Сербия: опыт сопротивления «Оси зла»

Зоран Питич о праздновании Дня славянской письменности в Белграде

926
На фото: виды Белграда
На фото: виды Белграда (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

То, что я так долго не посещал родину своего псевдонима, было так же преступно, как бомбёжки Югославии в 1999 году. Мало того, что чересчур цивилизованные военные из НАТО убили тысячи мирных жителей, так их бомбы оказались в буквальном смысле «замедленного действия» — их начиняли обеднённым ураном, из-за чего в Сербии сейчас самый большой процент раковых заболеваний в Европе. Конечно же, никакой лицемерный Гаагский трибунал не станет рассматривать вопрос геноцида сербского народа, для этого подобное судилище надо устраивать в Москве.

Впервые я попал в Сербию в мае 2017 года. Когда едешь из аэропорта имени Николы Теслы в Белград на автобусе, то кажется, что будто и не улетал из России. Здесь всё какое-то очень привычное и родное: дороги, дома на окраинах, лица людей, манера одеваться, и даже речь полна знакомых слов: очень интересно вслушиваться в разговоры и пытаться разгадать смысл целых фраз.

Окраины Белграда выглядят весьма по-советски, а его центр проигрывает в плане монументальности архитектуры и Москве и Питеру. Но где ещё на этой планете вас будут так искренне любить только потому, что вы русский?! А ещё Сербия — единственная страна в Европе, у которой ещё осталась совесть и не отшибленная циничной западной пропагандой историческая память. Ещё бы, ведь прошло не так много времени, как американские самолёты устроили варварский налёт на мирное государство в центре Европы на пороге нового тысячелетия — вы только вдумайтесь, как дико это звучит. Я хорошо помню это время: мне было 19 лет, наша страна в очередной раз пыталась оправиться после очередного кризиса. Мы с друзьями ходим в университеты, а в это время сербские студенты выстраиваются в живую цепь на мостах, чтобы их не разбомбили натовские самолёты. Всё, что тогда Россия смогла сделать — это развернуть над Атлантикой лайнер с премьером Примаковым, занять аэродром в Приштине горсткой десантников да пальнуть руками каких-то народных мстителей из гранатомёта по посольству янки в Москве.

Читайте также

Среди топонимов в честь князей Караджорджевичей или хороших деспотов в Белграде попадаются бульвары Вашингтона и Рузвельта. Несмотря на подлое надругательство над сербской столицей потомками легендарных президентов, никто не собирается их переименовывать.

Однако сербы специально оставили в центре Белграда несколько разрушенных зданий, чтобы люди не забывали, кто с ними это сделал. Несмотря на предлагаемые американцами деньги на реставрацию. Правда, в соседней Черногории правителям как-то быстро удалось забыть бомбёжки и гибель детей от урановой начинки. Возможно, для них это было досадным недоразумением, которое не должно мешать вступлению в НАТО и ЕС. Однако это больше смахивает на политический мазохизм. Не знаю, зачем они вступили в НАТО, которое изнасиловало их страну, и теперь предлагает им насиловать кого-то ещё вместе. Не знаю, чем болен Джуканович, который довёл себя и черногорцев до этого извращения, и как по-научному называется эта девиация.

Я успел посетить Черногорию за 10 дней до вступления в этот содомический альянс. Надо сказать, стороннему человеку сложно понять, чем отличаются сербы от черногорцев, кроме самоназвания, и что здесь люди живут у моря среди гор, а у сербов теперь нет выходам к морским просторам. Конечно же, народ тут также любит русских, но надпись «НАТО — нет» я встретил лишь на стене одного дома в Херцег-Нови. А будучи в Феодосии в 2009-м, при уже забытом первом оранжевом президенте с искажённым лицом, огромный плакат «Долой НАТО» висел под самой крышей городской администрации.

При этом, как повелось в последнее время, черногорская «элита» ещё и обвинила Россию во вмешательстве в их внутренние делишки. Но если мы можем выбирать президентов Соединённых Штатов, то я не понимаю, почему мы допускаем приход к власти антироссийских персонажей почти во всей Европе, особенно в восточной, где припадочная русофобия доходит уже до низкого глумления. Наверное, нам не надо было помогать восстановлению центра Варшавы, а оставить там пустырь с раскуроченными руинами, ибо людская неблагодарность не имеет границ, а история может переписываться как угодно: и вот в современной Польше плюют на могилы 600 000 советских солдат, которые освободили их страну от фашизма и полного уничтожения.

Сербы не поддались на давление ЕС и не ввели санкции. В Сербии русских любят больше, чем в самой России, — у вас появится именно такое ощущение. Несмотря на то, что мы не смогли помочь им в 1999-м. Они понимают, что тогда мы тоже предали свои ценностные идеалы и проиграли страну. Даже когда сборная России по футболу приехала в 2001 году в Белград на отборочный матч чемпионата мира, и прозвучал первый аккорд возрождённого в тот год советского гимна, весь стадион «Црвена Звезда» притих и прослушал весь гимн целиком в полной тишине. Если вы знаете, какая атмосфера царит на этом стадионе, в народе прозванном «Маракана», и как встречают там команды противников, то ещё больше проникнетесь уважением к сербскому народу.

А теперь посмотрите на мировую карту военных конфликтов последних десятилетий и обратите внимание, где полыхали пожары от бомбёжек: Вьетнам (пусть это было достаточно давно), ближе к современности — Югославия, Ирак, Ливия, а теперь Сирия. Это страны, которые имели с Россией «дружеские» отношения, если такое вообще возможно в политике. Ну и вспомним, кого произвели в страны-изгои — там уже давно Куба, Иран, Венесуэла, Боливия, КНДР, чьи руководители просто имеют своё мнение и не боятся перечить самопровозглашённому «мировому жандарму». Это просто-таки ужасная «ось зла», которая, если прочертить её на глобусе, окажется весьма кривой, как и мозги заокеанских «геополитических стратегов», мыслящих в примитивных парадигмах «холодной войны», которую СССР закончил в одностороннем порядке, а затем и самораспустился под дружные аплодисменты и похлопыванию по плечу «друга Горби» от заправил западного мира.

Как в СССР пытались создать общность советских людей, так и в СФРЮ всё больше граждан записывало себя в переписи населения в «югославы». Но таких всё равно было меньшинство, поэтому после смерти Тито националистические центробежные силы начали растаскивать страну. Это совпало с «перестройкой» в Советском Союзе и «бархатными революциями» в странах Варшавского Блока. Чем всё это кончилось — мы знаем: войной и интервенцией НАТО. С нами не произошло того же только потому, что до власти не сумели дорваться полные капитулянты, которые за искренние слова благодарности и обещания дать кредиты под самые низкие проценты отдали бы ещё и ядерный щит, как хотел один мимикрирующий под интеллигента уголовник, владевший крупной нефтяной компанией.

Когда в детстве я смотрел югославские фильмы, то думал: «Вот это страна — живут же люди!». Конечно же, если судить по советским фильмам, то мы вообще жили в обществе будущего. В принципе, глядя из этого недалёкого будущего с удобными гаджетами, отчётливо видишь, что большую часть устремлений наших предков мы засунули в глубокую виртуальность.

Когда Эмир Кустурица говорит, что жил в прекрасном государстве, и у него болит душа и сердце от того, что с ним сделали — я не могу ему не верить. Особенно после того, как посетил три бывших республики — Сербию, Боснию и Герцеговину, Черногорию.

Читайте также
Большая уголовка Большая уголовка

Сергей Шаргунов: Прокуратура подтвердила страшную правду моих запросов о заразившихся врачах в Курской области

Стоило ли убивать десятки тысяч людей, чтобы Словения и Хорватия почувствовали «европейскую сытость», Черногория её предвкушала, Босния наслаждалась своими вкуснейшими и дешёвыми продуктами (ибо её сельское хозяйство не развалили еврочиновники, которые заставляют покупать Болгарию «болгарские перцы» в Нидерландах), Македония ассоциировалась бы у всех с дикими Балканами или, в лучшем случае, с греческой провинцией, в Косово возник бы полукриминальный анклав, где торгуют человеческими органами и любимыми автомобилями всех албанцев — крадеными «Мерседесами»; ну а Сербия получила бы национальное унижение, которое до сих пор переживается в народе. Надписи «Косово — это Сербия» вы обнаружите на многих домах.

На белградской площади Славия находится памятник Кириллу и Мефодию. Я пришёл к нему 25 мая, совершенно забыв о прошедшем накануне Дне славянской письменности. Напомнили мне о нём цветы с флагами Сербии, Болгарии, России, Украины, Белоруссии, лежащие рядом друг с другом у постамента. Прекрасное напоминание о единстве славянских народов, которое стало подвергаться сомнению. Следует отметить, что в Сербии всё большее распространение получает латиница. И это печальный факт для нашего общего культурного пространства. Вы удивитесь, как станет ближе и понятнее, например, польский язык, если записать его слова не тяжеловесным конгломератом латинских букв. На кириллице исчезнет нелепое нагромождение согласных, и вы почувствуете красоту родственного языка на письме, а не только на слух.

К сожалению, можно прогнозировать, что пробандеровская клика, захватившая власть у наших ближайших соседей и друзей на Украине, вслед за дискриминационными законами о языке, предпримет попытку избавиться от исконной письменности и захочет перейти на латиницу, лишь бы ещё более убедить себя в своей «европейскости» и порвать все цивилизационные связи с Россией. Однако в таком случае её ждёт развитие по худшему югославскому сценарию. А моё естественное желание видеть в каждом славянском городе флаги всех наших республик, собранные в некий единый и миротворческий ансамбль для начала хотя бы раз в году, так и останутся утопическими прекраснодушными мечтаниями.

Последние новости
Цитаты
Геворг Мирзаян

Доцент Финансового университета при Правительстве РФ

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Леонид Зюганов

Политик, заместитель руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня