери влияния ведущими партиями. Скажем больше: свое влияние им вряд ли удастся восстановить когда-нибудь в обозримом будущем.

Читайте также
Придет ли Назарбаев на процесс Милосердова? Придет ли Назарбаев на процесс Милосердова? Защита политзаключенного позвала в суд бывшего гаранта Конституции Казахстана

Судя по всему, на Западе происходит глобальная политическая «пересменка», которую остановить невозможно, сколько бы старые политические элиты не цеплялись за власть. Да и не нужно. Вместо потерявших свою эффективность старых партийных структур Западу придется изобретать какие-то новые инструменты влияния на социум. И это уже происходит. Распадается, как было замечено, и сама формула традиционного государства, которое вынуждено передавать многие свои функции вниз, к локальным сообществам, и вверх, к структурам наднациональным.

Можно конечно не замечать (или игнорировать) главенствующие тенденции последних лет: Брекзит, Каталония, рост евроскептицизма. Усиление правых партий не только во Франции и в Германии, но и на последних выборах в Австрии. Можно не замечать антииммигрантские настроения, недовольство брюссельской бюрократией и транснациональными соглашениями. Но все это и есть европейская действительность, которая совсем не прогресс и совсем не развитие. И на нее (реальную действительность) придется рано или поздно как-то реагировать.

Объективный исторический процесс на данный момент — это уничтожение различия между составляющими всех практически дуалистических понятий, которые составляют фундамент любой культуры, основу любой цивилизации. В том числе и европейской культуры. И которые были выработаны еще в глубокой древности. Их содержание в некоторых понятиях менялось, но основные оставались неизменными и в совокупности составляли то, что мы называем нравственностью. Или «нравственным законом внутри нас», по определению Иммануила Канта.

Но гомогенный мир, в котором утеряны различия — это тоже нежизнеспособная химера. Можно только уповать на то, что этот процесс дробления, атомизации мира не добродит досуха. И у западного мира еще останутся силы на построение новых, жизнеспособных социальных структур, поскольку в химерах социум пребывать долго не может.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Станислав Тарасов

Политолог, востоковед

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня