Почему лгут о пленных?

С «легкой руки» либеральных публицистов бывшие фашистские каратели и полицаи стали «жертвами политических репрессий»

2827
Почему лгут о пленных?
Фото: Валерий Христофоров/ТАСС

Первоисточник «фразы Сталина»: «У нас нет военнопленных, у нас есть изменники родины» — власовская газета «Заря» № 67 от 20 августа 1944 года. Обычно после этого сразу же сталкиваешься с яростными возражениями, которые, впрочем, легко утихомирить. Достаточно поинтересоваться, когда, где и при каких обстоятельствах Сталин произнёс то, чего ему приписывают. По свидетельству Документа № такого-то, мемуарам Очевидца страница такая-то, кадрам кинохроники таким-то.

На конкретику обычно следуют эмоции — ну, он, может дословно и не говорил, зато действовал в полном соответствии с подобной логикой, вы что же, Приказ № 270 «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия» не читали?

Читал, благо текст давно в Интернете — откройте сами. Тем не менее, помогу тем, у кого плохо со зрением, либо с пониманием. Например, в 270-м говорится: «Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров…»

Я не буду сейчас о том, как надо поступать и кем считать беглецов с поля боя во время сражения (в любой армии мира), но обращаю внимания, чьи семьи подлежали аресту — КОМАНДИРОВ и ПОЛИТРАБОТНИКОВ. Или, кто-то забыл принцип — кому много дано, с того много и спрашивается? По поводу остальных — в Приказе ясно определено: «семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи». Разницу, между «арестом семьи» и «лишением пособия» улавливаете?

Читайте также
Конец либерализма? Конец либерализма?

Поправки к Конституции и призрачный шанс сделать Россию полноценной сверхдержавой

Про другую и очень большую разницу, между «попавшими в плен» и «добровольно сдавшимися в плен», приведу несколько документов. Приказ НКО № 194 от апреля 1943 года об обеспечении семей военнослужащих жилплощадью, пенсиями и пособиями: «Распространить на семьи попавших в плен генералов Красной армии, о которых имеются данные, что они не являются предателями».

Постановление СНК № 632 от июня 1943 года: «Сохранить на все время войны за семьями военнослужащих, погибших и без вести пропавших на фронтах Отечественной войны, все льготы, предоставляемые семьям военнослужащих, состоящих в Красной Армии, Военно-Морском Флоте и войсках НКВД». Разжёвывать, что многие пленные числились «пропавшими без вести» никому не надо?

А вот совсем дикое, с точки зрения тех, кто камлает про «всех сдавшихся признавали дезертирами». Президиум Верховного Совета СССР от 16 сентября 1944 года, Инструкция о порядке награждения орденами и медалями СССР за выслугу лет в Красной Армии, пункт 6: «Время пребывания в плену, окружении и на спецпроверке (в период Отечественной войны) в выслугу лет засчитывается». О, как! Плен не только засчитывался в выслугу лет, но, оказывается, бывшие пленные были достойны награждения. Не очень-то это сочетается со «всех сдавшихся признавали дезертирами».

Ну и нельзя не вспомнить, ноту Советского правительства от 25 ноября 1941 года, подписанную комиссаром иностранных дел Молотовым «О зверствах германских властей в отношении советских военнопленных». Там много подобных «мелочей»: «В Порховском лагере пленных красноармейцев круглые сутки держат под открытым небом, несмотря на холодную погоду. Рано утром их поднимают ударами палок и дубинок и выгоняют на работы, не считаясь с состоянием здоровья. Во время работы охрана, состоящая из финских и немецких солдат, непрерывно подгоняет пленных плетьми, а заболевших и ослабевших красноармейцев забивает палками до смерти…»

Столь длинная выдержка приведена не для нагнетания, а для понимания — Руководство СССР интересовало положение советских военнопленных отнюдь не как «дезертиров-предателей», причём, начиная с самого тяжёлого времени — осени 1941 года.

И, наконец, то, о чём пронзительно писал ещё Александр Твардовский: «Из плена в плен под гром Победы…» По навязанному мнению, довольно-таки значительная часть нашего общества полагает, что едва ли не каждый советский военнопленный, после освобождения из немецких концлагерей прямиком отправлялся в ГУЛАГ. И это при том, что известны биографии многих офицеров и даже генералов, побывавших в плену.

К примеру, генерал-майор Павел Абрамидзе в 1941 году попал в «котёл», был освобождён американцами в 1945-м. В том же году восстановлен в Советской армии, затем направлен на учёбу в Военную академию. Или генерал-майор Александр Зотов — освобождён из концлагеря Заксенхаузен, вернулся в СССР, после проверки в 1945 году восстановлен в армии. Награждён орденом Ленина (1946) и двумя орденами Красного Знамени (1946, 1947). Удивительная судьба и генерала Ильи Любовцева — в бою лишился руки и ноги, получил ранение в голову и в бессознательном состоянии попал в плен. После освобождения опять же американцами и завершения проверки НКВД в 1945 году, несмотря на свои физические раны, восстановлен в кадрах и получил должность старшего преподавателя Военной академии Генерального штаба.

Подвергались ли бывшие пленные советские генералы репрессиям? Подвергались. Прежде всего, «власовцы». Кроме известных фамилий, например, генерал-майор Александр Будыхо — вступил в «Политический центр борьбы с большевизмом», исполнял обязанности начальника контрразведки и выявлял лиц, настроенных просоветски. Либо генерал Благовещенский — возглавил с 1942 года пропагандистский отдел и издавал газету «Заря», ту самую, ставшую первоисточником «цитаты Сталина»: «У нас нет военнопленных, у нас есть изменники родины».

Я не отвергаю трагических ошибок, но просто представьте, как это выглядело тогда — в апреле 1942 года самолёт с командующим Александром Самохиным сбился с курса и по фатальной случайности сел в расположении немцев. Самохин категорично отклонил предложения о сотрудничестве и испытал на себе все ужасы плена. Однако в конце 1945 года арестован и приговорён Военной коллегией СССР к 25 годам заключения. Через 8 лет освобождён, реабилитирован и восстановлен в звании…

Если брать по общим цифрам, то из 1,9 млн. наших военнослужащих, побывавших у немцев, почти 240 тысяч было осуждено по обвинениям в «пособничестве» и «сотрудничестве», что в процентном соотношении — около 12,5%. Кстати, громко говорится об ошибках «в одну сторону» и почти ничего об ошибках «в другую».

…Бывшему связисту 67-й стрелковой дивизии, оказавшемуся в плену практически сразу — в конце июня 1941 года, позже в фильтрационном лагере НКВД удалось скрыть очень многое. Однако и то, что было, хватило на 25 лет. И тут грянул Указ Президиума ВС СССР от 17.09.1955 об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны (про этот Указ тоже не принято вспоминать, как противоречащий «кровавой сути» Советской власти).

Таким образом, отсидел «связист» три года, переехал в Киевскую область и получил должность директора по хозяйственной части совхоза «Великодымерский». Он даже вступил в КПСС, утверждая, мол, ранее его осудили несправедливо — за то, что был в плену. Жил бы он и дальше, поживал, но в 1985 году потребовал себе орден Отечественной войны в честь 40-летия Победы. Стали поднимать архивы, одна зацепка, вторая, третья… Короче выяснилось — «связист» тот, не кто иной, как Григорий Васюра, начальник штаба 118-го батальона Шуцманшафта, Хатынский палач, лично (подчёркиваю ЛИЧНО — количество доказано), уничтоживший 360 советских граждан. Васюру расстреляли в 1987-м, а надо бы в 1945-м, но это уже другая история.

И раз уж зашёл разговор, нельзя не вспомнить и о таком аспекте проблемы: гитлеровцы как «жертвы репрессий»? Легко! Причём, это не чей-то там «либеральный вздор», а вполне себе официальные постановления Военной прокуратуры РФ.

Читайте также

После окончания Великой Отечественной, на территории СССР оказалось около четырех миллионов военнопленных Третьего рейха и его союзников. К 1948−50 годам почти все они были освобождены и отправлены по своим странам. Остались лишь те иностранцы, кто отбывал наказания за военные преступления. Таковых, по состоянию на 1 июля 1953 года в 11 лагерях набралось 19118 человек (сопоставьте с цифрой в 4 млн., чтобы понимать «размах репрессий» — менее полпроцента).

Да, сразу после войны судебные процедуры в СССР в отношении бывших врагов (очень уж свежи были воспоминания) максимально упрощались. И это с октября 1991 года по январь 2001 года использовалось на всю катушку. Воспользовавшись российским законом «О реабилитации жертв политических репрессий» зарубежные граждане, преимущественно немцы, стали массово подавать заявления в Военную прокуратуру РФ.

В результате 13035 иностранцев были признаны жертвами политических репрессий и РЕАБИЛИТИРОВАНЫ! Среди них коменданты и работники концлагерей, военнослужащие СС и просто «добропорядочные бюргеры» просто заморившие голодом и забившие насмерть угнанных «недочеловеков».

Были ли среди них и невинно пострадавшие? Наверное. Только вот жертвы гражданского (ГРАЖДАНСКОГО!) населения СССР — по разным подсчётам от 15 до почти 18 миллионов человек! А у Германии, вместе со всеми «зверствами Красной Армии» и бомбардировками западных союзников от 1,5 до 3 миллионов человек! И никто, кроме Гитлера и жалкой кучки его приспешников, не виноват! Тот самый момент, когда стыдно жить в одном времени и пространстве с военной прокуратурой Российской Федерации.

Новости СМИ2
Новости Лентаинформ
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Последние новости
Цитаты
Станислав Бышок

Политический аналитик

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня