Мнения / Туризм

Бытовуха — трагическое происшествие

Эдуард Лимонов: Про унизительный отдых и гибель на катамаране в Черном море

12153
Бытовуха - трагическое происшествие
Фото: Снимок с видео/Следственный комитет РФ/ТАСС

История скорее грустная, с человеческими жертвами, на которую я взглянул прагматичными глазами, ЧС — с помощью воспоминаний.

Чтобы перевернуть катамаран (самое, какое можно придумать устойчивое плавсредство), нужно очень и очень постараться. Применять какие-то выдающиеся специальные усилия. А ну поди, переверни-ка плот! А катамаран, это по сути плот, с двумя связанными корпусами.

Наверное, катамаран в Джубге всё-таки не перевернулся, но под грузом тел ушёл под воду… Скорее всего, так. Разгорячённые жарким солнцем после жаркого дня навалились потные тела бабушек, внучек и внучков на курортную посудину и капитан в шортах и старенькой капитанке отчалил, скорее всего, оттолкнувшись волосатой толстой ногой от песка. Вряд ли там был какой причал. А может был, с хлипкими скользкими досками.

Я в тех местах, так случилось, побывал, летом 2005 года близ Джубгы, отправился в типа свадебного путешествия с актрисой, будущей женой. Четыре дня, больше я не выдержал. Потом сбежал.

Был с водителем и охранником в придачу. Водитель сгорел до волдырей. У охранника срисовывали татуировку с предплечья. Сам он разумно сидел в тени под грибком. Я и актриса занимались тем, чем занимаются в свадебном путешествии, но к морю тоже пару раз выходили.

Читайте также
Кошмар лета-2019: Как власть экономит на достойном отдыхе россиян Кошмар лета-2019: Как власть экономит на достойном отдыхе россиян Трагедия на Черном море еще раз доказывает, что развитием туризма для граждан никто не намерен заниматься

Вспоминаю, что мотель (это называлось, если не ошибаюсь, «мотель», мы приехали на отечественной новенькой «Волге»), был выше всех похвал, — кондишн, прохладно, все удобства, вода никогда не кончалась в душе, всё белое, стены, бельё, в столовой шведский стол. Но вот когда мы выходили к морю, это было мучительно и даже унизительно.

Для того, чтобы выйти к узкой полоске серого (похоже-таки грязного) песка, доставшейся мотелю при сложном разделе территории с соседями, мы оказывались как ручейки заключённых или как дезориентированные домашние животные.

Предстояло идти по узюсенькой асфальтовой тропинке. Деревья были, они заманчиво качались под ветром слева. Но там отгороженная сеткой рабица была уже не наша, не мотельная территория, но другого заведения.

Мне, привыкшему к безлюдью Восточного Крыма советских времён, к алым макам и запаху полыни под Коктебелем, было противно, я чувствовал себя так, как будто меня загнали в концлагерь, только что южный.

По правую руку высохшие плиты русла реки. В некурортное время года, можно предположить, что там по плитам лился поток воды, но сейчас только чахлые кустики и травы кое-где уцелели под сорокаградусной, не меньше, жарой.

В 2005-ом, до присоединения Крыма на всех сколько там было, — 145 миллионов граждан Российской Федерации, приходилось несколько сотен километров побережья Краснодарского края. Аккуратно поделенные и переделенные с точностью до квадратного сантиметра. Огромная Родина и эти жалкие озаборенные делянки, а?

И находятся в нашем населении, надо же, отъявленные дебилы, которые до сих пор ещё спрашивают: «А зачем нам Крым?» Да затем, что с присоединением Крыма, озябшее население мёрзлой России получило две тысячи километров горячих пляжей, сынки дремучие. И российские граждане уже не пихают друг друга локтями, входя в море.

Я особо там не купался. Несколько раз заходил в воду до колен. Хотя плаваю хорошо, но наблюдения над физическим состоянием расположившегося на сером песке народа, привело меня к решению в воду не ходить.

Посему я повёл себя антисоциально, быстро наладил отношения с кривоногим местным (абхазец он был, по-моему)продавцом граппы и закупил у него несколько сортов его продукции. Не то, чтобы я там грубо надирался, но вёл себя умеренно и красиво, следуя вдохновляющему примеру моих достопочтенных коллег — предшественников в литературе, Хэмингуэя, в частности. Граппа помогла мне пережить обиду. На мотель? Да нет, на беловежский сговор.

Я зачем разогнал здесь эти обыденные воспоминания? А к тому, что было унизительно идти на этот дохлый, с позволения сказать «пляж», по крошечной, как в лагере асфальтовой тропинке, и находиться там.

Читайте также
Российским альфонсам тяжело живется на содержании жадных любовниц Российским альфонсам тяжело живется на содержании жадных любовниц На что только не идут наши женщины, чтобы не оставаться в одиночестве

Посему я хорошо понимаю, несмотря на то что, у нас уже есть КрымНаш, что узники своих санаториев и мотелей (там-то в Джубге вряд ли что поменялось и всё так же заковано в дымящийся от зноя асфальт) летели как на крыльях к трагическому этому катамарану, и влезали туда вповалку, и под спокойный рокот старенького мотора неслись носами вперёд к морским ветеркам. Скорее, скорее — надышаться морскими просторами!

Только вместо 12 человек их набилось в катамаран 55 человек, несколько тонн живого груза. И вот на каком-то повороте треснуло непотопляемое плавсредство и две женщины, видимо, совсем не плавучего склада, а скорее толстые и неповоротливые, ухитрились утонуть в ста метрах от берега.(Соболезнования родным и близким, чистосердечное и искреннее, надеюсь обе успели произвести на свет детей и внуков).

Да здравствует КрымНаш и спасибо вежливым людям. А то бы каждый вечер переворачивались катамараны.

Новости туризма: 4 поездки в год: Как в Китае развивают внутренний туризм

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня