Талантам здесь не место

Гиг-экономика не спасет Восточную Европу от катастрофической утечки мозгов

  
2460
Талантам здесь не место
Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Для беднейших стран Европы новая эпоха на рынке труда оборачивается очередной упущенной возможностью, поскольку обуздать отток высококвалифицированной рабочей силы так и не удается.

Сотни тысяч сербов, украинцев и румын зарабатывают на жизнь посредством глобальных независимых платформ фриланса, выполняя заказы иностранных клиентов, которые оплачивают труд по более высокой ставке, чем отечественные предприятия.

Казалось бы, отличный способ сохранить светлые умы на родине и удержать их от поисков лучшей доли за границей. Но давно нуждающееся в пересмотре и откровенно устаревшее законодательство вынуждает этих людей жить в «серой зоне» и сводит на нет любые усилия по предотвращению утечки мозгов.

На протяжении многих столетий характерной особенностью жизни в Восточной Европе оставалось стремление догнать Запад. За три последние десятилетия посткоммунистические страны завершили трансформацию национальных экономик и стали звеньями глобальных логистических цепочек. Теперь рост популярности так называемой гиг-экономики* обеспечивает возможность для очередного шага вперед. Но наиболее коррумпированные политические системы Европы тормозят дальнейшее развитие поколения, взрослевшего уже после завершения «холодной войны».

«Это прямо как в „Звездных войнах“, когда космические корабли совершают прыжок через гиперпространство из одной системы в другую, — поясняет Бранка Анжелкович, соавтор исследования Digging Into the Gig Economy in Serbia („Погружение в гиг-экономику в Сербии“). — Хотите, чтобы ваша экономика развивалась, а люди не ехали за рубеж — так делайте что-то для этого».

Читайте также

Впрочем, делать что-то для некоторых, например, для Матея Миладиновича, 34-летнего дизайнера из Белграда, уже явно поздно. После более чем двух лет на фрилансе он с супругой переезжает на Бали: сменить стиль жизни и избавиться от провоцирующего стресс напряжения, в котором его держат сербские власти. Постоянное давление, неопределенный налоговый статус, отсутствие доступа к социальным благам и здравоохранению, невозможность нормального выхода на пенсию — эти факторы убедили его в необходимости покинуть родину.

«Я живу в серой зоне», рассказывает Миладинович, занимающийся подготовкой макетов журналов к печати для клиентов из разных стран — от Канады до Эфиопии. Он уверен, что заниматься такой работой сможет и из своего нового дома в тропиках.

Сербия, наряду с Украиной и Румынией, находится в авангарде гиг-экономики Восточной Европы. И речь идет главным образом о рабочих местах в сфере высоких технологий, графики, дизайна и СМИ, а не о курьерской доставке продуктов или частном извозе — занятиях, традиционно считающихся характерными видами деятельности в условиях экономики совместного потребления.

Упомянутые страны входят и в число наиболее политически нестабильных государств региона, а потому процессы обновления закостенелого законодательства времен коммунистической эпохи идут вяло. А вот и еще одна «связующая нить» трех государств: в ежегодном Индексе восприятия коррупции от Transparency International Румыния занимает 61-е, Сербия — 87-е, а Украина — 120-е места.

На момент зарождения гиг-экономики многие западные страны уже обладали высоким уровнем социальной защищенности и более гибкими трудовыми кодексами. И они не стоят на месте: в Великобритании, к примеру, в прошлом году подготовлен проект закона, позволяющий повысить степень защищенности фрилансеров.

Калифорния в сентябре приняла закон, наделяющий предприятия правом переквалификации гиг-работников во внештатных сотрудников, которые обладают всеми правами, предусмотренными трудовым законодательством. И это типично для Германии и США: здесь рассуждают не о законности фриланса, а ведут дебаты лишь о необходимости определения четкого правового статуса этой отрасли экономики и регулирования трудовых отношений между работниками и работодателями

Хорошая новость в том, что в Украине, Румынии и Сербии насчитывается огромное количество квалифицированных специалистов в области технологий. Многие из них трудятся в удаленном режиме, и благодаря этому темпы утечки мозгов несколько сократились, констатирует Жанин Берг, старший эксперт по трудовым отношениям Международной организации труда.

Соблазнительной выглядит перспектива стать самому себе хозяином — представителем глобального трудоспособного населения, обладающего, на первый взгляд, бесконечными возможностями на рынке труда.

«Каждый молодой человек, не имеющий сегодня работы, хочет стать фрилансером: они мечтают путешествовать по миру и при этом иметь возможность зарабатывать, — говорит София Попара, эксперт по налоговой политике из Белграда. — Это краткосрочная перспектива, но молодежь она интересует все больше и больше».

Тем не менее, все громче звучат тревожные предупреждения. Румыния нуждается в «переосмыслении и реформировании трудовых отношений», сообщают сотрудники Института общественной политики по итогам исследования, профинансированного Европейской Комиссией. Украину в прошлом году МОТ призвала к выработке «политических решений, способных повысить преимущества трансформаций на рынке труда».

МВФ в июльском исследовании предупреждает, что странам Восточной Европы следует гораздо активнее «удерживать и эффективнее использовать существующую рабочую силу» ради минимизации последствий грядущего значительного сокращения численности населения восточноевропейских государств, провоцируемого отчасти миграцией за пределы этих стран.

Утечка мозгов — общая проблема Румынии, Украины и Сербии. Только в 2016 г. суммарно 600 000 граждан трех стран покинули родные места в поисках лучшей работы и жизненных перспектив в других уголках мира. По данным ОЭСР, это в три раза больше показателя оттока рабочей силы из этих стран в 2000 году.

Трудовой кодекс Сербии на фрилансеров не распространяется, а сербское министерство труда не ответило на вопросы агентства Bloomberg. Украина позволяет фрилансерам официально регистрироваться и платить налоги по льготной ставке, но никакой защитой их не обеспечивает. Новое украинское правительство в сентябре пообещало пересмотреть ситуацию уже к концу года.

Брюссель требует от Румынии перехода на трудовое законодательство Европейского Союза, но по причине едва ли не постоянной политической нестабильности в стране процесс идет вяло. Министерство труда Румынии утверждает, что ведет работы по имплементации трудовых законов и планирует завершить их в отведенный срок — до 1 августа 2022 г.

В ходе жесткой борьбы за контракты в условиях гиг-экономики уязвимы даже высококвалифицированные и наиболее технически грамотные сотрудники. Отсутствие иных возможностей говорит об отсутствии у них реальных рычагов влияния на удаленных работодателей.

«Фриланс — вовсе не легкая жизнь, и он точно подходит не всем», — уверена графический дизайнер из Белграда Хелена Новакович, сотрудничающая с клиентами, главным образом, из США и Австралии.

Читайте также
Как нападала Польша Как нападала Польша

Варшава 18 лет оккупировала сопредельные земли, а их освобождение теперь называет «вторжением»

Кое-кто все же пытается контролировать процесс. Белградский архитектор Тамара Гаврич выступает еще и в роли общественного активиста, ведущего борьбу за безопасность внештатного труда. Ее профессия пользуется все более устойчивым спросом на мировом рынке труда, но отсутствие социальной защиты со стороны государства — реальная проблема, говорит она. «Ситуацию необходимо решать, поскольку мы не хотим трудиться подпольно», — объясняет Гаврич.

Посреднические интернет-платформы снимают с фрилансеров около 20% заработка, но комфортными условиями труда не обеспечивают. В ходе недавнего опроса треть украинских фрилансеров посетовала на неоплаченный труд и отсутствие возможности восстановить справедливость.

«Когда на платформе дело доходит до арбитража, посредник обычно занимает сторону заказчика. Никакого регулирования не существует, а в условиях переизбытка предложений формируется тенденция на снижение ставок заработной платы», — поясняет Жанин Берг.

Хуже всего дела обстоят, пожалуй, у работников сербской гиг-экономики. Не имея никакого правового статуса, они считаются безработными, соответственно — о получении ипотеки или хотя бы кредитной карты и речи быть не может. В их распоряжении единственный вариант официальной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, но этот статус зачастую подразумевает 40-процентную ставку налога.

Альтернатива, конечно же, есть всегда — например, можно попытаться найти традиционную работу в отечественной компании. Но для дизайнера Миладиновича это не вариант: «Я все еще не могу представить себя на постоянном месте работы в одной компании. На данный момент для себя я вижу только фриланс. Посмотрим, какими будут денежные потоки».


* Гиг-экономика, или экономика совместного пользования — принципиально новый формат взаимоотношений между работниками и работодателями. В условиях гиг-экономики работники не привязаны к конкретному предприятию на постоянной основе, а сотрудничают одновременно с несколькими компаниями, самостоятельно определяя степень занятости и интенсивность рабочей нагрузки. Работодателям новый формат тоже выгоден, поскольку позволяет свести к минимуму производственные издержки (например, на создание постоянных рабочих мест) и нанимать работников лишь по мере необходимости.


Перевод Константина Василькевича. Источник Bloomberg.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня