Украинская политика абсурда

Избрание комедианта президентом порождает непростые вопросы

  
3453
На фото: Владимир Зеленский
На фото: Владимир Зеленский (Фото: ZUMA Press/ Global Look Press)

«Я бы никогда не придумал подобный сюжет — я бы просто не поверил, что такое возможно», — говорит Андрей Курков. Мы беседуем о недавних украинских президентских выборах: нетривиальных даже по стандартам искрометной политической культуры страны. В результате голосования телевизионный комедиант Владимир Зеленский (максимальную известность ему принесла роль разгневанного рядового гражданина, ставшего президентом) воплотил виртуальный опыт в реальную жизнь. Уже в мае господина Зеленского приведут к присяге, и он станет настоящим главой государства. «Все это напоминает телесериал с безвкусным сюжетом — верх сюрреализма», — констатирует Курков.

Подобная характеристика из его уст — это нечто. Титулованный писатель Курков прославился абсурдными сюжетами, изобилующими черным юмором и едкой сатирой: в них словно в зеркале отражается мрачный хаос жизни Украины после принесшего стране независимость развала Советского Союза. Герой одной из его самых известных повестей — подружившийся с королевским пингвином писатель — пытается отыскать свое место в посткоммунистическом обществе.

Наши пути пересекались несколько раз в Киеве еще в «нулевые». В те годы Украина переживала «оранжевую» революцию, призванную смести коррупцию и криминалитет — именно то, что обличал Курков в романах. Оптимизм вселяла мощная энергетика культурной жизни Киева и склонность к экспериментам.

С тех пор изменилось многое. Революция 2014 года на Майдане увенчалась более кровавым политическим переворотом, Россия захватила Крым, на востоке Украины вспыхнули бои между правительственными войсками и поддерживаемыми Москвой сепаратистами, а политический класс страны практически полностью утратил авторитет. На этом фоне надежды на повышение стандартов жизни развеялись как дым.

Читайте также
Туфлей по лицу Туфлей по лицу

Нацистка Фарион выдала «методичку» по общению с русскими для украинского парламента

Сложились чрезвычайно благоприятные условия для политики и политиков совершенно иного толка — в том числе, и для персонажа из мира вымысла и комедии.

Победа господина Зеленского породила широкий спектр реакций. Кое-кто считает его избрание полностью соответствующим контексту нашей эпохи, ведь именно сегодня политический вес обретают персонажи с телеэкрана или сцены (в том числе, Дональд Трамп и Беппе Грилло). Другие уверены — пришествие Зеленского может знаменовать возрождение более давней культурной традиции (от пушкинского «Бориса Годунова» до шекспировского «Короля Лира») мудрого шута или паяца, наделенного правом говорить правду власти в лицо.

Более жестко настроенные критики в победе Зеленского видят свидетельство глубинно ущербного статуса Украины: статуса государства, временами все еще пытающегося доказать свою жизнеспособность — несмотря на годы независимости, омраченные плотным переплетением политического и экономического хаоса с коррупцией и войной. «Масса людей считают Украину своеобразной пародией», — констатирует один из российских обозревателей. И разве не логичным выглядит появление комедианта в президентском дворце именно в такой стране?

Хуже всего то, что господин Зеленский может оказаться марионеткой, игрушкой олигархов и иных зловещих сил, патронировавших его предвыборную кампанию. И подобные опасения вполне обоснованы в этой части мира, превращенной в творческую лабораторию того самого искусства, которое «кукловод» или серый кардинал Кремля Владислав Сурков именует «политической технологией».

С точки зрения Куркова, особого внимания заслуживают два момента. Первый — это обретение «политической голограммой» свободы в результате гротескной трансформации виртуального мира в реальную жизнь. Второй — это феномен протестного голосования (особенно, молодых избирателей), более традиционный, более объяснимый и даже в чем-то оправданный.

Читайте также

Курков ищет ответ на вопрос — действительно ли избиратели поддержали телевизионного президента, посчитав сценарий за его реальную политическую программу. Если это так, то украинское общество «глубоко больно», говорит он.

Пока Курков готов трактовать любые сомнения в пользу господина Зеленского и его сограждан. Судя по первым признакам, новоизбранный президент признает рамки своих полномочий и демонстрирует готовность к сотрудничеству с опытными чиновниками, что может свидетельствовать о выборе им более взвешенного пути реформ. Но его «трампистская» тяга к социальным сетям, где он озвучивает свои монологи и призывает выдвигать кандидатуры на высшие посты в государстве, как бы намекает — так, как прежде, уже не будет.

Наверное, ожидания следует умерить. Новая повесть Куркова «Серые пчелы» повествует о жизни двух вышедших на пенсию шахтеров, проживающих в сотрясаемой боями серой зоне ничейной земли восточной Украины. Мелкие стычки и перипетии их жизни разворачиваются на фоне куда более масштабного конфликта. В глубинном смысле, говорит Курков, это история обычных людей, по сути, совершенно далеких от политики, и просто пытающихся выживать. Но это ведь только художественный вымысел. Или нет?

Фредерик Штудеманн, обозреватель, редактор литературного раздела издания Financial Times.


Перевод Константина Василькевича. Источник The Financial Times

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Бобков

Заведующий лабораторией уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня